Дарки (СИ), стр. 27

— Колпак же можно и не снимать, когда плаваешь или загораешь?

— Глупо, конечно, но кому какое дело? Да и тебе он очень идет.

Дарки попробовал провести рукой по шее. Плащ тут же раскрылся, сразу на него. Только капюшон накидывай и все. Из-под плаща Дарки вытащил руки уже с жезлами. Бинты словно змеи вылезали из темноты и наворачивались на руки.

— Работает. Долго, но лучше, чем ходить безоружным или жарится и выделяться.

— И все же я надеюсь, что это все не пригодится. Ты и так очень сильный как боец.

Прогулка за туникой прошла легко. По темноте народу выползло куда больше. Три мага красовались перед девушками, выпуская разноцветные огненные шары на фоне огромного и яркого звездного неба. Столики кафе с выпивкой были полностью заняты парочками. Светлосиняя туника с черной окантовкой Дарки понравилась. Так что и еще заказ сделал. Уже за монету.

Кидать гальку по искрящемуся морю хоть и не быстро, но надоело, и пацаны пошли домой. Хотя в другую сторону был еще большой кусок пляжа, города, и даже районы по приличнее с гостями. Но стемнело еще больше, и по холодало. Все стали расходиться, даже парочки.

— Дарки, зайди к нам.

Хмара не дала зайти и свалиться спать, хотя Дарки уже планировал, как именно сдвинет кота, что бы места хватило двоим.

Просторы, бывшие хозяйскими, размерами сильно превосходили кладовку. С комнату Ромашки, но это была только гостиная. Из нее еще шли несколько дверей.

Дарки завалился на одно из кресел. Хмара села рядом с Мариком. Все смотрели друг на друга и молчали.

— Как ты их убил? — спросил Марик.

— Я не хотел бы выдавать, каким заклинанием буду убивать вас, если потребуется.

— И всего то? Просто скажи действующую магию. Убить этих тварей не так-то просто. Они очень живучи.

— Молния.

— И быстрые. Понятно тогда. Но их там больше сотни!

— Видимо какая то веерная — сказала Хмаришка — если мальчика учили ренегаты, или того хуже баронские с границы, то могли любой гадости научить. На войне быстро находятся эффективные заклинания. Правда тех, кто их пользует стараются убить прямо все и тоже быстро.

— Не расскажите? — спросил Дарки.

— Пока старик тут главный, нет. И держи Ромашку по дальше от этого всего. Светлые любят увязаться за темным и погибнуть за компанию. Но чаще на перед. Желательно защитив собой. А потом думай, какого сына в честь него назвать, чтобы собратья над именем не смеялись.

— Моего первенца будут звать Лютик или Вовка. В честь Лютого Вовчика.

— Да ну нах!? Он же в розыске! — Хмаришка аж на кресле привстала

— Зато как он учил! Если бы он не закрыл меня собой, я бы тут не сидел. Я так же учить буду.

— Эти, в твоем мешке, это работа мага крови и плоти. Скорее всего светлого химеролога. Гомункула делают из того, что осталось от преждевременного разрешения от бремени. Видимо сбежали.

— тогда они совсем рядом. Потому что я достал их из подвала у начала пляжа, где торгуют напитками на разлив. Только я думаю, они по канализации пришли. Там была крышка желоба. Выливать в море у пляжа ничего нельзя. Вот и прокопали в городе канализацию.

— Не вздумай пускать по следу Куся. Я сам. Подниму одного гомункула и отправлю по искать. Может вспомнит как пришли.

— Еще я своего хранителя по сточной яме не гонял. Я тоже поднять гомункула хотел. Пока вы всех не забрали.

Кабинет под лестницей оказался даже очень большим и уютным. И совсем не много под лестницей. А главное, со стороны темного там был просто диванчик. На нем можно было лежать, закинув ногу на спинку, отдав вторую половину коту, есть вишню и ничего не делать.

Посетитель застал Ромашку за удерживанием карандаша на кончике носа. Дарки просто смеялся.

— парни, а где этот новый темный маг, который всю нечисть в подвале бакалейщицы одним заклинанием выжег?

— А чего вам к нему? Может и мы справимся — Дарки даже не думал принимать позу по приличнее. Ромашка, конечно, карандаш убрал.

