Еще один день (ЛП), стр. 30

— Подожди, я просто хочу… — она толкнула его на спину, — …попробовать тебя на вкус.

Джексон перестал дышать при первом прикосновении ее влажных губ к его члену.

— Вот дерьмо! — Его пальцы утонули в ее длинных локонах, когда она вдруг взяла кончик его члена в рот и, чуть касаясь, провела языком по головке.

Ее длинные ресницы веером опустились на щеки, когда она облизала его, а ее маленький розовый язычок обвился вокруг основания, прежде чем скользнуть вдоль всей длины к самой вершине. Когда Ридли, наконец, отстранилась, чтобы провести кончиком пальца по его головке члена, ее полные губы выглядели влажными и слегка припухшими. Одно только это зрелище заставляло его почувствовать себя пещерным человеком со всеми его инстинктами.

Джексон всегда был выдержанным партнёром, но то, что вытворяла с ним Ридли… Он точно не сможет вынести слишком много, и если она не перестанет дразнить его, все закончится прежде, чем начнётся. Джексон хотел, чтобы их первый раз был потрясающим. И на этот раз им никто не помешает.

Он толкнул ее обратно на кровать, не в силах думать ни о чем, кроме как оказаться как можно скорее внутри ее горячего тела. Джексон надел защиту на свой член и устроился в колыбели ее бёдер. Она вздохнула, когда их разгорячённые обнажённые тела встретились и прижались друг к другу.

— Ты так хорошо ощущаешься, — прошептала Ридли. Она обвила его талию своими длинными ногами.

В ответ Джексон качнул бедрами, входя в нее одним мощным толчком. Он откинул голову назад, слишком сильно сжимая ее тело, и стараясь не спешить. Он вышел из нее на всю свою длину и снова толкнулся, вжимаясь в жар между ее ног, от чего Ридли судорожно вздохнула и выгнулась ему навстречу, коснувшись возбуждёнными сосками его груди.

Джексон затаил дыхание при виде ее идеальной груди и шоколадных ареол вокруг сосков. Ее смуглые соски казались конфетками Hershey’s Kisses на фоне карамельного цвета кожи.

— Такая красивая и идеальная. И такая страстная… — Ее неповторимый аромат окутал Джексона, когда он прижался лицом к ее груди. Ему хотелось погрузиться полностью в сладкий аромат, чтобы он впитался в его кожу.

Он дразнил кончик одного соска пальцем прежде, чем втянуть его в рот, всасывая настолько глубоко, насколько это было возможным. Ридли вскрикнула, когда он перекатил его между губами, слегка прикусив кончик зубами. Он играл с ней, мощными толчками двигаясь внутри нее, его толчки становились все быстрее и сильнее, от чего их тела пришли в движение и еще чуть-чуть и голова Ридли свисала бы с края кровати.

— Ох, ты …заставишь меня… кончить снова, — задыхаясь, горячо и почти бессвязно прошептала она, когда он трахал ее длинными, мощными толчками, от которых ее полные груди подпрыгивали у его рта.

Джексон почувствовал, как влага затопила ее, и застонал от остроты ощущений, не в силах больше сдерживать себя — Ридли была такой мокрой, такой горячей.

— Кончи для меня, — не прерывая движений и опираясь локтями о постель, Джексон обхватил ладонями ее лицо, и пробормотал слова прямо в ее открытый рот. Он должен увидеть ее лицо, когда она кончит. Он нуждался в этом. — Кончи снова для меня. Покажи, как сильно ты этого хочешь.

Казалось, его слова подстегнули Ридли, открыв ее потаённые шлюзы. Ее спина выгнулась, а внутренние мышцы крепко сжались вокруг него. Глаза распахнулись и он увидел ее в тот момент, когда она потеряла контроль над собой.

— О Боже, я не могу… — простонала она, прежде чем ее руки вцепились в его волосы.

Они оба громко застонали от восхитительных ощущений, которые порождало ощущение трения его члена, горячего и твердого, движущегося в ней сквозь ее быстро сжимающиеся мышцы. Когда ее внутренние стенки задрожали вокруг него, Джексон больше не мог сдерживаться и полностью отпустил себя.

