Следом за подругой... 2 (СИ), стр. 33

 «Вася, страхуем Лию» - Сказала Амина, и я незаметно стала вмешивать в черный туман магии Лии, свой серый, с молниями.

Магия перемешивалась, становясь не просто туманом, а целой стихией. Девочка же заинтересованно смотрела на Лию, ожидая еще какого-нибудь представления.

- Лия, надо бы ее как-то обезвредить, - прошептала я. – Не убивать. Потом разузнаем, что это такое.

Лия лишь чуть заметно кивнула, и тут же добавила светлые нити в черный туман. Теперь у нас под ногами клубилось нечто странное, и прекрасное. Черный туман, с синими всполохами молний, и светлыми нитями, что красиво оплетали каждый черный клуб.

- Впечатляет, - кивнула девочка, а после вскинула руки, и в нашу сторону полетел бордово черный шар.

Лия, даже не дернулась, все так же наблюдая за действиями ребенка, а я же дернулась всем телом. Шар врезался в щит, и с оглушающим грохотом разбился на осколки.

- Сильна, - улыбка девочки померкла, и теперь она уже смотрела на Лию серьезно. – Недооцененная богиня. Моя ошибка. Придется исправлять.

Как только девочка опять вскинула руки, Лия опустила щит. Вся магия, что клубилась у нас под ногами, кинулась вперед, отгораживая нас с подругой от девочки, короткий вскрик разнесся по лесу, после чего последовала звенящая тишина.

Когда магия впиталась, перед нами лежала девочка. Неестественно бледная, с закрытыми глазами, испариной на лбу. Она металась словно в бреду, постоянно выгибаясь и морщась, как будто ей было больно.

- Как ты думаешь, она обезврежена? – Не торопилась я подойти к ребенку. Вот все внутри кричит о том, что предо мной ребенок, который нуждается в помощи, а подойти не могу себя заставить. Боюсь.

- Сейчас она не опасна, - сказала Лия, подходя к девочке. – Мы заперли ее сознание внутри. Она не придет в себя, пока я этого не захочу.

- Но если она не в сознании, как мы узнаем все?

- Есть способ, - тихо сказала Лия. – Только я не могу дать гарантию, что после этого девочка вернется. Она дитя этого мира, и ее жизнь очень важна. Я не могу пока допустить, что бы она стала овощем.

- И что делать? – С надеждой спросила подругу.

- Не знаю, - вдруг заплакала Лия, опускаясь на колени рядом с девочкой, и кладя руку ей на щечку. – Бедная. За что же судьба с тобой так?

- Лия, ты в порядке? – Подлетел к ней Рив, и, подняв рыдающую жену на руки, прижал к себе. – Ты цела? Как дети?

- Все нормально с ними, - через всхлипы ответила Лия. – А вот с ней…

- Вижу, - кивнул Рив, и ушел в портал, унося с собой Лию.

- Как Вереш? – Подлетела я к Шо, который поднимал на руки девочку.

- Все хорошо, - сказал он. – Через день опять сможете бегом заняться. А малышку мы заберем пока к себе. Будем контролировать и заботиться, пока не придумаем способ узнать все, и отчистить ее от той грязи что внутри.

- Вася, милая, - ко мне подбежал Нир. – Некки моя. Как же я переживал за тебя.

- Это я за вас переживала, - ответила ему, не в силах сдержать слез.

Все напряжение, которое было во мне на протяжении всего боя, потребовало выход, поэтому вцепившись в Нира, рыдала в голос.

- Вася, - услышала слабый голос Вереша.

- Вереш, - выдохнув, кинулась к нему, крепко обнимая. – Не больно? – Тут же отстранилась.

- Больнее уже быть не может, - улыбнулся он, и прижал меня к себе.

- Спасибо, что поверил, - прошептала ему.

- Мы должны верить в силы друг друга, - сказал он. – Иначе, какая мы семья? Пойдемте домой. Кажется, нам всем стоит отдохнуть и переварить случившееся этим утром.

Попрощавшись с мужьями Лии, мы ушли порталами к себе. Уркат держал меня за руку, и виновато молчал.

Я понимала, что он боялся за меня. Понимала, что это против его природы, отпускать жену в бой, но обида все равно была. Может это из-за того, что связь у нас еще не скреплена? Поэтому мы так плохо еще чувствуем друг друга.

