Вызов тебе (ЛП), стр. 2

— Врача, — крикнул я. Стиви подбежал к скорой, куда я вёл мисс Эффектность, и когда она уронила одну из своих туфлей, я остановился её поднять.

Гладкая, чёрная и со шпилькой в милю высотой, туфля была чертовски сексуальной — и судя по ярлыку Маноло Бланик, они стоили дороже, чем весь мой гардероб вместе взятый.

— Мисс? — окликнул я, в то время как Стиви обвил рукой её тонкую талию. — Кажется, вы уронили это.

Она бросила взгляд через плечо, и даже сквозь дым, грязь и сажу, мешающие обзору, острые углы её алебастровой кожи заставили меня застыть на месте. Она была ошеломительна, и когда она потянулась за туфлей, которую я ей протянул, я сделал лишний шаг вперёд, чтобы рассмотреть получше.

— Спасибо, красавчик, — низкий тенор её голоса меня подкосил, и я моргнул, пытаясь осмыслить то, что только что услышал. Затем она забрала у меня туфлю и добавила: — За то, что спас меня и мою туфлю. Мне придётся придумать что-то очень особенное, чтобы тебе отплатить. Эти Маноло одни в своём роде.

Я открыл рот, чтобы на автомате сказать речь в стиле «вы не обязаны меня благодарить или что-то делать», но слова не выходили. Мой мозг был слишком занят, пытаясь совместить голос с лицом и наоборот, потому что что-то не сходилось. Но прежде чем я успел разобраться, в чём именно дело, Стиви повёл её обратно к скорой, а меня заставили обернуться звуки насмешек от моей команды.

— Мисс? Оу, мисс? Кажется, вы уронили? — спародировал меня Олсен, пока я возвращался к этим идиотам, которые глотали целые бутылки воды и смеялись между собой.

Я покачал головой, снял шлем и вылил немного воды себе на голову.

— Придурки. Не удивительно, что вы не можете найти себе женщин. Никакого благородства. Что я по-вашему должен был сделать? Оставить себе её туфлю в качестве сувенира?

Дэвис фыркнул.

— Да, на то время, пока ты был слишком глуп, чтобы понять, что играл роль Прекрасного принца для другого принца.

Подождите, другого кого? Это никак не мог быть… принц, как выразился Дэвис. Она — он — был слишком прекрасен.

Я повернул голову и сосредоточился на носилках, которые поднимали в машину скорой, и последний раз поймал взглядом блестящие красные пайетки, как раз перед тем, как закрылись двери.

Чёрт возьми, Дэвис был прав. Её… его сила наверху и тон голоса, теперь всё имело смысл, а я не имел ни малейшего понятия, потому что этот мужчина и лицо, в которое я только что смотрел, были такими же поразительными, как и платье, надетое на нём.

Наверное, дым повлиял на мою голову больше, чем я осознавал, раз я о таком подумал. Либо это, либо сказывался недосып. Пора было идти на боковую, чем раньше мы уберёмся, разберёмся с пожаром и уедем отсюда, тем скорее я смогу это сделать.

Глава 2

Баш

— Он перекинул тебя через плечо? — прекрасные голубые глаза Джексона Дэвенпорта — один тёмный, другой светлый, романтичное сочетание — расширились, а затем он покачал головой. — Не знаю, Баш. Ты уверен, что это не очередная твоя фантазия о горячем пожарном?

Я поднял тыльную сторону ладони ко лбу и изобразил усталость от своего друга и правой руки, который сидел на другой стороне нашего видео-чата. Не то чтобы я мог винить Джексона за скептицизм, потому что хоть это и было на самом деле, звучала история будто сон. Тот факт, что мне всё ещё казалось, что я кашляю пеплом — не говоря уже о том, что теперь я в совершенно другом отеле — был единственным, что всё ещё привязывало фантазию к реальности.

— Иногда реальность лучше фантазии, — сказал я, пожимая одним плечом.

— Ты вообще видел лицо того парня?

— Ну… Я видел его глаза, вроде бы.

Позади Джексона раздалось грубоватое фырканье, где-то за камерой, а затем я услышал голос его парня и одного из моих лучших друзей, Лукаса Салливана.

— Так ты течёшь по какому-то парню в маске? Боже, там в Чикаго действительно отчаянные времена.

— Ты должен знать, что когда дело касается меня, лучше не использовать слова «отчаянные» и «течёшь» в одном предложении.

— Верно. Я имел в виду отчаянно пускаешь слюни, — прежде чем я успел что-то на это ответить, Лукас притащил стул ближе к Джексону и сел. — Кстати, я не слышал, как ты устроил пожар.