Несколько мгновений спустя, тяжело дыша, Джексон лежал в объятиях Ридли и смотрел на нее с изумлением. Он ожидал, что это будет хорошо. Он даже ожидал, что это будет лучшим, что он когда-либо чувствовал.

Чего Джексон не ожидал, так это того ощущения, что именно так и должно быть всегда и это не должно заканчиваться.

Глава 11

…Жжжжжжж…

Ридли перевернулась в кровати на живот и натянула подушку на голову.

Ей было так уютно и тепло. Она б с большим удовольствием осталась бы в этой постели навсегда, тем более, что у нее только что был сон о лучшем сексе в ее жизни.

Секунду спустя ее глаза распахнулись, когда в голове замелькали образы событий прошлой ночи. Жаркий разговор в зале. Ее уход в свою комнату, где она легла спать в одиночестве. Пробуждение от кошмара в объятиях Джексона. Она повернулась и посмотрела из-под подушки на пространство рядом с собой.

Пусто.

Божемойбожемойбожемой!!!!!!!!

Этот мужчина сделал с ее телом то, о чем она только читала в книгах. Он прикасался к ней и ласкал ее языком и пальцами в таких местах, о которых она не могла даже думать, не краснея.

Ридли снова уткнулась в подушку, когда жар от воспоминаний окатил ее от макушки до самых кончиков пальцев ног.

Если Ридли хотела узнать, о чем шептались все ее подруги в колледже, и что заставляло их делать безумные вещи, которые они делали для своих парней, то она определенно получила это знание.

Мужчина, который может заставить тебя чувствовать себя так ночью, мог уйти с чем угодно днем.

О чем она только думала?

Неужели она действительно верила, что они могут заняться сексом, а потом притвориться, будто ничего не произошло?

…Жжжжжжж…

Ридли резко сбросила подушку с головы, и та упала на край кровати.

— Уф… Что это за шум?

Утреннее солнце, пробивавшееся сквозь прозрачные белые занавески в ее комнате, почти ослепляло. Ридли моргнула несколько раз от света, чтобы сфокусировать взгляд, и, протянув руку к ночному столику, нащупала свой сотовый телефон. Она подняла голову ровно настолько, чтобы увидеть время.

— Еще только половина восьмого. Кто так шумит в семь тридцать? — Ридли опустила голову на матрас и глубоко вздохнула.

..Жжжжжжж…

— Вот как?! — Она села на кровати, откинув тяжёлое одеяло и шелковые простыни. И тут же ощутила приятную боль практически во всем теле.

Джексон отнёс ее в комнату посреди ночи, и с тех пор она спала крепким и глубоким сном. До того момента, как ее разбудили в столь ранний час — семь тридцать утра.

Ридли спустилась по лестнице, все еще одетая в рубашку Джексона и шортах. Ее босые ноги практически бесшумно ступали по покрытой ковром лестнице.

Спустившись вниз, Ридли огляделась. Казалось, все было в порядке. Гостиная выглядела нетронутой. Единственное, что отличалось — это закрытая банка с краской рядом с входной дверью.

— Кто красит в такое время?

Жжжжжжж.

Ридли подскочила от неожиданности, ведь шум стал намного громче, когда она спустилась вниз. Он раздавался у нее за спиной, поэтому она, развернувшись на пятках, вошла в классическую гостиную — ее стены были выкрашены в белый цвет с насыщенными акцентами Веджвудского синего. Это совсем не походило на стиль Джексона, но теперь, после того, как Ридли видела, насколько высокомерна была его бывшая девушка, она задалась вопросом, не отражает ли эта комната вкус «бывшей девушки Джексона».

Ридли выглянула в окно.

Мэтт стоял на коленях во дворе рядом с чем-то, похожим на большой кусок белого гипсокартона. Вокруг него витало облако белой пыли. Через секунду уже знакомый Ридли шум возобновился.

Жжжжжжжж.

Вздохнув, Ридли покачала головой. Она слышала, как Мэтт сказал, что починит дыру в стене, но не думала, что он придет на рассвете. Именно в тот момент, когда она собралась открыть окно и высказать ему, что она думает о его выборе времени проведения ремонтных работ, он встал и задрал полы рубашки, чтобы ими вытереть лицо, обнажив при этом идеальный пресс.