Лич на стажировке. Часть 2 (СИ), стр. 31

— Ну что, ищем селян или идем за тварью?

Волшебница прищурилась, глядя на кровавую цепочку, и в этот момент напомнила мне хищную птицу. Маленькую, яркую и очень опасную.

— Загляните в пару домов, может, найдете кого из людей, — посоветовал Альд.

— Давай заглянем в пару домов. Если там есть кто живой, хоть узнаем, что случилось.

Линс поджала губы, и на миг мне показалось, что мое предложение ее несколько… разочаровало. Но волшебница молча кивнула и направилась к ближайшему дому. Небольшой, добротно сложенный из отесанных бревен — как и все постройки вокруг — он щеголял закрытыми крепкими ставнями, украшенными причудливым орнаментом из растений и птиц. В груди неожиданно защемило от тоски. Наверное, даже сердце сжалось бы, останься оно у меня.

— Заперто, — ровно произнесла Линс, успев тем временем подняться на невысокое крыльцо.

Она постучала. Ответа не последовало. Постучала сильнее. В этих звуках я уловила повторяющийся ритм. Незнакомый, но легко распознаваемый. Значит, не только в моих краях некромаги задавали условный стук, по которому можно было распознать пришедших на помощь.

— Либо не слышат, либо внутри никого нет, — вздохнула волшебница.

Я присмотрелась. Конкретно в этом доме и животных не было, они находились позади — видимо, в хлеву. Странно, почему тогда в соседних они были?..

— Давай заглянем туда, — предложила я, указывая на дом через дорогу — раза в два больше того, возле которого мы находились. — Там животные внутри. Что-то довольно крупное, но при этом мельтешащее. Свиньи, что ли.

— Давай, — легко согласилась Линс и соскочила с крыльца.

— А зачем вообще загонять животных в дом? — спросить это у волшебницы я почему-то постеснялась, поэтому задала вопрос Альду. — Разве они не привлекают внимание?

— Привлекают, но в этом заключается специфика защиты от бледных тварей, — с готовностью ответил подселенец. — Видимо, в твоих родных краях они — редкость, раз не знаешь этого.

— Да, на моей памяти ни разу не сталкивались, больше с местной нежитью…

— Как я и ожидал. Так вот, животных специально загоняют в дом, под которым находится подвал-укрытие. Тогда велика вероятность, что ворвавшаяся внутрь тварь убьет их и не почует людей за запахом свежей крови. С учетом того, что тела животных для них бесполезны — твари их даже не едят — это часто позволяло обойтись без человеческих жертв.

— Часто?.. То есть иногда не срабатывает?

— К сожалению, твари ориентируются не только на запах… Они и видят, и слышат. Если много людей, или вход в укрытие слишком заметен, или дети плачут… — голос Альда дрогнул. — Сама понимаешь.

— Понимаю.

Нехорошее подозрение зашевелилось в моей голове где-то в районе затылка. Что-то, сказанное подселенцем, пробудило во мне сомнение. И оно было связано со случившимся в моем родном поселке почти пять лет назад. Пообещав себе подумать об этом позже, я сосредоточилась на действиях Линс.

Волшебница уже успела постучать, и теперь напряженно прислушивалась к звукам, которые издавали всполошившиеся внутри животные. Среди светло-зеленого свечения их аур, возникла еще одна — потемнее и поярче. Человек. Но подходить ко входу он не торопился.

— Линс, постучи еще раз, — тихо попросила я. Хоть и прозвучало это, как приказ.

Девушка послушно повторила условный стук. Небольшая пауза. Она постучала еще раз. Аура сместилась — человек направился к двери.

— Хто там? — низкий мужской голос звучал настороженно. И показался мне смутно знакомым.

— Помощь с заставы, — ответила волшебница. — У вас тут неспокойно, хотелось бы узнать, что произошло.

— Да что, у нас хоть когда спокойно было? Да ни в жисть!

Ощущение узнавания крепло. Какое забавное стечение обстоятельств… Впрочем, а почему нет-то? Наконец, дверь открылась и из-за нее показалось настороженное лицо.

— Милсдарыня… Линс, — селянин широко улыбнулся, но улыбка тут же погасла, стоило ему перевести взгляд на меня.

— Доброго дня, Куль, — приветливо пощелкав челюстью, произнесла я. — Как здоровье сына?

Я не ошиблась. Глаза мужика округлились, Линс удивленно покосилась на меня.

