Вайлет. Изменчивыми тропами, стр. 9

Теперь всего лишь осталось выбрать подходящий момент и сбежать из этого гадюшника и желательно куда подальше, чтобы даже не слышать о её величестве и его высочестве.

– Ваше высочество, ваш чай, – произнесла Блис, внося поднос с чашкой и кружкой в покои. К этому времени я уже сидела за рабочим столом, снова читая и делая краткие записи на родном языке, в небольшой книжечке, собственноручно сшитой из чистых листов бумаги.

– Спасибо, – поблагодарила служанку, забирая чашку из рук, сделала вид, что отпила, поставила на стол, как бы между прочим проговорила, – Блис, я бы хотела прогуляться в саду, подбери, пожалуйста, подходящую для этого одежду.

– Ваше высочество, сегодня довольно ветрено, а вы ещё очень слабы, – обеспокоенно проговорила девушка, театрально всплеснув руками, добавила, – господин Зандер будет ругаться.

– Хм… я ненадолго, – настояла, зная, что это бесполезно, промолвила, – может, на балкон?

– Там и стена прикроет от холодного ветра, – с видимым облегчением выдохнула служанка, в который раз подтвердив мои подозрения, что пока я точно под арестом, – ваше высочество, то темно-красное шерстяное платье вам отлично подойдёт.

– Согласна, – натянуто улыбнулась, дождалась, когда Блис скроется за дверью гардеробной, быстро вылила чай в горшок с цветком, отметив, что нижние листья тут же скукожились и чуточку пожелтели.

– Хм… ещё день голода и я кого-нибудь покусаю, – мрачно пробормотала, услышав жалобное рычание в животе, прошептала, –  водички хоть немного выпить, правда, это не особо и помогает.

Глава 9

Ночь последнего дня недели, которую великодушно отмерила мне королева, прошла беспокойно, повсюду мерещились зловещие шорохи, стоны и крадущиеся со всех сторон кровожадные убийцы. Поэтому утром голодная с тёмными кругами под глазами от недосыпа, я бездумно пялилась в своё отражение, отрешённо гадая, когда же это всё закончится. И подойди ко мне сейчас хоть кто-нибудь, его бы я растерзала на мелкие кусочки. Но что странно, как назло, никого не было и даже Блис, где-то задерживалась и не будила меня своей милой улыбкой, больше похожей на оскал бешеного животного.

– Ваше высочество! – Тотчас стоило о ней вспомнить, раздался обеспокоенный голос служанки, что-то звякнуло и через минуту дверь ванной с силой дёрнули, – ваше высочество!

– Иду, – рыкнула, решив, если сегодня ничего не изменится, и я останусь жива, расскажу кто я на самом деле господину Зандеру. Пока он кажется мне единственным вменяемым человеком в этом кошмаре. И даже если я ошиблась, хуже уже не будет. Сидеть взаперти, отказываясь от пищи и вздрагивая от каждого шороха, я больше не смогу.

– Ваше высочество, – обрадованно проговорила Блис, стоило мне только выползти из ванной, – её высочества приглашают вас в театр.

– Кто? – С недоумением пробормотала, не сразу сообразив о ком идёт речь.

– Дочери её величества, через три часа едут в театр и приглашают вас с собой, – повторила служанка, с притворным беспокойством всматриваясь в меня.

– Хм… хорошо, – настороженно кивнула, не ожидая от этой встречи ничего хорошего, я всё же искренне надеялась, что там у меня получится сбежать.

– Я принесу завтрак, чего желаете?

– «Чтобы меня здесь не было» – мысленно проговорила, вслух же ответила, – кашу и чай.

Завтрак как, впрочем, и все ужины, и обеды, был незаметно сброшен в мешочек, лежащий на моих коленях. Когда служанка выйдет, всё это будет смыто в клозете. За эти, казалось, бесконечные дни я неплохо приноровилась, ловко притворяясь жующей, тем временем избавлялась от, возможно, отравленной еды. И пусть у меня наверняка развилась паранойя, я всё же ещё пока хотела побороться за свою жизнь.

– Ваше высочество, его высочество прислал вам в подарок это платье, примерите? – Проговорила служанка, спустя час после будоражащей мою кровь новости о первом выходе из дворца.

