Еще один день (ЛП), стр. 50

Ридли услышала достаточно.

Она сунула два пальца в рот и пронзительно свистнула.

— Заткнитесь все!

Все повернулись и недоверчиво посмотрели на Ридли.

— Она вся на нервах. Знает ли Ридли, что ей сейчас надерут задницу? — Шепот Мака был достаточно громким, чтобы его услышали на другом конце комнаты.

— Э-э, дамы, давайте все успокоимся… — Джексон остановился в недоумении, когда Ридли подняла руку, прерывая его.

— Во-первых, — она посмотрела прямо на Кристину, — никто здесь не совершенен, а ты — вообще последний человек, который должен комментировать чью-то внешность. Кстати, очень заметно, что твое тело тебя не устраивало. — Ридли выразительным взглядом указала на явно ненатуральную грудь и театрально в ужасе расширила глаза, укоризненно качая головой.

За спиной Кристины раздался приглушённый смех, и та резко обернулась. Остальные девушки выпрямились и безуспешно попытались скрыть ухмылки. Кейли все еще выглядела сердитой, но, по крайней мере, она больше не выглядела так, как будто собиралась устроить драку.

Ридли повернулась к Кейли:

— Во-вторых, ты неправильно поняла Джексона. Твой ребёнок — не проблема.

— Ну, он так и сказал!

— Слушай, я понимаю, что у тебя шалят гормоны, но он — парень. С каких это пор парни говорят правильные вещи? — Ридли дождалась, когда Кейли под ее выразительным взглядом с лёгкой улыбкой признала это утверждение, и повернулась к остальным. — «Детская лихорадка» сейчас по всему Голливуду. Почему бы вам не сообщить папарацци, что участница новой горячей группы Divine беременна? Кейли сфотографируют, когда она будет покупать детскую одежду в окружении своих счастливых подруг по группе, и вы распространите слух, что отец ребенка — кто-то из знаменитостей…

— Только если мы скажем, что это Идрис Эльба, — перебила Кейли.

— Только не он.

— А почему бы и нет? — подозрительно спросила Кристина.

— Потому что он мой! — с лукавой ухмылкой парировала Ридли. Остальные девушки разразились смехом. Даже Кристина неохотно улыбнулась ей.

— Я спрошу у сестры несколько имён, — Ридли вытащила сотовый. — Если кто и умеет дурачить прессу, так это она. А пока почему бы вам всем не закончить запись, а я придумаю лучшее место, где вас можно будет «случайно заметить» за покупками детской одежды.

Глава 18

Джексон с изумлением наблюдал, как девушки одобрительно закивали и, словно никакого конфликта только что не случилось, стали обсуждать песню. Кристина и Кейли стояли по разные стороны, но все же они остались и не ссорились.

— Знаешь, у тебя очень хорошо получается, — подошел он к Ридли и положил руки ей на плечи.

— Что? — Ридли повернулась в его объятиях, прижавшись к его груди так, что ее голова оказалась прямо под его подбородком.

— Успокаивать людей. Прорваться сквозь драму к самой сути дела. Не уверен, что у этого есть название, но я бы нанял тебя не раздумывая. Тем более, что это именно та самая часть бизнеса, которую я ненавижу — общаться с разными личностями и заставлять их работать вместе.

— Я всю жизнь общалась с Рейной. Считай, что это обучение на рабочем месте.

— Эй, ребята? Извините, что прерываю. — Они обернулись и увидели Кейли, стоящую прямо за ними. — Мы с девочками решили записать завтра первую песню. Я сейчас не в лучшей форме, и думаю, что если мы будем форсировать события, то просто потеряем ваше время.

— Согласен. Давайте на этом закончим, — согласился Джексон. — Жду тебя утром, готовой к работе.

Ридли помахала каждой из девушек, когда они уходили. Мак тоже ушел после того, как собрал вещи со стола в углу.

— Я думал, они никогда не уйдут, — выдохнул Джексон, подхватив гитару с подставки в углу, и лёгким касанием пальцев заставил струны гитары звучать. Вид у него был несколько взволнованным — его постоянно посещали новые идеи для песен, но он уже давно не играл на гитаре в офисе.

— Думаю, нам тоже пора. Уверена, мальчики будут измотаны. — Ридли выглядела усталой, но счастливой.

