Лич на стажировке. Часть 2 (СИ), стр. 33

— Судя по пролому — действительно небольшая, — отрывисто произнес Альд. — А теперь назад. Медленно и осторожно.

— Линс, назад, — тихо произнесла я.

Волшебница бросила на меня встревоженный взгляд и молча попятилась. Через пролом открывался вид на заболоченную низину, и мы, не отрывая от нее взгляда, медленно отступали обратно к домам и утоптанной дороге улицы.

— Она там?

— Крайне вероятно. Удобное место для охоты из засады. Возможно, специально ждет, пока начнут восстанавливать частокол.

— Хитро…

— Вполне.

— Но ты же говорил, что мокрицы… не слишком умны.

— М-м-м… Я неточно выразился. Им скорее не хватает смекалки. В знакомых обстоятельствах у них довольно сложное поведение.

— В смысле?

— Найти укрытие. Затаиться. Выследить жертву. Напасть. Поглотить. Сменить укрытие. Схема одна и та же, но применяют зачастую довольно изобретательно как для существа… явно искусственного происхождения, — Альд вздохнул. — Но стоит поместить такую тварь в незнакомые условия, и она теряется. Пауки в аналогичной ситуации куда более смекалисты и…

— … поют, — я услышала обрывок фразы Линс. Голос волшебницы звучал напряженно.

— Что?

— Я говорю, — напряженно прошептала волшебница, — ты ничего не слышишь?

— Когда Альд начинает говорить — я крайне редко слышу, что вокруг происходит, — традиционно мне не удалось выдать даже малейшей интонации. А надеялась произнести эти слова хоть чуточку виновато.

— Значит, прислушайся, — напряженно произнесла девушка.

Я повиновалась и вскоре поняла, что имела в виду Линс. Со стороны пролома в частоколе доносились голоса. Будто несколько людей вразнобой и невпопад пытались петь какую-то песню с полными ртами воды. Звучало жутко.

— Если она так привлекает своих жертв, — поморщилась маг огня, — то это довольно… сомнительный способ.

— Согласна. Но эти люди нам — чужие. А вот если бы тварь умела имитировать…

При этих словах голоса сорвались на какой-то отчаянно-обреченный визг. Похоже, чудовище начало понимать, что просто так нас ей не выманить. Или Линс — с меня-то толку ей никакого. Наверное.

— Похоже, совсем молодая, — сообщил подселенец, — те, что поопытнее, обычно быстро убеждаются, что если в первые секунды голоса не сработали, то дальше только хуже будет.

— Возможно, подумала, что нас удастся заманить, как и этих селян…

— Скорее всего. Кстати, ты для нее тоже вполне привлекательна. Из костей мокрицы наращивают панцирь.

— Спасибо, теперь я не чувствую себя неполноценной, — фыркнула я.

— Я это к тому, — мрачно произнес Альд, — что тебе не стоит рассчитывать на то, что она не будет на тебя нападать. И если уж будете драться, а вам придется, то лучше не заходите вглубь поселения. Ближайшие к вам дома огорожены — не успеете увернуться, она вас сомнет.

— То есть… — до меня начал доходить смысл слов подселенца.

— Да.

— Линс, она сейчас нападет, — я тревожно щелкнула челюстью, судорожно бегая взглядом по частоколу и небольшому видимому участку за ним.

— Да я уже поняла, — процедила волшебница. Она повернула руки ладонями вверх, и я увидела, что капли зачастившего дождя просто испарялись с них. — В поселок не заходим, насколько понимаю, сейчас подвижность — наше все.

— Да.

— Да, — мы ответили с подселенцем одновременно.

Тем временем в пролом в частоколе плеснуло жидкой грязью. Немного, не сильно, но зная, насколько вязкая болотистая почва, можно было прикинуть, какой большой и сильной была туша, вызвавшая эту волну.

— Помни, неожиданности и непривычные обстоятельства сбивают мокрицу с толку, — пробормотал Альд.

— Может тебе контроль передать, сам ею займешься?

— Не сможешь. Ты сейчас напугана, а не злишься, — ехидно сообщил подселенец и замолчал. Даже куда-то поглубже скрылся, судя по ощущениям. Наверняка, чтобы не мешать мне своей болтовней, а как же.

Снова волна грязи.

Справа от нас затрещал и с громким плеском рухнул внушительный кусок частокола. Началось.

