Маруся и близнецы, стр. 2

Маруся тогда выдохнула с облегчением и стала гораздо больше проводить времени с отцом и мачехой без необходимости общаться с навязанными «братьями».

– Германа нет, – сказал Макар, опираясь на крышу машины и внаглую нависая над приоткрытым окном.

– Я знаю! – прошипела Маруся, сразу надевая маску стервы. – Они в круизе!

Братья всегда хвастались большей близостью к ее отцу, как будто у них своего не было!

И не забывали щедро поделиться любой информацией о нем, подчеркивая, что знают больше, потому что живут с ним, в отличие от родной дочери!

– А чего ты на улице стоишь? – спросил Никита, кивая на свободное место во дворе. – Забыла, как парковаться?

Маруся вспыхнула сразу вся, целиком, пошла красными пятнами, тонкие пальцы на руле дернулись и сжали кожаную оплетку – с такой силой, словно она хотела сжать посильнее их шеи, а не руль.

Братья переглянулись с наглыми усмешками.

Как всегда – в цель. За все время общения они изучили ее так хорошо, что даже четырехлетний перерыв не помешал мгновенно найти слабое место.

Они хорошо помнили, как пищала Маруся, когда только-только училась водить. Бросала руль прямо на дороге, истерила и кричала на весь поселок, что никогда-никогда больше не сядет в машину.

– А давай мы тебе поможем? – предложил Макар весело, хлопнув ладонью по крыше. – Я припаркую!

– Я сама! – фыркнула Маруся.

Вот еще, доверять свою малышку этим обормотам! Она уже не маленькая, она даже в Риме умудрялась втиснуться на крошечное парковочное место и никого не задеть!

– Ой, помню, как ты «сама» в столб впечаталась! – поддел Никита. – Трезвая!

– Он был посреди дороги! – попыталась оправдаться она.

– И очень незаметный.

– Нет уж, мы лучше, как хорошие братья, все сделаем за тебя, чтобы ты не снесла дом. Нам в нем еще ночевать, – все с той же ослепительной улыбкой хмыкнул Макар.

– Я не выйду! – она щелкнула кнопкой замка.

– А и не надо!

– В смысле?!

Сначала она не поняла, наблюдая за тем, как ленивой разболтанной – морской! – походочкой приблизился Никита и зачем-то встал позади машины.

А Макар – спереди.

И вот тут ка-а-а-а-а-ак поняла! Но было уже поздно.

Автомобиль покачнулся… и чуточку приподнялся.

Они что вообще придумали?!

– Да вы больные какие-то! – заорала Маруся, зачем-то втапливая тормоз. – Поставьте немедленно!

Но «миник» приподнялся еще немножко. Стоящий у капота Макар подмигнул ей.

Он был в шортах и футболке, рукава которой почти лопались от разбухших от напряжения бицепсов. На предплечьях четко прорисовались речные русла жил, лицо покраснело и по нему градом струился пот, но он продолжал тянуть «мини» вверх. Позади послышалось кряхтение Никиты. Они реально собирались перенести ее автомобиль во двор! Прямо с ней внутри!

– Хватит! – Маруся распахнула дверцу и кубарем выкатилась на дорогу.

Макар тут же бросил переднюю часть машины и ловко скользнул за руль.

Никита тоже подмигнул ей, сидящей в пыли, и пошел открывать ворота.

Глупышка даже не подумала что двое, пусть даже очень сильных мужиков, один «мини-купер» при всем желании не поднимут.

Они всегда умели ее обдурить.

Даже в детстве, когда они общались только по велению родителей – их матери дружили.

Маруська была старше на четыре года – огромная разница, когда им шесть, а ей десять!

Разумеется, никаких общих интересов у них не было.

А вот необходимость как-то сосуществовать в одном пространстве – была.

Ох, чего только не придумывали двое шальных близнецов, чтобы выбесить свою великовозрастную подружку! У нее почти не было шансов против них.

Но Маруся без колебаний использовала запрещенный прием «пожаловаться родителям».

Когда мама близнецов и папа Маруськи поженились, и они стали сводными – ситуация накалилась до предела и вялая партизанская война перешла в открытое противостояние.

Как и всех близнецов, Макара с Никитой постоянно путали.

Они не давали людям шанса присмотреться и разобраться – вертлявые и шустрые, вечно в процессе подготовки шалостей, воплощения или получения наказания за них – они редко когда стояли смирно достаточно долго, чтобы дать шанс увидеть разницу.

Когда сначала перед тобой два раскрашенных индейца, потом два пирата в черных повязках через глаз, а дальше – облепленные переводными тату хиппари, рокеры в десяти килограммах железа, панки в рванье, просветленные йоги, загорелые дочерна и изрисованные хной, понимаешь только одно – они оба сумасшедшие!

И хорошо бы держаться подальше.

Различали их только мама с папой, Герман – отец Маруси.

И сама Маруся.

Для нее они всегда были настолько разные, что концепцию схожести близнецов она поняла только годам к пятнадцати.

Макар – эмоциональный и хитрый, более изобретательный, чем брат. У него даже волосы всегда ложились мягкими волнами, а взгляд, казалось, был направлен внутрь себя.

Никита – прямой и резкий, всегда предпочитал простые решения, жесткие волосы стояли торчком, а серо-синие глаза смотрели холодно и равнодушно.

А еще он старше на десять минут.

И все время объясняет брату, что за это время успел набраться ума побольше, чем у него.

Макар легко завел машину во двор, припарковав рядом с низким спорткаром, который им однажды на время подогнала мама, да так и забыла забрать. Никита пошел закрывать ворота, но остановился, глядя на Марусю, которая все еще обдумывала мысль свалить отсюда подобру-поздорову. Можно, в конце концов, местное такси до станции вызвать. Заберет «мини», когда мама вернется.

– Ну ты чего не заходишь? – поинтересовался Никита. – Боишься, что ли нас? Да брось, мы все уже выросли, не будем мы тебе воду в постель наливать.

– И перец в зубную пасту сыпать не будем, – добавил Макар, подходя.

– И клей в тушь лить.

– И…

– Придурки! – фыркнула Маруся, тряхнула головой и гордо прошествовала во двор.

За спиной раздался дружный ржач.

Как есть придурки!

3

Ворота с лязгом захлопнулись, и Марусе стало окончательно некуда бежать.

Да и неудобно.

И стыдно – эти придурки еще решат, что она их правда испугалась.

– Устраивайся, где хочешь, – милостиво разрешил Никита, подхватывая с аккуратно подстриженного газона мяч и резким броском направляя его в сторону брата. – Мы как всегда в мансарде, остальной дом в твоем распоряжении.

Макар мяч поймал, не глядя, прокрутил его на кончиках пальцев и запулил куда-то в кусты малины. Маруся мстительно представила, как он исцарапается, когда будет его доставать.

Когда дом только построили, и родители объявили, что близнецы будут жить на чердаке, Маруся обрадовалась. До тех пор она видела только старые дома, где чердак был пыльным скопищем хлама. Там всегда было темно и скучно, а иногда даже водились крысы.

По ее мнению, свеженазванным братцам там было самое место!

Но на деле оказалось, что ее отец вовсе не планировал ссылать Макара с Никитой в страшное место. Наоборот – в мансарде со скошенной крышей им устроили настоящее пиратское логово.