Лич на стажировке. Часть 2 (СИ), стр. 40

— Научишься со временем.

— То есть факт своей древности вы не отрицаете. Сколько у вас есть времени? — поинтересовался комендант, устанавливая на стол массивную деревянную шкатулку.

Подселенец ответил не сразу.

— От часа до трех, в зависимости от нагрузки. Возможно, даже меньше, это тело не тренировано.

Интересно, сколько в его словах правды? Сколько он действительно может держать мое тело под контролем и при этом колдовать?

— Это будет иметь последствия для Шиз? — сэр Алонт бросил быстрый взгляд поверх открытой крышки шкатулки.

— Нет, если сумею избежать перегрузки.

— В таком случае я прошу вас помочь мне удержать тварей подальше от каравана, пока он не достигнет заставы, — тихо произнес комендант. — При помощи защитных заклинаний сектора.

Одновременно с этими словами на стол с тихим стуком легли два массивных браслета. Широкие, примерно с ладонь, они состояли из плотно подогнанных друг к другу костяных пластин, богато украшенных резьбой.

Я ощутила отголосок эмоций Альда. Интерес, любопытство, жгучее желание. Ишь ты, как оживился-то!

Подселенец же тем временем осторожно коснулся моими скелетированными пальцами одного из украшений. Не знаю, с какой целью это было сделано, но лично я ничего не ощутила. Но тело как бы и не под моим контролем было, конечно. Вряд ли Альд имел привычку просто так трогать незнакомые артефакты руками, пусть и не своими.

— Тонкая работа, — произнес подселенец после недолгого молчания. — Хороший инструмент. Но, пожалуй, я не смогу помочь.

— Альд! Я же чувствую, что тебе любопытно, и ты отчаянно хочешь попробовать!

— Не всем желаниям следует потакать. Я не понимаю и половины начертанных на браслетах знаков. Если будет перегруз…

— Опять твоя пресловутая осторожность, да? — с горечью спросила я. — Вот только тебе она в свое время не слишком помогла, судя по всему.

Сэр Алонт молча качнул головой. В гнетущей тишине глухой стук закрываемой шкатулки прозвучал слишком громко.

— И я почему-то уверена, что сумей он обойтись своими силами — ни о чем бы никого не просил. А если бы и просил — то уж точно не тебя, доверять тебе у него нет ни единой причины. И да, имей в виду — откажешься ты, соглашусь я.

— Ты с ума сошла.

— Мое тело — как хочу, так и распоряжаюсь.

— Надеюсь, он этого не допустит.

— Что ж, примерно так я и думал, — ровно ответил комендант. — Для вас это слишком большой риск. Для вас обоих.

— Не допустит к управлению, буду его подпитывать, как в прошлый раз. А энергии ему понадобится мно-о-ого… — я добавила в свои мысли изрядную порцию ехидства. — Зря медитировала, что ли? Посмотрим, где там мой предел сейчас.

— Это шантаж.

— Да.

— Зачем?..

— Затем, что если ребята погибнут за пределами заставы, мы тоже недолго продержимся. И не делай вид, что ты этого не понимаешь.

— Их выживание ничего не гарантирует. И даже с твоей или моей помощью они скорее всего не выживут. Слишком много тварей.

— Но я хотя бы буду знать, что сделала все, что смогла. В отличие от тебя, у меня еще есть совесть.

— Не тебе об этом судить.

Сэр Алонт потянулся к одному из браслетов, но поверх него легла моя скелетированная рука. Чернокнижник поднял взгляд, а в его голубых глазах мелькнуло удивление.

— Не уверен, что смогу помочь, но я попытаюсь, — ответил Альд, и в его голосе я не уловила ни малейшего намека на воодушевление. — Мне понадобится подстраховка.

— Само собой, — дернув уголком рта в намеке на улыбку, комендант встал из-за стола. — И если вы не против, начнем прямо сейчас, — добавил он, забирая оба браслета.

— Не против, — прошелестел подселенец. Обреченно, как мне показалось.

Подготовка не заняла много времени. Точнее, она вообще не потребовалась, по сути. Свободное пространство на полу кабинета вдруг озарилось рассеянным светом, который, спустя пару секунд, сжался до ярких тонких линий. Три концентрических круга, границы которых были густо исписаны руническими символами.