– Нет, – коротко ответила, с грустью проводив взглядом Блис, которая уносила платье нежно-кремового цвета, невероятной красоты. Но в талии оно было слишком узким, а юбка недостаточно пышной, и я, к сожалению, не смогу под ним спрятать мешок.

– Синее?

– Да, – кивнула, думая, что за эти разгрузочные дни я немного похудела и под синим кошмаром точно никто ничего не заметит.

За час до выхода в свет меня стали собирать. Намыли, начесали на голове башню, натянули платье, сокрушаясь: «Как я похудела, а ушить по фигуре наряд не успеют, придётся потуже затянуть». После Блис в сопровождении стражника принесла изумительной красоты ожерелье: «Подарок королевы», нацепили его мне на шею и радостно скалясь объявили, что я готова.

– Эээ… я в ванную, мне надо, – смущённо пробормотала и, не дожидаясь возражения, рванула в комнату, быстро заперла за собой дверь. Ни на секунду не останавливаясь открыла кран посильнее, чтобы служанка ничего не заподозрила, бросилась за шкаф. И только когда мешок с одеждой и прочими богатствами был тщательным образом привязан к моему животу, я, спустив воду в туалете, наконец вышла из ванной.

– Ваше высочество, не стоит заставлять, её высочеств вас ждать, – нравоучительным тоном проговорила Блис, порой мне казалось, что она не моя служанка, а скорее надзирательница, без чьего дозволения я не могла и шагу ступить.

– Живот скрутило, может, от каши, – невнятно промямлила, украдкой взглянув на служанку, успела заметить едва мелькнувший радостный блеск в глазах.

– Ох… простите, вам бы отдохнуть, но её высочества…

– Ничего Блис, я справлюсь, – умирающим голосом прошептала, подхватив маленькую сумочку, направилась к двери, ненадолго замерев, не смогла удержаться, проговорила, – спасибо тебе за всё, я этого никогда не забуду.

Её высочеств в карете не было, как сообщил один из придворных, они уже выехали, не дождавшись меня. Я почему-то была уверена, что подобное и случится, не просто так меня вдруг выпустили за пределы дворца. Наверняка её величество устала ждать, когда я благополучно отравлюсь и решила устранить меня иным способом. Так что, скорее всего, на карету нападут разбойники, а может, она перевернётся…

– Хватит саму себя пугать, – сердито буркнула, в очередной раз выглянув в крохотную щель чуть отодвинутой шторы, убедилась, что мы всё ещё находимся на прилегающей территории дворца, устало откинулась на жёсткую спинку сиденья.

Спустя десять минут черепашьего движения, я, похлопав себя по животу, удостоверилась, что всё на месте, отметила, что это глупое действие меня, как это не странно успокаивает, принялась ждать, когда мы, наконец, выедем в город.

– Кто? Её высочество Вайлет? Проезжайте! – раздался громоподобный голос, карета дёрнулась и резво полетела вперёд.

– Кажется выехали, – неверующе прошептала, сжав руки в кулак, ощутила, как сердце бешено зашлось от страха, а противный липкий пот стекает по спине. Но собравшись с духом, снова выглянула в щель, некоторое время любовалась красивыми особняками, каковые с каждым пройденным расстоянием становились ниже и беднее.

Это и послужило мне сигналом. Задвинув плотно штору, я задрала подол платья, отвязала мешок и стала переодеваться. Синий кошмар пришлось порвать, в движущейся карете, подпрыгивающей на ухабах, как оказалось, было не так просто его стащить. Но когда мне, наконец, удалось избавиться от этого кошмара, натянуть штаны, рубаху и жилет, получилось быстро. Волосы спрятала под косынку и нахлобучив по самые брови шляпу, приступила к макияжу. Кое-как нарисовала себе щетину, попросту перепачкав лицо углем, криво мазанула брови, одна получилась гораздо шире другой, но если сдвинуть их к переносице, но это будет не слишком заметно.

– Кажется всё, – срывающимся голосом прошептала, оглядев учинённый мной погром, тихонько выругалась, – надо забрать платье с собой, иначе они догадаются, что я переоделась.

И снова сбор вещей по карете. С трудом запихав в мешок синий разодранный наряд, буквальном смысле придавливая его ногой, туда же утрамбовала жуткие туфли, а вот зеркальце, монеты, камни и «подарок королевы» пришлось прятать в трусы. В мешок не влезло, а карманов не было.