Хранитель Ардена, стр. 13

Настала ее очередь.

Она не заготовила речь. Даже не задумывалась над этим, а сейчас стояла и беззвучно шевелила губами, отрешенно подметив, насколько ее ладонь была бледной на фоне покрытого черной краской дерева. От крышки гроба исходил ужасный холод, и ей все время хотелось отдернуть руку. Аврора слышала гул в ушах, чувствовала, как грудь сдавливает нарастающая паника.

«Там нет Рэндалла… Рэндалла больше нет. Он оставил меня… ушел… Там нет Рэндалла… Там пусто, темно и холодно», – бессвязные мысли крутились в ее голове, мешая сосредоточиться.

Глаза заволокли слезы мутной пеленой. Она должна быть сильной. Ради Райнера. Но сейчас Аврора была в шаге от того, чтобы закатить истерику, накричать на всех, прогнать их и разрушить этот отвратительный, уродливый гроб, в котором было так же пусто, как и в ее сердце. Гнев, скорбь, отчаяние захлестнули ее, готовые вот-вот вырваться наружу.

Внезапно она почувствовала тепло. Большая, горячая ладонь сжала ее левую руку.

– Соберись, – тихий шепот коснулся ее уха, и воздух вокруг нее наполнился ароматом горькой вишни и вина.

Аврора глубоко вздохнула и на несколько секунд зажмурила глаза.

– Я благодарю всех присутствующих, что вы пришли почтить память дорогих моему сердцу людей и проводить их в последний путь, – заговорила Аврора и почувствовала, как Тристан в приободряющем жесте сжал ее руку крепче. – С первых дней знакомства Анна стала для меня настоящей сестрой. Она была воплощением нежности, доброты и мудрости, своим светом была способна затмить само солнце. Мне будет не хватать ее звонкого смеха и ласковой улыбки…

Аврора затихла, чтобы собраться с мыслями, – она должна была сказать несколько слов о Рэндалле. Что можно сказать этим людям о самом прекрасном на свете человеке? Что он спас ее из пучины отчаяния и ненависти к себе? Что защитил ее от собственной семьи, сокрыв совершенное ей преступление? Что не отвернулся от нее, когда она считала себя грязной, опороченной и недостойной его любви, и исцелил все душевные раны?

Нет… Это было только ее. Она не могла, не хотела делиться этим ни с кем другим.

– Рэндалл… – Его имя эхом разнеслось по старинному кладбищу, отчего у Авроры запершило в горле. – Сегодня было много сказано о его справедливости, праведности и мудрости. Но для меня Рэндалл был простым добрым юношей с чистым сердцем. Он стал для меня самым родным и близким человеком. И я никогда его не забуду, потому что он… он был моей душой. А теперь его нет… – Аврора всхлипнула, ощущая подступающую к горлу желчь от слов, которые она говорить вовсе не хотела, но была должна. – Я горжусь, что стала частью семей Вейланд и Корвин, и постараюсь воспитать нашего с Рэндаллом сына так, чтобы он стал достойным преемникам своего отца, унаследовав от двух великих домов только лучшие качества.

Аврора посмотрела на пустой гроб, закрыла глаза, воссоздавая в уме образ любимого, и совсем тихо прошептала:

– Я люблю тебя, душа моя. Покойся с миром.

Хранитель Ардена - i_007.jpg

После церемонии похорон состоялся поминальный обед, на котором присутствовали ближайшие родственники Рэндалла с обеих сторон. Будь Рэндалл здесь, он бы очень позабавился, наблюдая за тем, как две семьи давились ненавистью друг к другу, пряча ее за учтивыми улыбками.

– Лорд Грей, – внезапно обратился Артур к Алистеру, пока все остальные поглощали десерт в гробовой тишине. – Вы были главным советником лорда Корвина на протяжении многих лет, а потом верно служили моему младшему брату.

– Верно, Ваше Высочество, – холодно, но вежливо отозвался Алистер.

– Я надеюсь, вы будете так же верны новому Хранителю Ардена, когда на это место найдется достойный человек.

Все это время погруженная в собственные мысли, Аврора подняла голову.

Напротив нее сидели Уилл и Тристан, и эти двое словно поменялись местами. Перед Тристаном находилась лишь тарелка с нетронутым десертом, но привычного бокала в руке Аврора не обнаружила. Зато без дела виночерпия сегодня не оставил Уилл. Рядом с ним стояла наполовину опустошенная чаша, а сам он уже порядком захмелел, о чем свидетельствовал яркий румянец на щеках, выглядевший очень болезненно на посеревшем лице.