— Руки, — приказал сэр Алонт.

Альд подставил кисти, протягивая мои скелетированные руки ладонями вверх. Судя по тому, как они дрогнули, подселенец не ожидал, что браслеты окажутся настолько тяжелыми. Как если бы они были сделаны не из кости, а из металла.

— Как вы будете настраиваться?..

Сдержанное любопытство и нотка уважения — незнакомое сочетание в голосе подселенца. Комендант чуть сдвинул рукав рубахи на своем запястье — на бледной коже темным серебром мерцали метки, среди которых я заметила схожие с символами, начертанными на браслетах и между кругами.

— Мне они не нужны, — ответил сэр Алонт. — Прошу, — он жестом указал на центр внутренней окружности.

Альд остановился в указанном месте. Комендант шагнул внутрь следом.

— Если сесть на пол, будет удобнее, — предложил он.

Секунду поколебавшись, подселенец аккуратно опустил мое тело на пол и уселся, скрестив ноги. Мда, до такого изящества мне еще летать и летать…

Сэр Алонт уселся внутри круга, лицом к лицу с Альдом.

— Сначала, я покажу, с чем предстоит работать, — произнес он.

Одновременно с его словами комната вдруг воцарилась кромешная тьма. И мне она совершенно не показалась дружелюбной.

А потом…

Будь у меня глаза, их бы, наверное, выжгло.

Кромешная тьма вдруг вспыхнула холодной зеленью, на смену которой пришло ослепляющее золотистое свечение, тут же перешедшее в аметистовый туман, а затем полыхнувшее багрянцем. Три цвета были мне известны — они наверняка символизировали соответствующие направления некромагии, но что значил самый первый? Неужели — посмертие? Ведь моя аура была зеленой.

— Потом расскажу.

Опять — потом. Но сейчас, по крайней мере, у подселенца была весомая причина для этой отсрочки. К тому же, я от него объяснений и не требовала.

Тем временем вспышки прекратились, и снова наступила тьма — но не кромешная: вокруг нас мягко мерцали белые концентрические круги, и от внешней окружности теперь отходили линии-лучи. Осматриваясь, Альд покрутил моей головой. Дальше лучи ветвились, и на этих ветвях, подобно осенним яблокам, то тут, то там теснились круги поменьше — красные, в основном. Но были и фиолетовые, и золотистые, хоть и в меньшем количестве.

Я невольно удивилась ощущению того, как эти светящиеся линии, казалось, находились одновременно и далеко, и близко. Далеко — когда окидываешь взглядом мягко мерцающую во тьме панораму, но стоит сфокусировать взгляд на какой-то определенной ветке с кругами — и она тут же будто бы приближалась, позволяя себя детально рассмотреть.

— Северо-восток — там, — произнес комендант.

Его тихий спокойный голос гулко прозвучал в вязкой тишине колдовской мглы. Альд обернулся в указанном направлении.

Уходивший в ту сторону луч мерцал чуть ярче остальных, будто бы самим своим видом стремился показать, что там творится что-то неладное. И на фоне этого совсем блеклыми казались его отдаленные ветви — часть кругов на них обозначалась лишь едва заметным свечением того или иного цвета, а некоторые и вовсе погасли. Темное пространство между ними пульсировало тонкой сеткой фиолетовых нитей.

— Здесь находятся твари? — спросил Альд.

— Да, — ответил сэр Алонт, — химера искажает работу сигнальных чар, поэтому более точно местоположение узнать нельзя. Только примерную область. И она, как видите, довольно быстро смещается.

— Где караван?

— Здесь.

Видимо, по воле коменданта, фокусировка сместилась на основную линию. Она внезапно расширилась, и теперь казалась серебристо-белым потоком, вдоль которого двигались совсем махонькие круги. Три красных, два фиолетовых, два золотых и много бледно-зеленых.

— Они идут к порталу.

Поток снова стал линией, хоть и довольно жирной, а обозначавшие караван мелкие круги превратились в цветные точки. А на расстоянии примерно с мою ладонь от них обозначилась еще одна точка — серебристая. Вот только пульсирующая фиолетовая сетка подтягивалась к каравану куда быстрее, чем сам он — продвигался к порталу.