Еще один день (ЛП), стр. 27

Она тихо застонала, и этот звук пронзил его резкой дрожью до самого затылка.

Боже! Эти звуки, которые Ридли издавала, словно прямыми стрелами каждый раз попадали прямо в его член.

Ее мягкие локоны коснулись его носа, и это подействовало на него как удар под дых, похоть сжала все мышцы в его теле железной хваткой. Джексону потребовались все его силы, чтобы не отнести ее в постель.

Но именно в тот момент, когда он прижимал Ридли к себе, он знал, что должен прекратить это сейчас. Потому что он ей нравился. Она доверяла ему.

И он был последней вещью, в чем она нуждалась.

Он выдохнул:

— Ты многого обо мне не знаешь. Ты заслуживаешь того, кто готов любить тебя. Я не могу стать тем парнем.

Джексон осторожно поставил ее на землю и отступил назад. Ридли с затуманенным взглядом неосознанно облизнула губы, и он застонал — она даже не пыталась облегчить ему задачу.

Если бы она была кем-то другим, возможно, он мог бы послать все к черту и просто сделать то, чего ему до смерти хотелось сделать. Поцеловать ее, зарыться руками в ее растрёпанные волосы, полностью завладеть ее ртом.

Фантазии о том, как он прижимает ее к стене и как она обвивает своими длинными ногами его талию, проносились в его голове. Он не сомневался, что они сожгут друг друга, не сомневался, что потрескивающие между ними угли превратятся в адово пламя, если он затащит ее в постель.

Но Ридли не была кем-то другим, и она слишком сильно нравилась ему, чтобы играть с ней. Поэтому он должен был сделать единственное, что мог.

Уйти.

* * *

— Скажи мне, что ты с Джексоном никогда не… не… Ну, ты поняла! — Ридли сидела на краю кровати в гостевой комнате, прижимая к уху сотовый телефон, вцепившись в него, как спасательный круг.

От того поцелуя с Джексоном у нее все еще кружилась голова. Если она встанет, то точно может потерять сознание.

Черт, этот мужчина умел целоваться!

Несмотря на то, что Джексон ушел, она не могла отрицать то томление и жар внутри себя, которые испытала, толкнув его так близко к краю.

Пока она не вспомнила, как он принял ее за ее сестру. Он действительно отвечал ЕЙ или это была просто остаточная страсть к Рейне? Она должна узнать!

— Что? Кто это?

— Рейна, это я. А ты как думала, кто это?

— Привет, сестренка! С каких это пор ты не спишь после половины одиннадцатого?

Ридли легла на пушистое покрывало кровати и вытянула вверх ноги, скрестив их:

— Я не такая скучная, как ты думаешь. Теперь отвечай на вопрос! Вы с Джексоном когда-нибудь встречались? Потому что я чувствую, что ты ему нравишься. Что немного странно, если честно. Поскольку, ты знаешь, я — не ты.

— Расслабься. Мы с Джексоном просто друзья. Нас, наверное, лучше назвать знакомыми. Его ребята приходят ко мне поиграть, и мы говорим о погоде. Обычные соседские разговоры, я думаю.

— Ох. Что ж, это хорошо.

— Почему? — протянула Рейна. — Он что-то сделал?

— Нет. — Ридли мысленно скрестила пальцы. — Я просто хотела убедиться. Все это достаточно сложно. Последнее, что мне нужно, это узнать, что он один из твоих парней.

— Он хороший парень и всегда приглашает меня на вечеринки. Я никогда не приходила, но должна сказать, что его семейные вечеринки — это что-то в стиле девяностых. Они устраивают какие-то вечеринки на каждый праздник. Даже такие, о которых никто никогда не слышал, например, «День дедушки и бабушки» или «Спаси ежа». Это странно, по-моему.

— Я думаю, что это мило. Семья, которая действительно любит проводить время вместе, это словно свежий воздух.

— Ну, неважно… Этого семейного времени достаточно для того, чтобы у меня зачесались руки от аллергии. Но я рада, что тебе понравилось. Как только я вернусь, мы сможем выяснить точно, в какую передрягу ты попала.

— Надеюсь, у полиции скоро будет больше информации о том, что происходит. Пока я знаю только, что Дэвид узнал что-то о нашем отце, из-за чего его убили. В ФБР видели, как он разговаривал с парнем из известной криминальной семьи. Так, получается, ты была права.