— У меня это, следы на курятнике и курицы пропадают раз в две недели. Соседка говорит, что лиса какая, а я вот точно знаю, оборотень это! А то я лису не ловил или волчих следов не видел. А хозяин за каждую курицу с меня возьмет.

— А за охоту на оборотня сам заплатит? — спросил Дарки.

— Ага! — подтвердил гость — Вот нужно что б тот маг сходил посмотрел.

— А чего это я вас тогда раньше не видел? — спросил Ромашка. — Э! Вы куда?

— Кусь! Взять!

Росчерк тьмы вбил убегавшего обратно в дом. На груди мужчины стоял разозленный демон. Ростом больше оборотня, с огромной пастью и рогами. По сторонам клубилась тьма, а когти до крови впились под весом Куся. Дарки все же оторвался от дивана и вышел из кабинете. Матушка света уже стояла со скалкой. Скалка была зачарована, но давно, не иначе бить запоздавшего мужа по молодости. Заклинания хоть и не были свежими, но сильными и боевыми.

— Я все расскажу!!! — за выл мужик.

— я не доверяю словам. Только некромантии.

— Я не хотел, меня заставили! — за скулил мужик.

— Кто заставил, что заставил?

— мага привести. Того, кто вчера всю нежить у бакалейщицы убил одним заклинанием.

— куда, к кому, зачем?

— Да ко мне! Они и следы оставили. Не знаю больше ничего. Сказали, по смотреть хотят.

— Кто они?

— да не знаю. Много тут отдыхает.

— а мертвые не врут некроманту!

— скажу и они меня убьют.

— не скажешь, и они тебя тоже убьют. А так я хоть отомщу. Или может даже убью их первыми.

— Маги из домика на против. Они уже неделю тут отдыхают. Трое. Страшные!

— Ромашка, или ты придумываешь, как твоим именем мне назвать второго сына с темным даром, или я иду один и твоей жизнью не рискую.

— Морчиком назови. К тебе тот же вопрос.

Поединок взглядов был долгим, но бесполезным.

— Дарчик.

— Матушка Света, вы этого по сторожите? — спросил Ромашка.

— По сторожу. У меня веревки заговоренные есть. А вот вам бы не следовала одним идти.

Веревки вылетели из ящика стола и тут же скрутили мужика.

— давай, рассказывай, где дом, какой напротив, сколько, как выглядят.

За столом в саду, посматривая в сторону соседского курятника сидело трое. Дарки медленно и не прячась шел по улице. Маги заметили, но особого внимания не обратили. Они явно кого то ждали.

— Вы арестованы! — голос был ледяным и спокойным.

Маги повернулись, и там, где только что шел какой-то парнишка в синей тунике, стоял маг. От взглядов его скрывал плащ, невозможного цвета. Из тьмы плаща торчала рука, забинтованная какими то заклинаниями на крови. В руке горел посох. С обеих сторон ощутилась магия. С одной светлая, с другой, и вовсе демон из тени соткался.

Все трое магов ударили одновременно и в три стороны. Демон юркнул черной молнией, прямо в лицо одному. Светлый выставил щит и отослал хорошим таким заклятием обратно в магов. Темный ударил сразу в троих с посоха. Атака мага прошла в него и скрылась в темноте плаща без следа. И тут же вылетела обратно. Темный закончил заклинание, и все трое еле устояли на ногах. Кровь ударила в голову, от чего она взорвалась болью. Трудно стало даже стоять. Думать и вовсе.

— Барьер! Они нас заперли! — крикнул один. Говорить тихо он не мог. Остальные дернулись от голоса как от удара.

Кот отлетал от щита, но тут же бросался обратно. Светлый не прекращал атаки.

— Сдавайтесь! — сказала фигура в плаще и почти сразу всем троим стало совсем плохо. Силы покидали.

На одном из магов сработал амулет. Вспышка светлой магии окутала троих, и стало как то легче. Но не на долго. Маг в плаще закончил бормотать заклинание, а демон растворился в тени.

От трех точек, откуда на магов напали, светились линии барьера. Заклинания через него не проходили. За спиной мага светился и другой барьер, по проще. А силы вытекали как вода из ведра без дна.

— Дарки, они вырубились? — спросил Ромашка.

— Кажется. Если передержу, попадут в магическую кому.