У меня отвисла челюсть.

— Я этого не делал.

Тёмные глаза Лукаса блестели озорством.

— Ты забываешь, что мы все знаем о твоих знаменитых вечеринках. Всё это сексуальное напряжение должно было привести к возгоранию…

— В его словах есть смысл, Баш, — сказал Джексон. — Удивительно, что пожарных вызывали впервые.

— Погоди-ка минутку, пожалуйста. Это была не такая вечеринка. Их я берегу для своих особых друзей, которыми были вы, ребята, но теперь я сомневаюсь, — я всхлипнул и вытянул руку, чтобы посмотреть на свои ногти. Синий лак начинал откалываться, без сомнений в результате всех травмирующих событий последних двух дней. Маникюр определённо нужно было обновить. Я поднял глаза и сузил их, глядя на Джексона. — А ты должен быть на моей стороне. Не заставляй меня тебя увольнять.

— Увольнять или поджигать? — усмехнулся Лукас и закинул в рот виноградину.

Уф. Может, если повезёт, он ей подавится.

— Алло? — я щёлкнул пальцами. — Мы забываем, что я чуть не умер? Большое спасибо вам обоим за сочувствие, кстати говоря.

— Да, ты явно ужасно травмирован необходимостью переезжать из одного пентхауса в другой, — сухо произнёс Лукас.

Я сморщил нос и многозначительно посмотрел на Джексона.

— Разве у него нет работы, на которой он может поязвить?

— А у тебя нет? — усмехнулся Лукас.

— Есть. Это личный рабочий разговор, Лукас. Дуй отсюда.

Он рассмеялся.

— Ну конечно, — он наклонился и быстро поцеловал Джексона, прежде чем подняться на ноги. — Позвони мне, когда вернёшься, Башертон. Постарайся не спалить Чикаго.

— Нет. Не могу. Не буду, — я подождал, пока закроется дверь, прежде чем продолжить. — Разве ты не рад, что через несколько дней я тебя украду? Можешь спокойно оставаться подольше, раз уж тебе, очевидно, нужно сбежать.

— Нет, у меня на следующий день встреча с «Техроном», помнишь? Кроме того, я могу справиться с Лукасом.

— И спасибо тебе огромное за это, — я потянулся за телефоном и открыл общий рабочий календарь, который делил с Джексоном. — Как дела в офисе?

— Ох, ну, знаешь. Всё разваливается. Без тебя никто не справляется.

— Что?

Когда я поднял глаза, Джексон усмехнулся.

— Шучу. Здесь в твоих руках слаженный механизм, так что просто сосредоточься на обустройстве нового офиса в Чикаго, а затем будешь переживать о том, как делить время между двумя.

— Что ж, если мои собеседования пройдут хорошо, надеюсь, мне придётся заезжать только раз в месяц. Наверняка в этом городе кто-нибудь способен управлять «АнаВог».

Джексон прочистил горло.

— Знаешь, если ты не найдешь кого-нибудь, на кого спокойно сможешь оставить там дела…

— Нет.

— Баш…

— Не обсуждается.

— Дай мне закончить…

— Абсолютно нет. Мне понадобилась вечность, чтобы найти Шарлотту для своей Саманты, Робина для своего Бэтмена, Ширли для своей Лаверны, и теперь у меня есть ты, и даже тогда мне пришлось красть тебя из компании твоего отца. Так что ответ такой: ты никогда не переедешь, только через моё хладное, но всё равно безупречно одетое и хорошо сохранившееся тело.

Джексон закусил губу и опустил глаза, явно пытаясь скрыть улыбку.

— Понял. Остаюсь на месте.

— Хорошо, — мои плечи расслабились. Нужно было добавить к маникюру массаж.

— Минуточку. Почему это я Шарлотта?

Я должен был это предвидеть.

— Ох, мой милый, милый Джекс. Это потому, что у тебя самое чистое сердце. Ну, среди остальных из нас, во всяком случае.

В нашей дружеской компании Джексон был наименее скандальным, что мало о чём говорит, учитывая его окружение. Я, Лукас — его парень и бывший плейбой, а также Шоу, непревзойдённый тату-мастер, у которого секретов больше, чем я когда-нибудь узнаю, и его мужчина, Трент, который — не так уж важно — рок-звезда всего чёртового мира. Так что да, Джексон был Шарлоттой. Ради бога, этот парень был в брюках-хаки, когда мы с ним познакомились. Этим всё сказано.