— Не торопись. Сначала, я хочу тебе кое-что показать. — Джексон ухватил ее за руку и, быстро шагая, потянул за собой к двери в дальнем конце комнаты. Открыв дверь, он вошел, приглашая Ридли следовать за ним.

— Ух, ты! Все выглядит именно так, как я себе и представляла. — Ее глаза широко распахнулись в восхищении, когда она прошла следом за Джексоном в комнату.

— Это тридцатидвухканальная аналоговая консоль API. — Теперь стало заметно, что Джексон с трудом сдерживает волнение, указывая ей на стул перед пультом звукозаписи. — Я купил ее только в прошлом году. Последний писк. Я предпочитаю аналог, потому что у него лучший звук. Когда я хочу услышать музыку, то это должно быть настоящее звучание.

Ридли осторожно села и повернулась к столу:

— Я боюсь к чему-либо прикасаться. Это выглядит очень дорого.

— Ну, да, это так. Она стоит около ста тысяч.

— О, боже! — Ридли в ужасе уставилась на него, прежде чем сложить руки на коленях. — Неудивительно, что это похоже на пункт управление космическим кораблём. Что все это делает?

— Сейчас я тебе покажу. — Он щёлкнул несколькими переключателями. Красный огонек, показывавший запись, мигнул в ответ.

— Вот, надень это, — протянул ей наушники Джексон.

Он не мог оторвать от нее взгляда, когда толкнул другую дверь в комнату звукозаписи. Ридли выпрямилась в ожидании, с интересом наблюдая через стекло, как Джексон поставил старую гитару посреди комнаты.

— Это одна из моих первых гитар, — заговорил он чуть громче, хотя знал, что Ридли прекрасно его слышит. Все, что находилось в комнате звукозаписи, передавалось ей в наушники.

Она в удивлении вопросительно указала на наушники. Не обращая на нее внимания, Джексон придвинул, стоявший в углу, короткий табурет к микрофону в центре комнаты. Поправив микрофон, он взял гитару и несколько раз провел по струнам. Джексон перебирал струны, настраивая ее, затягивая колышки до того момента, пока звук не зазвучал так, как ему нужно.

— Я купил ее в магазине подержанных вещей, когда учился в колледже. Конечно, теперь у меня есть гитары получше этой. Электрические. Дорогие. Но иногда, когда я начинаю слышать ноты новой песни, все, что я хочу, это бренчать такты на этой старой гитаре. Так я узнаю, хороша песня или нет. По-настоящему хорошая музыка не нуждается в аккомпанементе или множестве студийных трюков. Она поражает тебя прямо здесь. — Джексон прижал ладонь к груди, там, где билось сердце. — Даже если это просто парень на табурете, играющий на гитаре, которая старше его.

Ридли ничего не сказала, просто смотрела на него своими огромными глазами, которые, казалось, подмечали малейшие изменения в Джексоне. Это было даже хорошо, потому что он понятия не имел, как объяснить то, что собирался сделать. Поэтому он просто наиграл еще несколько тактов и начал петь.

Мама всегда говорила мне:

— Когда найдешь ту самую, ты поймёшь!

Когда каждый день будет казаться коротким,

И ты отдашь всё ради ещё одного дня.

Папа всегда говорил мне:

— Эта любовь будет словно подарок!

Но даже подарки имеют свою цену.

И я все равно отдам, что угодно,

За ещё один день.

Долго думал я, что сломлен,

Что у меня внутри ничего не осталось.

До того дня, когда я встретил тебя.

И все, чего я хотел, это

Ещё один день.

Ещё один день с тобой.

Моя любовь

Это всё, что мне нужно, чтобы выжить.

Ещё один день.

Джексон позволил последней ноте утихнуть прежде, чем поднял глаза. В комнате было так тихо, что было слышно только его дыхание и замирающий гул гитарных струн. Даже сквозь стекло он видел, что глаза Ридли закрыты.

Он импульсивно принял решение сыграть для нее, но не понимал, что заставило его сыграть песню, которую он даже еще не закончил писать. Когда Ридли попросила послушать его музыку, Джексон изначально планировал сыграть ей одну из песен, которые написал в прошлом. Песни, которые были на радио и в чартах Billboard. Песни, которые, на его взгляд, многие считали хорошими.