Лич на стажировке. Часть 2 (СИ), стр. 47

— И куда… сейчас идем? — мы шли довольно быстро, и я ощутила подзабытое ощущение нехватки воздуха.

— В дом, — коротко ответил Альд. — Там тебе будет чуть комфортнее, значит, сможешь дольше продержаться.

— Что значит… продержаться?

— Я не просто так говорил о чужой территории…

Подселенец замолчал, покосился на меня и замедлил шаг. Но и без этого вскоре стало легче идти — попетляв между деревьями, мы вскоре вышли на посыпанную песком дорожку, по обе стороны которой через небольшие равные промежутки светились уже знакомые мне сферы, только тусклые и очень маленькие. Проследив взглядом за уходящей вперед светлой лентой, я увидела темные очертания большого дома. В два, а то и в три этажа, наверное. Целый особняк с одним-единственным светящимся окном.

— Здесь и сейчас подселенцем являешься ты, — продолжил Альд. Песок под его сапогами едва слышно похрустывал. — И насколько мне некомфортно в твоем теле, настолько же и тебе будет плохо в моей… хм… душе.

Это я его богатый внутренний мир сейчас вижу, что ли? Меня начал разбирать смех — совершенно неуместный даже по моим меркам. Но ничего с собой поделать я не могла.

— Хотя технически, — мрачно буркнул некромаг, глядя на глупо захихикавшую меня, — ты сейчас находишься в чем-то вроде моих воспоминаний, обретших форму благодаря магии.

Я наконец-то поняла. Комфортное место. Наподобие того, которое было создано для заточения духа его сестры. Не чувствуй я себя настолько паршиво, наверное, мне бы здесь понравилось. А еще, похоже, Альд ждал от меня хоть какой-то реакции на сказанное, судя по тому, как время от времени искоса на меня поглядывал.

— Здесь… всегда ночь? — не знаю, чего он от меня ожидал, но я поступила по старой доброй традиции — задала первый пришедший в голову вопрос.

— Да, — ровно ответил подселенец.

— Красиво.

Альд пожал плечами и ничего не ответил. Очертания дома тем временем обретали детали. Высокое и просторное каменное крыльцо с поручнями и чуть ли не с десятком ступеней. Приглушенный свет из окна освещал стоявший на площадке у входной двери низкий столик и пару плетеных кресел. Присмотревшись, я заметила магического светлячка, парившего за плотной светлой занавеской по ту сторону оконного проема. Наверное, из-за нее удобно наблюдать за подходящими к дому гостями. А их, я уверена, в этом доме когда-то бывало немало — судя по размерам, здесь жила большая семья. Иначе зачем он такой нужен?

От мягко мерцавшего прямоугольника было сложно отвести взгляд, и в какой-то миг мне показалось, что занавеска колыхнулась. Я удивленно покосилась на Альда, но тот с бесстрастным выражением лица продолжал вести меня к крыльцу, не глядя по сторонам.

А мне почему-то вдруг стало очень неловко. Будто бы я увидела что-то, не предназначенное для посторонних глаз. Скорее всего, так и было, и это разжигало мое любопытство.

Ступеней действительно оказалось десять, и без поддержки подселенца я бы, пожалуй, преодолевала их очень долго.

— Присаживайся, — Альд хозяйским жестом указал на плетеные кресла. — Внутрь тебя я приглашать не буду, уж извини, — он саркастически улыбнулся, — ты и так увидела больше, чем тебе положено. Впрочем, сомневаюсь, что и из увиденного тебе удастся сделать хоть какие-то выводы.

— А стоит? — голос уже почти в полной мере вернулся ко мне. Так что самое время задавать вопросы. Короткие — для начала. Я осторожно опустилась в ближайшее кресло.

Вместо ответа подселенец пожал плечами и занял оставшееся место.

— Впрочем, из случившегося можно извлечь и пользу, — задумчиво протянул Альд, откидываясь на плетеную спинку и мягко барабаня по подлокотнику. — Например, можно скоротать время за ответами на твои вопросы. Их же у тебя, наверное, как обычно — множество.

Подселенец снисходительно улыбнулся и изобразил на лице вежливое внимание. Вот как он умудряется даже сейчас смотреть на меня сверху вниз — сидя и на расстоянии?