— Ох, милсдарыня-некромант, радость-то какая! — воскликнул староста, распахивая дверь шире, чем не преминула воспользоваться пара шустрых поросят. С веселым визгом они выскочили на крыльцо и наперегонки умчались за угол дома. — Жив-здоров наш Доль. А за ваше здоровьичко… то бишь посмертьичко мы кажное утро лампадки Суртазу ставим, за спасение благодарим.

— Благоде-е-етельница, — протянул подселенец, и в его голосе мне послышалась ухмылка.

Волшебница стояла ко мне вполоборота, но даже так было заметно, как она пытается сохранить серьезное выражение лица. Действительно, радость от встречи — это хорошо, но наше задание еще не выполнено.

— Я рада, что с Долем все в порядке. Но нас сейчас больше интересует, что у вас произошло.

— Ой, милсдарыни, это долго сказывать… Вы заходите, с дороги передохнете заодно.

Настороженно осмотревшись, староста шагнул на крыльцо, позволяя Линс войти. Я влетела следом в просторную, погруженную в полумрак комнату — ставни на окнах тоже были закрыты. Единственным источником света оказался маленький огонек, трепетавший перед довольно грубо выполненным, но узнаваемым изображением Первого Некроманта.

Хм, а ведь не соврал.

Линс уселась на лавку рядом со входной дверью, я примостилась рядом. Часть комнаты напротив нас была отделена перегородкой до самого потолка, и из-под такой же лавки у нее с похвальной молчаливостью выглядывала собачонка. В углу рядом раскатисто хрюкала свинья, повизгивали поросята.

— Лель, у нас гостьи! — громко сообщил староста, — Доль, иди поздоровкайся со своей спасительницей!

— Зд-дравствуйте, милсд-д-дарыни, — из-за перегородки показалась маленькая пухленькая женщина в длинном платье и цветастым передником. Рядом с ней неловко переминался с ноги на ногу знакомый мне паренек. Не мигая, он широко открытыми глазами смотрел на меня со смесью страха и любопытства.

— До-оль, — выжидающе протянул мужик.

— Здравствуйте, — выпалил мальчишка и вжал голову в плечи.

Я молча кивнула, Линс ободряюще улыбнулась и также поприветствовала их кивком.

— Желаете чего? — предложила женщина, теребя передник, — молочка или простокваши?

— Воды, если можно, — ответила волшебница. Я же, продолжая молчать, повернула голову к старосте. Тот, поежившись, уселся на лавочку напротив нас. Лель тем временем принесла чашу с водой и передала ее Линс.

— С чего б начать…

Куль тревожно потеребил усы, будто собираясь с духом.

— В общем… Может, вы помните, милсдарыня, — обратился он ко мне, — я говорил, что неспокойно у нас… Мертвяки толпами шастали, жизни не давали. Так вот, как вы тех тварюк… ну… того… Так и тишь-благодать стала. Да недолго радость длилась, — староста вздохнул и тревожно переглянулся с женой, — с неделю назад новая напасть стряслась.

Мужик замолчал и снова тяжело вздохнул.

— И какая же? — ровно поинтересовалась Линс, делая очередной мелкий глоток из чаши.

— Стали пропадать люди, — неожиданно ответила Лель вместо своего мужа. — Сначала Вята, суседка наша напротив, утром пошла по воду к роднику и… — женщина закусила губу и промокнула уголки глаз краем передника. — Вечером — Квет, ее сын… Он нашему Долю — братик через четыре колена по батюшке. Был…

— А за ними и Туль — родич мой, пошел своих искать, да не вернулся, — мрачно продолжил староста. — Говорил ему, пожди утра, соберем мужиков, разом поищем… Эх… — Куль махнул рукой и отвернулся.

— Теперь вот… дом пустой, — добавила его жена, — за скотинкой мы смотрим, да только…

Плечи Лель поникли, она скрылась за перегородкой. Мальчишка встревоженно посмотрел ей вслед, а затем неуверенно шагнул к нам и уселся на лавку рядом с отцом. Вид у обоих был подавленный.

И хотя все внутри меня протестовало против того, чтобы считать этих людей погибшими — нужно было смотреть правде в глаза. Болота и без нежити — опасное место, а раз там завелась бледная тварь… В общем, просто утони они в трясине — так было бы лучше для всех. Но я сомневалась в настолько простом и легком конце для них. Судя по лицу Линс, она думала примерно о том же.