Следом за подругой... 2 (СИ), стр. 27

- Опасность грозит всем и повсюду, - сказала Эффа, подходя к камину. – Нет абсолютно безопасного места во всех мирах. Хищники, бактерии, вирусы, нечистые помыслами другие разумные. Всем и всегда грозит опасность. Поверь, там не опаснее, чем здесь. Но очень хорошая атмосфера для исправления. Что же касается твоих слов. Я должна тебе сказать спасибо. Никто и никогда не осмеливался настолько прямо говорить мне о моих ошибках. Семья Лии конечно не считается. Но даже они, указывая на них, не переходят границу. Ты же, Василиса, ошеломила меня. Конечно, изначально я была зла. Но через несколько минут, когда гнев отступил, обдумала твои слова. Ты права, я никчемная богиня. Думая, что забочусь о своих детях, занимаясь внешней безопасностью, стала слепа. Настолько боялась повторения ситуации с Миросом. Но ты открыла мне глаза. Моим детям не замаслишь глаза новой богиней, которая заботится о них и мире изнутри. Им нужна я. Их матерь. Их создательница. Теперь будет все по-другому. Я найду и накажу тех, кто посмел ставить мою силу любви под сомнения. И наказание за этот проступок прочувствует каждый ребенок моего мира. Надеюсь, этот урок они запомнят надолго.

- Эффа? – Удивленно выдохнула Лия. – Что значит, прочувствует каждый ребенок мира?

- Лия, милая моя, не переживай, - Эффа подошла к подруге, обняв ее за плечи сказала. – Твоя семья, как и семья Васи не пострадает. Среди вас не может быть предателей, или желающих подогнуть мир под себя.

- Но что будет с остальными? – Спросил Шо.

- Остальные прочувствуют мощь своей богини, лишатся части магии, - сказала Эффа. – Таким образом, я уберегу мир от подобных ошибок моих детей. Кстати, Вася, ты уже дала имя своей магии?

- Еще нет, - растерянно ответила ей. То как Эффа перескакивала с темы на тему, обескураживало. Ее настроение менялось так же быстро, как направление ветра в море.

- Советую это сделать быстрее, - улыбнулась мне Эффа. – Так твоя магия будет гораздо сильнее, ведь будет связь с носителем.

- Хорошо. Я подумаю над этим, - кивнула. – Скажи, а где сейчас Уркат? Я очень беспокоюсь о нем.

- Не переживай, скоро вернется твой ненаглядный, - смеясь сказала Эффа.

- Он мне просто д… - Хотела возразить богине, но она меня перебила.

- Ох, Вася, откуда столько наивности? – посмотрела на меня богиня. – Никакая дружба не заставила бы моего верного послушника отказываться от службы. Сила природы стала сильнее клятв. Он почувствовал свою пару, хоть ее и не должно было быть. Понимаешь? Вообще конечно судьба мне дел подкинула. Хотя я в какой-то степени и ей благодарна. Ведь благодаря этой ситуации, я увидела в своих храмах грязных послушников.

- Уркат нашел истинную? Я так рада за него, - улыбнулась сквозь боль. Мысль о том, что Уркат будет счастлив с другой, больно резанула по сердцу.

- Глупая! - Раздраженно бросила Эффа, и развернулась к Риву. – Не напоишь богиню своим вкусным чаем? А то с этими людьми одна головная боль.

- Конечно, богиня, - кивнул Рив, и указал в сторону коридора. – Прошу!

- Ну, ты Вася даешь, - смеясь мимо меня, прополз Шо. – Включи голову, сестрица!

- Что? – Не понимая, что происходит, провожала глазами всех мужей Лии.

- Милая, неужели ты не поняла? – Смеясь меня, обнял Талькант.

- Честно? Не очень, - растерянно обвела глазами оставшихся. – У меня сейчас только одна мысль в голове.

- И связана она с Уркатом? – Улыбаясь, спросила Лия.

- Конечно! Я так за него беспокоилась. Уж очень хочется его увидеть, и лично удостовериться, что с ним все хорошо.

Глава 24

Мы не стали задерживаться у Лии. Сразу после разговора отправились домой. Этот насыщенный день вымотал меня так, что я еле стояла на ногах. Вереш бережно помог мне принять душ, нежно вытер мягким полотенцем, одел меня в шелковую пижаму, и на руках отнес в кровать.