Однако Аврору меньше всего волновали странные метаморфозы братьев. В отличие от слов Артура.

– У Ардена уже есть Хранитель. Райнер, сын Рэндалла, – сухо ответил Нил, единственный из присутствующих, кто не пытался скрыть своего презрения к семейству Вейланд.

– Да, никто этого не отрицает, упаси Всевышний. Мы соблюдаем условия мирного договора, – сказал Артур с явной издевкой. – Но Райнер всего лишь младенец. Пока он не подрастет, регентом должен быть другой. Новый муж Авроры…

Не справившись с охватившим ее волнением, Аврора выронила вилку, и та с оглушительным звоном упала на тарелку.

Все взгляды обратились на нее.

– Что? – только и сумела выдавить она.

– Артур, сейчас не время для подобных разговоров, – вмешался Арон и ободряюще кивнул Авроре. – Наша невестка только потеряла мужа, а ты уже заводишь речь о новом замужестве.

– Я забочусь о благополучии Ардена. Это не только в интересах самих арденийцев. – От ледяной улыбки кронпринца похолодел даже воздух. – Никто не заставляет нашу невестку выходить замуж прямо сейчас. Но лучше заранее присмотреться к потенциальным женихам и сделать правильный выбор.

Авроре казалось, что ее стошнит.

Она знала обычаи. Похожие были и на Севере. Если женщина повторно не выходила замуж за члена семьи покойного мужа, ее отправляли домой, а ребенок же оставался в доме своего отца. Если она не выйдет замуж за родственника Рэндалла, ее разлучат с Райнером.

Ей хотелось убежать, хотелось плакать и кричать от бессилия, разгромить всю посуду и выгнать их всех прочь.

– Сколько у меня времени? – сухим, лишенным всяких эмоций голосом спросила Аврора.

– Траур у жен южан длится полгода. За это время вы сможете познакомиться с ближайшими родственниками Рэндалла до четвертого колена. – Артур говорил таким будничным тоном, словно предлагал ей выбрать новое платье. – Не переживайте, княжна, мужчин в роду Вейланд очень много, и вы сможете найти достойного претендента.

– Вейланд? – подала голос бабушка Гретта впервые за время ужина. – А ты ничего не путаешь, парень? У Рэндалла есть родственники и по линии Корвин. Скажем, сын Нила вполне подходит Авроре по возрасту.

Обстановка в трапезной накалилась.

Жены Арона и Калеба зашушукались между собой. Сэмми, сын Нила, бросил взгляд на Аврору и тут же покраснел, как вареный рак. Королева Мари, безмолвной тенью сидевшая рядом с мужем, отложила вилку и пронзила бабушку Гретту сердитым взглядом. А король Алан продолжал молча есть сладкий пирог, словно его этот разговор вовсе не касался.

– Обожаю семейные посиделки. Все такие душки, – проворчал Тристан, вырвал бокал из рук уже в стельку пьяного Уилла, сделал глоток и вернул обратно.

– Во-первых, – презрительным тоном начал побледневший от гнева Артур, – как вы смеете так обращаться ко мне, кронпринцу Южного королевства? Только из уважения к вашему возрасту я прощаю эту грубость. А во-вторых, прямых потомков семьи Корвин среди родственников Рэндалла нет. Посему Аврора должна выбрать мужа из семьи Вейланд. Он не станет претендовать на место Хранителя Ардена, как и их будущие с Авророй дети. Лишь регентствовать до совершеннолетия Райнера.

– Законом нигде не прописано, что Аврора должна выйти замуж именно за Вейланда, – отчеканил Нил, и сидящий рядом с ним Сэм покраснел еще сильнее.

– Законы можно изменить, – ехидно улыбнулся Артур.

Аврора предчувствовала, что сейчас может разразиться настоящая буря, но внезапно, впервые за вечер, голос подал Алан:

– Артур! – рявкнул он, оторвав взгляд от тарелки, и Аврора изумилась от увиденного. Его глаза были… заплаканными? – Имей совесть и прояви уважение к моему младшему сыну. Мы собрались здесь, чтобы почтить его память, а не для решения политических вопросов. У Авроры есть целых полгода, и этот разговор может подождать.