Линс, не глядя, метнула в сторону рухнувших кольев сгусток огня. Магическое пламя с шипением расплескалось по выгнутой спине твари и… погасло. Волшебница коротко выругалась. На мгновение чудовище поднялось на всех своих скольки-то-там руках и ногах, а затем, мерзко хлюпнув, поджало свои мельтешащие конечности и свернулось в ощеренный костяными пластинами комок. Тварь покатилась к нам, уверенно набирая скорость и начисто игнорируя тот факт, что мы находились на возвышенности, а она — в заболоченной низине.

— Так быстро разгоняется, — ошарашенно пробормотала Линс, озвучивая мои мысли на этот счет.

— Надеюсь, она не умеет резко разворачиваться, — отозвалась я.

— Умеет, — мрачно возразил Альд.

— Умеет, — бесцветный голос волшебницы эхом повторил фразу подселенца.

Плохо. Очень плохо. Она же нас в лепешку раскатает!

— Нужно разделиться, — предложила Линс.

Я бросила взгляд на девушку. Она нервно покусывала нижнюю губу, не отводя глаз от приближавшейся твари. Учитывая то, что за счет полета я не вязну в грязи, похоже, отвлекать чудовище предстояло мне. Впрочем, действительно, каждый будет реализовать свои сильные стороны. Боевой потенциал Линс все же куда выше моего.

— Попробую ее отвлечь, — произнесла я. В моем голосе не прозвучало ни единого намека на тот страх, который неподъемным камнем лежал где-то на уровне моего отсутствующего желудка. — А ты пока отойди подальше.

— Хорошо, — кивнула волшебница. — Будь осторожна, — добавила она и ушла в сторону, легко перепрыгнув через невысокий заборчик вокруг ближайшего дома.

В ответ я лишь щелкнула челюстью. Осталась мелочь — придумать, как именно мне перетянуть внимание твари на себя.

— Переподчинение, — буркнул Альд.

— Что?

— Во-первых, лети ей навстречу, тебе нужна открытая местность. Во-вторых, попрактикуйся на ней в подчинении по тому принципу, который я тебе уже объяснял. С аурой.

— Первое — ладно, но в чем смысл второго?

— Отвлечение внимания на себя, — быстро заговорил подселенец. — Тварь состоит из тел, которые являются подобием зомби, хоть на самом деле это не так, но эти подробности тебе сейчас ни к чему. В чем смысл: ты посягаешь на ее собственность. На часть ее тела. И это твари не понравится, будь уверена. Поэтому первой она попытается убить именно тебя.

— То есть ты предлагаешь мне уворачиваться от нее и одновременно пытаться подчинить кусок ее тела?

— Да.

— Это… безумие.

— О, это тебе пока так кажется. Мне доводилось творить вещи куда более… безумные, как ты выразилась. Выживешь — возможно, даже расскажу.

Не знаю, было это просто очередным хвастовством Альда или же своеобразной попыткой оказать мне что-то вроде поддержки, но вышло второе.

— А если не выживу?

— Тогда не расскажу, — в голосе подселенца послышалась знакомая ухмылка. — Очевидно же.

Мне не единожды говорили, что любопытство меня когда-нибудь сгубит. Но в этот раз, похоже, оно меня все-таки спасет. Страх притупился, и я быстро, но плавно отлетела в сторону — ровно настолько, сколько было нужно для того, чтобы тварь прокатилась мимо и не задела меня.

— Осторожнее, пластины немного выдвигаются, отлетай чуть дальше, — предупредил Альд. — Теперь попытайся ее коснуться.

Я попыталась увидеть ауру твари, занятой выкарабкиванием из-под обломков какой-то небольшой постройки. Длинные бледные конечности сноровисто убирали с пути обломки бревен и вытягивали развернувшееся пластинчатое тело наружу. Ауру я увидеть не смогла.

— Тебе нужен пример, ты же впервые ее видишь, да… Погоди… — задумчиво забормотал подселенец. — В общем, представь свернувшуюся кровь с прожилками желтого гноя. Вот примерно такой цветовой отпечаток у ее ауры.

— Звучит мерзко.

— Выглядит еще хуже.

С получением ориентира дело пошло быстрее. Спустя пару секунд напряженного всматривания, я увидела ауру твари и невольно вздрогнула. Альд не соврал. Ощущение исключительной омерзительности возникло тут же, причем даже не от самого сочетания цветов. Эка невидаль — почти уходящий в черноту темно-красный с бледно-желтыми пульсирующими прожилками. Причину отвращения я не могла объяснить. Возможно, опять срабатывала какая-то из защит подселенца, как в случае с Килиром.