Спать хотелось очень сильно. Слабость в теле, гул в голове говорили о сильной утомленности, но сон не шел. Было ощущение незаконченности дня. Незавершенности. Мысли о бывшем послушнике никак не покидали моей головы. Хоть меня и заверили, что с ним все хорошо, он счастлив и свободен. Мне хотелось встречи, что бы убедиться в этом лично. Я помнила насколько тепло, гордо, преданно он отзывался о службе. Помнила, как он рассказывал, что долго к этому шел. Разве можно стать счастливым тогда, когда твоя жизнь полностью меняется? Когда цель, к которой шел всю жизнь в один момент рассыпается на осколки? Когда рушится привычный и понятный устой жизни? На эти вопросы мне мог ответить только Уркат. Но я не знала где его искать.

Намеки о том, что его истинная пара я, были понятны. Но старательно от себя отгоняла их. Конечно, я притворилась, что не понимаю, о чем идет речь. Это только мои внутренние переживания, и показывать их я не собиралась. Уверенна, что Вереш и Нир знали о моих чувствах, это тяготило меня, но ничего с этим поделать нельзя. Я так боялась допустить хоть небольшой луч надежды в сердце и душу. Ведь если это окажется ошибкой, то мне будет больно. Поэтому, пока ничего не прояснилось, буду стоять на своем. Друзья и не более. Да, так однозначно будет лучше для меня, и для него. Не хочу, что бы он видел мою боль. Что бы она легла на него тяжелым грузом. Видеть жалость в его глазах будет хуже разрыва сердца. Это вывернет мою душу наизнанку.

Переворачиваясь с бока на бок, старалась найти удобное положение тела для сна. Мужья, скорее всего, видят уже десятый сон, а я даже глаз не сомкнула. Перед сном они говорили о возобновлении тренировок. Значит, утро будет тяжелым. Но разве можно заставить себя спать доводами разума.

Так и не найдя покоя, я тихо поднялась с кровати. Мне срочно надо было на свежий воздух. Душные мысли не давали вздохнуть полной грудью. Тело горело огнем, а испарина приносила дискомфорт.

Выйдя в сад, с блаженством встретила прохладу ночи, и полной грудь вдохнула свежий, сладкий воздух. Сад, освещенный звездами, был великолепен в своей загадочности. Озаренные звездным светом дорожки вели в темень под деревьями, иногда выныривая из нее, что бы вновь погрузиться в черноту. Клумбы с закрытыми цветами, пение ночных птиц, и треск жучков. Все это было похоже на ожившую сказку.

Пройдя до места у пруда, я присела на лавочку, что была залита звездным светом, и подняла глаза в небо.

Столько звезд, и ни одной знакомой. В этом мире они другие. Яркие, светлые, словно живые. Перемещаются, встречаются, расходятся. Жизнь тут, и в небе не прекращалась ни на секунду. Все движется своим чередом. А я снова в мыслях, и снова в тоске. Ничто не меняется.

С тех пор как Марк поднял руку, сейчас только поняла, что он сломал меня. Его поступок как яд замедленного действия разрушает меня постепенно. Что бы я ни говорила, что бы ни делала, это навсегда останется во мне. Я не скажу, что стала сильнее. Наоборот, с каждым днем слабею все больше. Дольше остаюсь в себе, больше думаю, и меньше открываюсь.

Конечно, мои мужья меня стимулируют. Я благодарна судьбе за этот подарок, и буду благодарить до конца своих дней. Но они не смогут излечить меня. Мне надо самой с этим справиться. Эту боль я принесла с собой в этот мир. И не их задача ее устранять. Посеянное зерно неуверенности взросло. С каждым мигом проведенным рядом с этими замечательными мужчинами, я понимаю, что не заслужила ни одного из них. Но в то же время знаю, что ошибок судьба не допускает, и то, что она связала наши жизни, говорит о том, что мы достойны друг друга, и от нашего союза будет толк. Это означает только одно, я должна справиться с темнотой в своей душе. Вытравить из себя заразу, которую подселил в меня Марк, а остатки закрыть не несколько тысяч замков.

- Ты прекрасен, - прошептала в небо, обращаясь к миру.

На Земле это был бы смешной поступок. Но тут, я точно знаю, что мир слышит. Я могу с ним говорить, а он будет отвечать мне через пение птиц, шелест ветра и стрекот насекомых. Ах, еще и через Лию.

- Кажется, я начинаю привыкать к ее божественности, - засмеялась в голос. – Так ей и передай.