Измена. Право на обман (СИ), стр. 1

Арина Арская

Измена. Право на обман

Глава 1. Котик и зайчик

— Котик? — раздается в соседней кабинке ласковый девичий голосок. — Я не могу бюстгальтер выбрать. Помоги…

Закатываю глаза. Котика решили дистанционно подразнить. Я даже завидую. Мне вот смелости не хватит позвонить сейчас мужу с кокетливой просьбой дать совет в выборе нижнего белья. Лучше его не тревожить. Он меня предупредил, что у него после обеда важная встреча с потенциальными инвесторами.

— Котик, — капризно тянет девица, — ну, не ругайся. Я, правда, не могу выбрать. Как все брать? А вдруг тебе ничего не понравится?

Какой щедрый котик и какая очаровательно хитрая киса.

— Ты должен посмотреть…

Расстегиваю бюстгальтер из тонкого белого хлопка с аккуратной кружевной окантовкой. Подслушивать чужие разговоры нехорошо. У меня с выбором нет проблем, поэтому быстренько одеваюсь и линяю, а то “котик, помоги” перейдет в “котик, хочу тебя”. Точно говорю. Я уловила в голосе девицы провокационные нотки, которые обещают жаркую беседу.

— Ты меня видишь? — хихикает девица. — Как тебе твой зайчик?

— Вижу, Ань…

Замираю с расстегнутой блузкой с принтом милого и нежного василька. Глаза у отражения округляются и челюсть медленно ползет вниз. Я ослышалась?

— Вот этот красненький как сидит? — игриво спрашивает девица в соседней кабинке. — Погоди. Я сейчас телефон поставлю. Ну, как?

— Неплохо…

Узнаю в хриплом низком голосе своего мужа Александра. Щеки отражения бледнеют, зрачки расширяются. Нет, этого не может быть. Я ошиблась. Связь искажает голоса… Выхватываю телефон из сумки и звоню Саше. Гудок идет, а из-за соседней кабинки доносится приглушенная трель звонка.

— Котик!

— Погоди минуту...

— В смысле погоди?! Эй! Не ставь меня на паузу!

Гудок обрывается раздраженным голосом Саши:

— Да, Ева?

Сбрасываю звонок, прикрываю рот рукой, чтобы не завизжать от ужаса. Сердце бьется отбойным молотком о ребра, и я оседаю на пуфик, обитый черным бархатом.

— Котик! — капризно рявкает девица по ту сторону перегородки.

— Красный бери, — в легком гневе отвечает Саша.

— Да отвлекись ты от телефона! Кому ты там пишешь?

У меня на экране высвечивается сообщение:

Любимый: “Что-то случилось? Ты звонила?”

— Язычок прикуси, — сердито отвечает Саша, когда я ему отправляю “случайно позвонила”. — Повернись.

— Опять жена?

— Не отвлекайся, — строго чеканит Саша, и я аж сама вздрагиваю от его сурового приказа.

— Какой ты бука, — канючит Анюта. — Вот бы с женой…

— Все, вечером покажешь свои тряпки.

— Эй! Вот же…

Видимо, Саша сбросил звонок, не желая слушать претензии “зайчика”. Застегиваю дрожащими пальцами блузу и раздумываю над тем, а стоит ли сейчас ворваться к Анюте в кабинку и потребовать объяснений? Может, это просто случайные и нелепые совпадения? Мозги в голове дрожат желейной массой, и я никак не могу сосредоточиться и понять, что делать дальше.

— Вот козел, — шипит Анюта в соседней кабинке и обиженно бурчит, — а вот и возьму все. Твоя жена, поди, в труханах растянутых ходит да в стремных лифчиках, которые бабки только носят. И сиськи у нее поди тоже висят до пупа.

Я машинально хватаюсь за грудь. Ничего она не висит. Вот грымза малолетняя. Выдыхаю. Эмоции сейчас лишние. Я очень хочу ринуться в драку с визгами и криками, а после прошму со сладким голоском за волосы притащить к Саше…

Слышу, как клацает металлические кольца полога о перекладину кабинки, и выглядываю в щель. Анюта горделиво шагает мимо с охапкой кружев и шелка. Высокая фигуристая брюнетка с точеным носиком и гривой до круглой попы, обтянутой узкими белыми брючками. За ней плывет шлейф тонкого и сладкого парфюма.

