Вечная Война 6. Бойня. Том 2, стр. 3

В свою очередь я получил гарантии на то, что меня не передадут представителям других стран. Особенно России, Китаю и США. А переживать было о чем. Уже сейчас их корабли курсировали вокруг Новой Зеландии. Благо, что друг с другом они были непримиримыми врагами и вряд ли станут договариваться, чтобы получить надо мной контроль. Хорошо еще то, что большая часть моих активов и сил была на обратной стороне. И никто из современников, кроме братьев Джонс не знал об этом. Иначе, давление на меня оказалось бы куда больше. Кроме того, мне и моим людям дали свободу перемещения по острову и гарантии на политическое убежище. Также дали разрешение на строительство своего бункера и тира. Разрешили обучать моих людей пользоваться современным оружием. Вообще, в пределах своего особняка и особняка Лю Чена, который тот мне подарил (точнее продал за эрос), я мог строить все, что захотел. Кроме ракетных шахт и атомных электростанций, разумеется.

Но Новая Зеландия – страна небольшая, и корпораций сильных на этом острове мало. Если я сам себе буду пакостить, они не гарантируют мою безопасность. Сотрудничать с другими странами точно придется, пока не понятно, на каких условиях. Придется мне, как в свое время королю Сиама (современный Таиланд) Раме Пятому, по прозвищу «Великий», лавировать между интересами и противоречиями сильных мира сего. Дружить со всеми против всех, чтобы сохранить свою независимость. И первая встреча наметилась уже через полчаса после моего возвращения в особняк. С Лю Ченом все было в порядке, он уже был на территории своего клана, в безопасности. Написал ему, чтобы подогнал мне проектировщиков и дизайнеров. Надобно уже начать строить бункер. Пока писал, время пролетело. Мне поступил звонок, который я принял на большой визор, стоявший на столе в гостиной. Сам я, одетый по-домашнему – в простую белую футболку и трико, сел напротив на софу, в руку взял бутылку пива. На экране появился статный мужчина средних лет в костюме.

– Александр? – спросил он, будто еще не имел на меня толстенное досье.

– Можно просто Арес, – махнул рукой я. – А Вас, как величать?

– Меня зовут Роман Григорьевич, – сказал мужчина с легкой улыбкой. – Приятно познакомиться!

– Не сказал бы, что я уж очень сильно рад, – улыбнулся я ему в ответ. – Но тут уж ничего не поделаешь…

– Арес, ты понимаешь, по какому поводу я тебе звоню? – спросил мужчина.

– Ну, более или менее… – ответил я спокойно.

– Для начала, нужно понимать, что разговор нам предстоит приватный, – сказал Роман Григорьевич. – А я не доверяю всяким цифровым приборам в таких важных вещах. Может быть, мы сможем поговорить лично?

– Как пожелаете! – улыбнулся я. – Только приезжайте ко мне, сам я никуда не поеду.

– Отлично! – произнес собеседник. – Тогда встречайте!

Через пять минут в дверь моего дома позвонили. Когда я вышел, то увидел того самого звонившего мужчину. Рядом с ним стоял новозеландский патрульный, который должен был присматривать за моим домом. А за их спинами стояли двое в футуристической солдатской броне с автоматами на плечах. Раз нет пальбы и разбирательств, встреча санкционирована.

– Ооо, Вы уже здесь, Роман Григорьевич! – улыбнулся я. – Пройдете?

– Пожалуй, что нет. Я принес с собой особое устройство, чтобы нас никто не подслушал. Но оно будет опасно для Вашей бытовой техники и гаджетов.

– Понятно! Секунду, пожалуйста!

Я ушел, закрыв дверь перед их носом и заставив немного понервничать. Но уже через половину минуты я вышел, неся в руках свою початую бутылку пива и еще четыре закрытых. Первую я протянул мужчине в костюме, тот немного посомневался, но взял. Вторую дал полицейскому, тот забрал пиво с улыбкой. У меня в холодильнике было очень хорошее пиво, одно из лучших австралийского производства. Еще две хотел отдать солдафонам, но те лишь помотали головами. Роман Григорьевич строго посмотрел на меня.

– Ну, нельзя, так нельзя, – сказал я с улыбкой и пожал плечами. Бутылки протянул патрульному. – Угостишь своих.

