Башни страха, стр. 7

Не знаю, сколько времени прошло – мне показалось, что целая вечность, – но я все-таки заснула.

Глава 3

На стук, раздавшийся в мою дверь, я просыпалась долго.

– Мисс Каванаф! – услышала я бодрый девичий голос. – Откройте, пожалуйста. Я принесла вам кофе.

– Сейчас! – спросонья крикнула я.

Мне показалось, что я в больнице и меня срочно вызывают к больному. Да, но в больнице никто и никогда не будил меня и кофе не предлагал!

Наконец, придя в себя после крепкого сна, я надела на ноги шлепанцы и накинула на плечи халат. Мне не верилось, что после того, что произошло этой ночью, я смогла заснуть. Во время сна меня никто не потревожил, наверное, потому, что в спальне горел яркий свет.

Я открыла дверь, и в комнату вошла молодая горничная. У нее были прозрачные голубые глаза, светлые волосы и стройная фигурка. Кофе на подносе, который она держала в руках, ароматно благоухал.

– Доброе утро, – улыбаясь, поздоровалась я. – Здесь такое всегда или только по особым случаям?

– Нет, мисс Каванаф, утренний кофе у нас каждый день. С тостами с корицей или без нее. В зависимости от того, что вам больше правится. Кофе подается ровно в семь тридцать. Поднос поставить возле вашей кровати или отнести в кабинет? Погода за ночь заметно улучшилась, а из окна на море открывается фантастический вид.

Я решила, что буду пить кофе в кабинете.

Когда горничная распахнула шторы, я от яркого света, хлынувшего в окно, даже зажмурилась. Вспомнив, что ночью здесь стоял запах женских духов, я с опаской огляделась по сторонам.

– Обычно окна этой стороны дома покрыты морской солью, – заметила девушка. – Но этой ночью дождь смыл ее.

Она подошла к столу и налила мне в чашку кофе.

– Мисс Каванаф, хотите, я приготовлю вам ванну и достану из гардероба платье? – предложила горничная. – Вы уже решили, что надеть к завтраку? Миссис Хейлсворт сказала, что я буду вашей личной горничной. Если, конечно, я вам подойду.

Боже, видела бы меня сейчас та девушка, с которой я снимала квартиру в Нью-Йорке! Надо полагать, что такой сервис, наряды и большие деньги должны были убедить меня принять предложение, сделанное мне накануне миссис Хейлсворт. До этого момента эта мысль не приходила мне в голову, а вот сейчас пришла.

Я попросила горничную приготовить ванну, поскольку она лучше меня знала, как это делается. Однако если бы я и решилась остаться в этом доме, то пошла бы на это не из-за предложенных мне благ. Просто я считала, что мое присутствие в Сторм-Тауэрс нужно Джоан. Но уезжать из Нью-Йорка и жить постоянно в семье Хейлсвортов мне не хотелось. Там у меня была работа, которая впервые в моей жизни доставляла мне радость, свое жилье, и я не собиралась все это бросать. Даже в том случае, если бы миссис Хейлсворт меня удочерила. После первой ночи, проведенной в их доме, я предпочла бы остаться скромной служащей в Нью-Йорке, чем быть полноправным членом известной в стране семьи. Даже если бы Джон Хейлсворт не погиб и стал президентом.

В отношении вида, открывавшегося из окна кабинета, горничная оказалась права. В чистом утреннем небе над зеленым спокойным морем и черными скалами ярко светило осеннее солнце.

Взяв чашку с кофе, я подошла к окну и поискала глазами Шею Орла. Она оказалась далеко за каменной стеной усадьбы. Этот узкий участок дороги проходил по гребню скалистой гряды, которую с обеих сторон омывало море. Черная лента шоссе, вдоль обочин которого росли редкие кусты с искривленными ветром ветвями, вилась на высоте не менее трехсот футов. Но и на таком расстоянии Шея Орла смотрелась устрашающе.

Я невольно поежилась и повернулась к наблюдавшей за мной горничной.

– Мисс Каванаф, вы смотрели на Шею Орла? – улыбаясь, спросила девушка. – Правда, страшно? Каждый раз, когда после танцев мой приятель ведет меня по ней, у меня по спине бегают мурашки.

– Приятно сознавать, что я не единственная здесь трусиха, – ответила я. – Мне даже сейчас страшно.