Прячусь и прижимаю пальцы к губам. Я совершенно не готова к тому, что у моего мужа может быть любовница. Нет. Он бы так не поступил со мной. Это не в его характере. Я себя накручиваю и подтасовываю случайности, чтобы они сложились в жестокую картину предательства, потому что, как сказал мой психолог, у меня повышенная тревожность. И мне лишь нужен повод, чтобы разрешить себе паниковать.

— Извините, — шепчет консультант за пологом. — Вы в порядке?

— Не знаю… — сдавленно и сипло отвечаю я.

— Размер подошел?

Кровь стучит в висках, сердце готово в любой момент лопнуть, и я едва слышно отвечаю:

— Размер подошел, но модель…

— Модель базовая, как вы и просили. Есть еще в нескольких приглушенных и пастельных оттенках, — говорит консультант. — Принести?

— Нет, — касаюсь затылком перегородки и закрываю глаза. — Я хочу другие модели…

— Есть и другие базовые…

— Нет, — в тихом отчаянии усмехаюсь. — Хочу… что-нибудь непростительно откровенное. Чудовищно провокационное…

Консультант за ширмой замолкает и внимает моему дрожащему шепоту.

— Мне нужны такие модели, которые не наденет приличная замужняя женщина, но позволит обманутая… Вы меня понимаете?

Вот дернул меня черт зайти именно в этот бутик за новым бюстгальтером. Я ведь даже не планировала сегодня тратиться на белье. У меня был план лишь забежать к своим девочкам и узнать, как идут скидки на летнюю коллекцию. Скидки идут отлично. Неходовые размеры уже почти все распроданы, полки и стойки освобождаются под новый осенний ассортимент.

— Понимаю, — печально отзывается консультант, — обман подразумевает подвязки и чулки?

— Думаю, да, — смахиваю одинокую слезу со щеки. — Возможно, чулки и придумали обманутые женщины.

Когда консультант удаляется, я вновь набираю Сашу, который отвечает не сразу и довольно раздраженно:

— Да?

— В этот раз я неслучайно тебя вызвала, — с наигранной легкостью говорю я.

— Что-то срочное?

— Я сегодня Дениску бабушке закину, — зажмуриваюсь, но голос стараюсь держать непринужденным, — и предлагаю устроить рандеву?

— Ева…

— Романтический ужин? — бессовестно перебиваю мужа. — Только ты и я? Свечи, расслабляющий массаж…

​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​Мне самой от себя тошно, но я должна пойти до конца.

— Ева, боюсь, что я задержусь, — отстраненно отвечает Саша. — Встречу перенесли.

— На какое время? — я не отступаю.

— После шести. Ты же знаешь с какими людьми мне приходится работать, — Саша вздыхает. — Милая, у нас обязательно будет романтический ужин при свечах, но мне надо сделку закрыть.

— Что, неужели в девять часов не освободишься? — сжимаю ладонь в кулак, и ногти впиваются в кожу.

— Не уверен.

— Я буду ждать тебя в девять часов вечера, — бесшумно выдыхаю через нос, — на ужин. Возможно, тебе стоит быть тверже с людьми, с которыми ты сотрудничаешь?

— Ева, это тебе не… — несдержанно шипит Саша, — это вопрос больших денег. Евушка, я человек бизнеса…

Я прекрасно знаю, как Саша не терпит, когда переносятся встречи, и старается рубить деловые связи, в которых “партнеры” не уважают чужое время, а тут… Видимо “котика” очень взволновало красное кружево на “зайчике”.

— А еще ты муж и отец.

Из груди рвется истерика со слезами и обвинениями. Прикусываю кончик языка и поджимаю пальцы в туфлях.

— Не начинай, Ева, — голос Саши вибрирует хрипотцой гнева. — Я закрою сделку, а потом я весь ваш с Дениской. Давай так, — он недовольно прищелкивает языком, — присмотри путевки…

Решил откупиться? Как ловко. Вспомнил о моей полугодичной просьбе скататься на море и насладиться солнышком на теплом песке?

— В девять часов, — упрямо повторяю я и позволяю себе немного повысить голос. — К черту твои сделки, если они мешают быть тебе с любимой женщиной.

А вот маленькая провокация. Он же мне только с утра после чашки кофе и нежного поцелуя в висок сказал “люблю тебя”. В кабинку заглядывает консультант и вешает на крючки вешалки с подвязками, какими-то сеточками, лентами, прозрачными кружевами и бесшумно исчезает.