— Что это за место?

— Хм, — Альд нахмурился, — кажется, я тебе уже говорил, мое внутреннее убежище.

— Нет, — я качнула головой и пожалела об этом, окружавшая обстановка поплыла перед глазами, и мне потребовалось усилие, чтобы сфокусировать взгляд на подселенца. — Что это за лес… или сад? И дом?

— Я думал, ты узнала, — он пожал плечами. — Хотя бы сад.

Ага, значит, я все-таки не ошиблась. Сад, похожий на тот, который был разбит вокруг родительского дома, кажется.

— Он показался мне… — я сглотнула, горло снова начало пересыхать, — знакомым. Только бабочки… странные.

— А это для разнообразия.

Не знаю, что он под этим подразумевал, но разнообразие — так разнообразие. Вдруг он может по настроению менять их цвет? Я бы не удивилась.

— А дом?..

— А дом… — эхом отозвался Альд, после чего вздохнул и пару секунд помолчал, скользнув взглядом по окну рядом, — это родительский дом, каким я видел его в последний раз при жизни.

— А что потом произошло?.. — осторожно поинтересовалась я.

— Потом… — подселенец перевел взгляд на меня и нехорошо улыбнулся, — я умер. И восстал личем.

Логично.

— Возможно, у тебя есть какие-то вопросы, не касающиеся моей биографии, — Альд снова изобразил вежливое внимание. — По крайней мере, пока ты в состоянии их задавать.

— Мне становится лучше.

Нельзя сказать, что я соврала. Но на самом деле состояние мое было странным — речь стала нормальной, а вот слабость во всем теле продолжала нарастать.

— Да-да, я вижу, — хмыкнул некромаг. — И все же? О чем тебе рассказать?

Я мысленно перебрала последние ситуации, в которых мне было что-то непонятно, в том числе и те самые, в которых звучало сакраментальное «потом расскажу». О, точно.

— Что означали слова коменданта?

— Какие именно? — Альд прищурился, внимательно глядя на меня.

— Когда он ответил на твой вопрос о передовой. Мол, почему он не там.

— А-а-а, ты об этом… — протянул подселенец. — Он назвал термин, который можно условно перевести как узник территории.

— И… что это значит?

— Что он — узник территории, — некромаг поджал губы, — неожиданно, правда?

Я вздохнула и посмотрела на Альда, старательно передавая взглядом всю мощь своего терпения вкупе с глубиной понимания и степенью восхищения его искрометным чувством юмора. Видимо, примерно этого он и ожидал, потому что в ответ расплылся в широкой улыбке. Но даже такая, чуть отдающая злорадством, шла ему куда больше, чем высокомерная или саркастическая.

— На самом деле, — подселенец посерьезнел, — это обширный термин который в целом означает лишь одно — кто-то, привязанный к определенной территории. Условия бывают разные. Какие именно у коменданта — понятия не имею. Судя по меткам и тому, как он управляется с ловушками, видимо, есть какая-то связь с сетью заклинаний вокруг заставы. Но точнее ничего сказать не могу. Возможно, он сам когда-нибудь объяснит. А может и нет. Потому что лично мне кажется, что его…

Альд вдруг повернул голову в сторону сада и прислушался. Нахмурился, но ничего не сказал.

— Что его — что?

— Что его таким образом за что-то наказали, — тихо и задумчиво произнес некромаг. А потом он перевел взгляд на меня и снова перешел на менторский тон. — Если же рассуждать о вариантах проявления… Есть духи-хранители, например. Ты видела предка Мэба. Формально даже… как ты называла… киморру можно считать чем-то подобным. Потому что она связана с участком болот, который является местом ее обитания.

— Ну не знаю… Меня учили, что киморра — просто вид нежити с определенными… территориальными предпочтениями.

— Но при этом, насколько я успел заметить, на этой предпочитаемой территории она и движется быстрее, и в целом чувствует себя увереннее. Сама же говорила, что на сушу она не выходит.

— Ну… да.

— Ну вот. Любая территория нашего мира обладает определенным… энергетическим фоном. Он может поддерживать, а может и мешать. Большинство магов не особенно от этого зависит, более-менее комфортно чувствуя себя в любом из миров.