– Представляю, что вы пережили вчера, – сочувственно произнесла горничная. – Сначала – Шея Орла, затем – люди в темноте с собаками, стрельба... Могу представить, какого страха вы натерпелись. Я даже в доме, слушая крики, лай собак, пальбу и вой ветра, тряслась как осиновый лист. То был настоящий кошмар. Вот только зря они поднимали этот шум.

– Как зря? – удивилась я.

– Так, ведь они никого не нашли, – слегка смутившись, ответила девушка.

– Полицейские пришли к выводу, что грабитель перелез через ворота до того, как миссис Хейлсворт позвонила сторожу.

– Так, значит, все это мисс Джоан не привиделось?

Я нахмурилась, вспомнив, что и помощник шерифа вначале предположил то же самое.

– Конечно же нет, – ответила я. – А почему ты решила, что ей все привиделось?

Горничная еще больше покраснела.

– Знаете, мисс Джоан такая милая, – сказала она. – Вся прислуга в доме любит ее. Но она... она больна. Это уже не в первый раз, когда к нам среди ночи приезжают полицейские, и устраивают облаву, и, в конце концов, никого не находят. Наши деревенские уже поговаривают, что в Сторм-Тауэрс водятся привидения. В таком старом доме, как этот, полно теней. Особенно часто их можно видеть в плохую погоду...

Поняв, что сказала лишнее, девушка внезапно умолкла, глаза ее беспокойно забегали, и, чтобы я не успела задать ей вопрос, она собралась уходить. Но я, помня, что произошло в моей спальне, не отпустила ее.

– А что, подобное с Джоан уже случалось? – спросила я. – Она и раньше видела грабителя?

– Прошлый раз она услышала, как по ее балкону кто-то ходит. Мисс Джоан посмотрела в окно и увидела там мужчину. Он смотрел на нее до тех пор, пока она не закричала и не упала в обморок. Миссис Хейлсворт вызвала полицию, но та, как и сегодня ночью, никого не нашла. Тогда помощник шерифа решил, что грабитель спустился к пристани и спрятался в прибрежных камнях. Там его след собаки взять не смогли. Выбраться с территории усадьбы, кроме как на лодке, он не мог. А ее у берега не было. Поэтому помощник шерифа и просидел весь следующий день в сторожке, наблюдая за воротами. Но к ним никто из посторонних так и не вышел.

– Подобные случаи еще были?

– Однажды мисс Джоан почувствовала запах чьих-то духов...

Широко раскрыв глаза, я в изумлении уставилась на горничную.

– Духов? – переспросила я. – Как это было?

– Она проснулась ночью, и ей показалось, что в ее спальне тот же мужчина. Но он был не один, а с какой-то сильно надушенной женщиной. Мы обыскали весь дом, но никого не нашли. Вас что-то встревожило, мисс Каванаф?

– Странно все это, – пожав плечами, сказала я.

– Но, мисс Каванаф, никого из чужих в доме точно не было. Мы проверили каждую комнату, а мужчины даже поднимались в башни.

– А никто в доме такими духами не пользуется? – сдвинув брови, спросила я.

Горничная помотала головой.

– Нет, мисс Каванаф, – ответила она. – Но мисс Джоан ощущала их запах неоднократно. Поэтому Эд Картер, который руководил здесь поисками, сказал нашей экономке мисс Кии, чтобы мы не теряли бдительности. А мы все очень любим мисс Джоан и желаем ей только добра.

– Да, конечно, – произнесла я, продолжая думать о странных духах.

Если их запах почудился Джоан, то, значит, и мне тоже. А как же тогда выключенная лампа, которую я оставила включенной?

– Мисс Каванаф, вам еще нужна моя помощь?

– Нет. Спасибо.

– Если вам что-то потребуется, то нажмите на кнопку звонка, я сразу к вам поднимусь. Меня зовут Нэнси Морган. Так что звоните мне в любое время.

Продолжая думать о прошедшей ночи, я кивнула горничной и поблагодарила ее.

– Нэнси, ты сегодня видела мисс Джоан?

– Нет, мисс Каванаф. Она еще спит, и миссис Хейлсворт просила ее не будить. Скоро должен приехать доктор Пирсон. Ночью он приехать не смог – слишком далеко. А в ближайшей деревне врача нет. К тому же мистер Пирсон их семейный доктор и за мисс Джоан наблюдает с самого ее рождения. Ну, если я вам не нужна, мисс Каванаф, то я пойду.