Весь день мы провели вместе, постоянно касаясь друг друга, и радуясь, что все живы. Что все обошлось. Но перед нами стоял образ маленькой девочки, которая не могла быть такой рассудительной в силу своего возраста и особенностей мира. Не могла знать так много. Из этого мы сделали вывод, что она одержима. Только вот чем, или кем, не могли понять. Магия была инородной, не этого мира. Мужья впервые видели эту магию, про меня можно вообще молчать, так как для меня вся магия в новинку. Спросить у Лии пока не могли, так как и семья Лунных сейчас зализывала раны, и успокаивали свою жену.

Я себе даже представить не могла, что чувствовала Лия, отпуская магию на ребенка, девочку. Она сама носит под сердцем троих девчат, а так же является богиней этого мира. Все что чувствует мир, чувствует Лия. Потеря девочки для всех трагедия мирового масштаба.

- Василиса, сможешь ли ты меня простить? – Спросил Уркат, когда мы разместились с бокалами вина перед камином.

- Я не злюсь, - сказал ему. – Изначально было обидно, но за этот день слишком много мыслей передумала. Поняла, что мы еще плохо друг друга чувствуем. Хоть ты и дриад, но в основном полагаешься на свой опыт, игнорируя мои ощущения. Все исправит закрепление связи. Поэтому нам просто нужно время. А обижаться глупо.

- Ты такая мудрая, - обнял меня Уркат. – Спасибо тебе.

- За что? – Рассмеялась в ответ. – И я не мудрая, я только учусь.

В этот вечер мы решили просто отдохнуть. Сплелись на кровати телами все вместе и уснули, чувствуя спокойствие от того, что все мы рядом.

Внутри меня же установилась какая-то гармония. После того как появился Уркат, уже как мой мужчина, я словно стала полной. Перепады настроения пропали, так же как истеричные припадки. Вообще вспоминая свое поведение, я удивлялась, как мои мужья меня могли терпеть, не говоря уж о любви. На удивление терпеливые мужчины, с большой буквы М.

Засыпая, почувствовала, что моя семья полная. Больше никого не будет. Это именно тот состав, который задумала судьба. Место татуировки на груди обожгло краткой вспышкой. Я так и не поняла, что это было. Может знак судьбы, что я права? Конечно, я до сих пор чувствую, что пять мужей для меня слишком. Но это говорит во мне девочка, воспитанная в моногамном мире. Представить жизнь хотя бы без одного из них я не могу, и если быть честной, не хочу. Значит, буду учиться жить, и принимать этот мир. А девочку, что живет внутри меня и сомневается, я отправлю домой на землю, где ей и место.

Глава 26

Утро началось с нежных объятий и поцелуев. Я не открывала глаза, наслаждаясь лаской, которую мне дарил Уркат. Я уже научилась их различать. Рат был страстным, Талькант чуть не сдержанным, Вереш обходительным и терпеливым, Нок ласковым, ласки же Урката были смешанными. Она были нежными, ласковыми, но в то же время страстными и несдержанными.

- Доброе утро, - промурлыкала ему в губы, когда он до них добрался. – А где все? – Открыв глаза, поняла, что мы в спальне одни.

- Все ушли по делам, дав нам, возможность закрепить связь, - улыбнулся Уркат.

- Мне нужно в душ, - извиняющимся тоном сказала, смотря в прекрасные перламутровые глаза.

- Конечно, - сказал он, чмокнув в губы. – Я распоряжусь по поводу завтрака.

Сделав свои дела, решила не одеваться. Все равно сейчас в этом нет смысла. Поэтому вышла из ванной в одном полотенце. Все мое естество дрожало от предвкушения соединения с парой.

Уркат сидел за столом, и перемешивал салат. Увидев меня, он выронил ложку, и уставился на мои ноги.

- Нравится? – Играючи спросила его.

- Очень, - сказал он. – Я тут попросил легкий салат, что бы ни нагружать организм. – Прокашлявшись, сказал он, отведя взгляд.

- Спасибо, очень предусмотрительно, - сказала, садясь рядом с ним, и закидывая ногу на ногу.

Уркат проследил за моими ногами, и громко сглотнул. Я же наслаждалась его реакцией на мое тело. Чувство власти над мужчиной головокружительно.

Взяв вилку, я подцепила на нее овощи, и отправила медленно в рот, облизала губы медленно, следя краем глаза за Уркатом.