— Я не хотела быть правой, — после небольшой паузы прошептала Рейна.

— Я понимаю. Прости за то, как я реагировала раньше. Ты просто пыталась предупредить меня, а я огрызалась и говорила ужасные вещи. И все это время ты была права. Думаю, некоторые вещи лучше оставить в прошлом.

— Мне тоже жаль. Я не должна была быть такой категоричной. То, что я не хочу встречаться с нашим отцом, не значит, что я должна ожидать от тебя того же. Когда все это закончится, я попрошу Сэма найти его, у него нереальные связи.

Это было заманчивое предложение, но Ридли показалось, что еще чуть-чуть и она откроет ящик Пандоры.

Что, если Сэм найдет доказательства, что Морено их отец? Действительно ли она хотела узнать? Сможет ли она жить с этим знанием всю оставшуюся жизнь или лучше просто оставить все, как есть, изредка гадая, правда ли это или все-таки нет?

А что, если то, что он найдет, окажется еще хуже?

— Спасибо, Рейна. Но я думаю, что, возможно, я наконец-то готова отпустить это.

От этой мысли ей стало необъяснимо грустно. Рейна, должно быть, почувствовала это, потому что с минуту помолчала, а потом весело сказала:

— В любом случае, я вернусь в эти выходные. Если бы эта съёмка была чем-то другим, кроме как для Sports Illustrated, ты же знаешь, я бы сразу вернулась домой, верно?

— Знаю. Я тоже не хочу, чтобы ты это пропустила. Я здесь уже так давно, что ничего страшного не произойдёт, если я потусуюсь тут еще несколько дней. Не думаю, что сейчас это будет иметь какое-то значение.

Но, отключив звонок, Ридли подумала, что следующие несколько дней будут самыми тяжелыми в ее жизни.

Она встала с кровати и подошла к окну. Открыла его и высунула голову в тёплый, влажный ночной воздух, глубоко его вдыхая. Окна ее комнаты выходили на заднюю часть дома, так что она могла видеть только деревья и задние фасады других домов. Дом Рейны должен быть через несколько домов справа.

И там, где должен был быть дом ее сестры, сквозь деревья пробивался свет.

Свет был включён?

Ридли наклонилась вперед, вытягиваясь как можно дальше через подоконник, и стараясь разглядеть источник света.

И тут свет погас.

Ридли в недоумении покачала головой. Это, должно быть, кто-то из соседей Рейны. Или нет?

Скорей всего, она недооценила расстояние. Потом она вспомнила телефонный звонок миссис Эштон.

Если кто-то готов сжечь ее квартиру, что помешает им сделать то же самое с домом ее сестры?

Ничего.

Эта мысль заставила ее задохнуться от ужаса, а по телу пробежала дрожь страха. Она попятилась и закрыла окно, убедившись, что все замки в исправном состоянии.

Абсолютно ничего.

Глава 10

— Нет! НЕТ, ПОЖАЛУЙСТА! Оставь меня в покое!!!

Джексон подскочил на кровати, ощущая, как его сердце бешено колотится.

Часы на прикроватном столике показывали два часа две минуты ночи.

После того, как Джексон, находясь в состоянии сильнейшего возбуждения, покинул Ридли, оставив ее одну в коридоре, ему все никак не удавалось успокоиться. Казалось, каждый нерв его тела был настолько натянут, что практически звенел от напряжения, а накатившее возбуждение готово было вот-вот разорвать его на части.

Некоторое время он просто мерил пол своей комнаты шагами. А после принял холодный душ. Джексон отжимался до тех пор, пока не выбился из сил. Однако все его ухищрения не принесли какого-либо желаемого результата.

Обычно он спускался вниз и смотрел фильм или что-то в этом роде, но в этот раз Джексон не хотел рисковать и столкнуться с Ридли.

Он не был святым, и, если бы снова столкнулся с ее нежным маленьким телом пока его кровь все еще кипела, он не мог гарантировать, что будет достаточно честен, чтобы уйти на этот раз. Он бы взял Ридли сзади, наклонив ее над диваном и спустив ее сексуально короткие шортики к изящным щиколоткам.