Тот кивнул и взял их. Мы с мужчиной сошли с крыльца и отправились к дальней части моего обширного двора, практически ранчо. На полпути от нас отстали сопровождающие. Еще через несколько шагов мой спутник вынул из кармана какую-то коробочку и нажал на нее. На мне ничего не задымилось, а в коробочке ничего не запищало. Мужчина кивнул.

– Александр… – начал было он.

– Роман Григорьевич, – перебил его я. – Пожалуйста, зовите меня Арес. От прошлой моей личности нужно уже отвыкать и мне, и Вам, и им.

Я посмотрел вверх и пригубив немного пива, слегка причмокнул. Мужчина удивленно уставился на меня.

– Арес, а ты уверен, что тебя есть сейчас власть общаться со мной и ними в таком ключе?

– Ну, конкретно у меня такой власти сейчас нет… Однако, если ко мне добавить правительство Новой Зеландии, а может быть, и Австралии, я могу чувствовать себя чуть более свободным в общении с Вами.

– Хмм… так ты уже договорился? И о чем?

– Да, так. Ни о чем серьезном. Торговля, обмен эроса на земные ресурсы, при возможности, и военная поддержка в будущем…

– Военная поддержка? – собеседник вопросительно поднял бровь. – И с кем ты собрался воевать?

– Похоже, что Вы и Ваше руководство еще не до конца разобралось в новом мире, – я покачал головой. – Вы считаете, что среди Ваших конкурентов могут быть только американцы, европейцы или китайцы?

– А кто еще достаточно силен? Не ты ли?

– Нет… я очень слаб… мы все очень слабы. Так как я – единственный, кто может путешествовать через границы на своих двоих, я видел больше мест и знаю больше. Моя торговая компания позволила мне общаться с верхами среди так называемых местных. То есть тех, кто населял этот мир до прибытия нас, землян.

– А они разве не с нами? Я думал, они достаточно послушны.

– И да, и нет. Местные могут помогать развиваться игрокам, а Мировой Закон запрещает им нападать на игроков. Но как долго продлиться этот запрет? Насколько я понял, на КВВ очень мало вечных запретов. Временные барьеры только. Я посчитал, местных очень и очень много. Более того, в далеких краях, в которых я не бывал и в которые ни я, ни кто бы то ни было из игроков не может попасть, у местных есть большие государства и страны. И пришли на КВВ они намного раньше, чем мы. Вы считаете, что они не могут представлять опасность для исконных землян, хотя и похожи на нас? Мы даже между собой договориться не можем, думаете, сможем мирно договориться с ними?

Мой небольшой монолог ввел Романа Григорьевича в ступор. Он, видимо, совсем не ожидал получить подобную информацию. А я специально сделал этот вброс. Про обратную сторону говорить не хотелось никак. А про грядущее нападение со стороны других миров рассказать землянам я не могу. Мировой Закон буквально связал мне язык. Мне нужно было добиться того, чтобы Земля не скатилась в хаос гражданской войны, пока я буду поднимать свои силы на КВВ.

– Тогда… разве переселение в этот новый мир не будет опасно для нас? – нашелся, что сказать мужчина.

Вообще, с самого начала он пытался своей властной аурой и статью подавить меня, но, конечно же, это ему не удалось. Кто он? Просто руководитель какого-нибудь государственного отдела. Сколько у него человек в подчинении? Несколько сотен? Тысяча? А в прямом, вряд ли, наберется больше десятка человек. Я же сейчас и в будущем – настоящий правитель, пусть и не такой крупный, как Цезарь или Наполеон, но я – не чиновник, а царь, верховная власть в своем маленьком королевстве. По одному моему приказу десятки тысяч людей пойдут на смерть, пусть и не вечную, но приятного в ней мало. Все эти десятки тысяч подчиняются мне прямо, каждый день я раздаю приказы десяткам своих офицеров и старост. Я бухал с Александром Великим, в моих застенках чалится знаменитый Филипп Македонский, Леонид Спартанский и Перикл Афинский – мои союзники и общаются со мной в исключительно уважительном тоне. Я пребываю в конфликте с целым богом и даже убил одно из его воплощений. Великий историк и парфянский царь у меня на побегушках. За год я сильно изменился, и сам этого не заметил. Моя аура оказалась намного сильнее ауры этого чиновника, с самого начала подавленным оказался не я, а он. Теперь и вопросы он задавал в вопрошающем тоне несведущего, а не в начальствующем.