Вечная Война 6. Бойня. Том 2, стр. 5

Эти отряды, примерно по сотне призывателей, были достаточно сильны по отдельности, чтобы представлять угрозу или суметь защититься от большого вражеского авангарда до подхода моих основных сил. Они денно и нощно атаковали различные деревни Македонского, по чуть-чуть подтачивая его силы. Сам же я атаковал одну деревню за другой. Александр присылал гонцов для переговоров, но я игнорировал их. Моей целью был захват Македонского, как потенциально сильного противника, которого я не хочу оставлять на свободе. Когда я пойду дальше захватывать другие регионы, не хочу, чтобы что-то загорелось на моем заднем дворе. А также захват легендарной деревни Пеллы, на что Александр точно не пойдет.

С одной стороны, силы его росли каждый день. Примкнувшие к нему греческие игроки набирали уровни. Также некоторым его людям таки удалось вырваться наружу и начать агитировать греческих игроков за пределами блокады и в других регионах на присоединение к его армии. Таких мы вылавливали сотнями каждый день. И выловили далеко не всех. Благо, в большинстве своем они были слабы. Второй-третий уровень максимум. Даже ополченцы в моих армиях сильнее. Мои люди их просто связывали и сажали под замок, убивать их нельзя было ни в коем случае. Фиг знает, где они потом воскреснут.

Как бы то ни было, с каждым часом я все больше давил на Новую Македонию. Среди десяти объединенных регионов было много небольших властителей и полководцев, опасавшихся меня и моих союзников. Они собрали и отправили отряды поддержки. Благо, выбранные мною для экспансии регионы были вокруг региона Пеллы, вражеским армиям предстоит многодневный поход. А с каждой сломленной деревней силы его слабеют. Самым главным для меня было не допустить бегства Александра. Поэтому рядом с Пеллой регулярно курсировали какие-нибудь мои отряды, которые имитировали атаку, вводя деревню в состояние осады. В таком состоянии не работали телепорты.

Через неделю непрестанных боев, когда первые союзные силы уже должны были на подходе, мне, наконец, удалось запереть Македонского в его же городе. Да, благодаря его влиянию и харизме Пелла уже стала городом, как и Олимп. Людей в Пелле было очень много. Если бы не высокий уровень моих призывателей и солдат, а также большое их количество, когда я собрал все блокирующие отряды и свою армию в единый кулак, не было бы никаких шансов на ее захват. Македонский в очередной раз прислал парламентеров, немного подумав, я решил провести переговоры на нейтральной территории между моей ставкой и городом. Меня сопровождали четыре моих постоянных спутницы. Македонский был с пятью охранниками-призывателями и Офелией. Так как я все время находился среди армии, скорее всего, соглядатаи Александра так и не разобрались в ситуации. Иначе он бы взял с собой не пятерых призывателей, а десятерых или двадцатерых. Увидев меня, Офелия сильно занервничала. Она то увидела мой уровень и захотела прошептать что-то на ухо своему хозяину, но тот остановил ее жестом.

– Чего ты хочешь, Арес? – сходу спросил Македонский.

– Прими поражение и передай мне управление Пеллой, – сказал я, также не мешкая. – Я гарантирую тебе спокойную жизнь вместе с твоим отцом, но какое-то время ты будет ограничен в передвижении.

– Ха-ха! – рассмеялся тот. – Ты думаешь, я на это пойду? Я знаю, что сюда уже идут мои союзники. Со дня на день они будут здесь, за пару дней Пеллу не захватить. Не поэтому ли ты решился на переговоры, хотя раньше отказывал?

– То есть, мы всегда будем врагами? – спросил я, улыбаясь.

– Да! – твердо ответил Македонский.

– А жаль! – сказал я. – Ты был отличным парнем!

Закончив говорить, я призвал своих бойцов. То же самое сделала Харония. Александр и его охранники также скастовали вызов, но на секунду медленнее. Один из них и вовсе не успел, упав со стрелой во лбу. Едва появились бойцы второго, как их раскидала ударная волна от молота Фемы. Вместе с их хозяином. В этот момент навалились мои бойцы, отсекая Македонского от свиты. Я лично подбежал к нему и схватил за грудки, он пытался меня ударить, но тщетно, я был многократно сильнее. Парень потянулся за мечом, но я схватил его руку, заломил и сломал, заставив того издать болезненный стон. Затем я достал свой ножик, несущий окончательную смерть, и начал подносить к горлу тезки. Безучастно наблюдавшая со стороны Офелия, увидев мой клинок, вскрикнула.

– Нет! Не делай этого! Умоляю тебя! Ты ведь не такой человек!

– У меня нет выбора, – глухо ответил я. – Мое время сейчас очень дорого, я готов пойти на сделку с совестью ради того, чтобы выкроить время.

– Я увидела твой нож, – сказала Офелия. – Если ты убьешь моего хозяина, я вернусь в штаб-квартиру и всем расскажу об этом!

– Тогда мне придется убить и тебя, – я тяжело посмотрел на девушку.

– Я намного сильнее и смогу убежать, пока меня не призовут обратно.

– Тогда… не важно! – произнес я и продолжил заносить нож для удара. – Будущие проблемы – это проблемы будущего, а он – проблема в настоящем.

– Прошу тебя! – вскрикнула девушка. – Я ручаюсь, что он не предаст тебя. И я тоже.

– Почему я должен тебе верить?

– У меня есть рабский ошейник… – девушка опустила голову. – Который подходит даже игрокам.

– Тогда надевай быстро! – я грозно посмотрел на Офелию.

Та некоторое время мялась. Но потом что-то решила для себя, достала из пространственной сумки ошейник, медленно подошла к нему. Македонский пытался вырваться из моих рук, с ужасом смотря на девушку. В какой-то момент он посмотрел на мой нож и, видимо, что-то понял. Он сделал резкое движение корпусом пытаясь насадить свой подбородок на клинок, но я был быстрее. Подбежали Фема и Харония, схватив парня со всех сторон. Офелия с не дрогнувшим лицом надела на Александра Македонского рабский ошейник, и тот мгновенно прекратил сопротивление. Рабскую печать же Офелия положила мне на правую руку. Руку немного обожгло, печать впиталась. Македонский посмотрел мне в глаза.

– Хозяин, можете отпустить меня, – сказал он спокойно.

Я взглянул на Фему, та кивнула. Мы отпустили его.

– Хозяин, приказывайте! – подобострастно произнес Македонский, припав на одно колено.

– Поклянись мне в верности и подданстве! – твердо сказал я.

– Клянусь! – незамедлительно ответил мой бывший враг, даже не призывая богов в свидетели.

И также мгновенно я понял, что получил управление над Пеллой. К нам двигались войска с обеих сторон. Я достал пузырек с зельем и протянул Александру. – Прими это, затем иди и останови свои солдат. А потом открой мне ворота в город.

– Будет исполнено, Хозяин! – сказал Александр, залпом опустошил тару и отправился к городу.

Офелия бросила на меня холодный взгляд и потрусила за ним. Я пожал плечами.

Город сдался мне без боя и стал моей столицей на обратной стороне. Союзники и соратники Македонского были чрезвычайно шокированы, когда я в окружении большого отряда своих бойцов и солдат въехал верхом на одном из кентавров Харонии с осанкой и выражением лица, как у победителя. Конечно, никого из города я не выпустил. Основная часть моей армии все еще держала блокаду. И у оставшихся в городе игроков и местных было всего два выхода – быть заключенным под стражу, минимум на один год, либо присягнуть мне на верность. Естественно, они выбрали присягу. Собрав всех более менее сильных призывателей и солдат вместе и объединив в одну армию со своими людьми, я получил войско, которое было даже сильнее первой греческой армии. И генерал для второй греческой армии быстро нашелся, им стал сам Александр Македонский. Не мешкая, я отдал приказ на уничтожение всех приближающихся к Пелле отрядов. Уже представлял, как вытянутся их лица, когда вместо двух воюющих друг с другом сторон, пред ними предстанет единое воинство, управляемое тем, кому они хотели помочь. Также раздал приказы о том, чтобы бывший царь обратился ко всем схваченным мной игрокам и предложил поступить ко мне на службу.

Удивительным было то, что после захвата Пеллы советники Македонского, то есть, один легендарный советник – Перикл исчез, а я мог выбрать новых советников из списка, который можно было в меню стелы посмотреть. И все они были русскими по происхождению. Список, правда, из легендарных и эпических личностей был совсем небольшим, многих разобрали. Некоторое время я изучал его и, в конце концов, вызвал одного легендарного советника, чьим прообразом был советский экономист Алексей Николаевич Косыгин. Этот советник давал буст экономики на моих землях и эффективности труда рабочих в поле и на производстве. Эффективность труда, правда, увеличивалась только у моих жителей, значительная часть из которых сейчас являлась солдатами, а местных и игроков, ставших моими подданными это не касалось. Зато у всех увеличилась выработка эроса. А что? Выработка эроса – одна из важнейших, если не важнейшая часть экономики государств на КВВ. По заведенной традиции, ему было дано имя Кос.