Измена. Возвращение любви! (СИ), стр. 28

Помню, что мама что-то грубо им сказала, но меня не это волновало, а то, что мы встретились с ним взглядом. Он улыбался, в его наглых глазах плясали черти. Схватившись за маму и с трудом поднявшись, я буквально влетела в подъезд, мои щеки пылали. Походу знакомство с новыми соседями прошло на ура….

А потом наш с ним первый секс. Как он к Родиону меня ревновал, как фингал под глаз ему поставил и ходил он ваше сиятельство. Как я в руках его сильных растворялась, эти признания, эти клятвы сумасшедшие. Его пальцы горячие…

Куда это всё делось, куда….

Марат, прижимая меня к себе, зажимал мне рот рукой, а я боялась пошевелиться из веток вышел какой-то мужик с дробовиком на перевес в тулупе и пошёл в сторону машины. У меня всё замерло.

- Уходим! – прошептала мне Марат и схватив меня за руку потянул в сторону леса.

Я быстро побежала за ним сама ёжася от холода и не понимая, как ему в одной рубашке, промокшей от крови было не холодно, конечно же ему было просто он не не подавал виду, он же всегда был мужиком и никогда и ничего не боялся.

****

Брели мы достаточно долго, я несколько раз падала в снег, и проклинала всё на свете что почему, как Сашка не ношу в карманах брюках телефон, почему он постоянно в сумке, а сумочка осталась в такси, а у Марата так вообще глупо спрашивать про телефон.

Понимая, что ещё немного я просто на просто свалюсь, я мужественно шла вперёд, я не могла подвезти ни его, ни себя. Наконец впереди показалась небольшая сторожка. Марат показал мне знаком молчать и пошёл вперёд. Я осторожно ступая пошла за ним, отмечая что следов давно нет, всё замело белым снегом. Становилось ни по себе, даже рядом со Светлояровым, ночь, избушка, мы вдвоём идём непонятно куда, но выбора не было. У избушки он остановился и посмотрел на меня.

- Если здесь никого я уйду искать, то место где оставил Аню! Найду подмогу и соображу, как связаться с Конюховым! Ты меня поняла?

В этот момент мне казалось, что я та девчонка, к которой он пришёл покупать самогон отца совсем забыв, как с друзьями смеялись надо мной, а может не узнал, он же после тюрьмы возмужал. Вот и сейчас вижу, что ему холодно, весь дрожит, а сам сильный мужественный держится.

- Марат, я одна не останусь, если идёшь ты, иду и я, помни об этом!

Он смотрит мне в глаза. А у меня какое-то предчувствие странное не хорошее, словно теряю что-то и до жути хочется прижаться к нему, обвить его шею руками, чтобы он рядом находился, но вспоминаю Жанну, измену его и всю эту боль что испытала. Если я не говорила об этой боли — это не значит, что её не было, она была и очень сильная, до жути сильная, а сейчас мы вроде столько лет женатые люди стоим и друг другу просто смотрим в глаза.

- Предчувствие плохое! – первым оживает Светлояров.

- Какое? – одними губами спрашиваю я.

Мне так хочется, чтобы этого всего не было, чтобы всё это было бредом…Чтобы, как и прежде наша жизнь была размеренной, хорошей, столько ему рассказать, рассказать про эту дурру Ван и её фасоны, про всех, обидеться, пожаловаться, но я понимаю я не могу, он действительно стал для меня чужой.

- А если бы я правда умер чтобы ты делала? – тихо спрашивает меня Светлояров глядя мне в глаза.

Я молчу. Понимаю обида хочет сказать одно, а вот сердце совсем другое, совсем другое, то что мне не понять, но я знаю точно, если бы с ним что то случилось мне бы было больно, безумно больно и если совсем положить руку на сердце я не знаю, как бы я это пережила….

*****

Глава 38

Глава 38

МАРАТ

Я толкнул дверь в избушку, поцелуй так и не состоялся твою мать, а я так ждал что всё внутри сжалось. Какой-то холодок пробегал, я любил её и готов был на коленях перед ней ползать, вспоминая свою вину. В сторожке не было света, но и никого не было. Заведя Веру закрыл дверь и с принялся разжигать печку, чувствуя боль в боку всё сильнее.

- Мне надо идти, вдвоём мы далеко не уйдём!

Понимал, что уже даже смысла нет, её в живых нет, почему-то уверен был и от этого в горле ком вставал, боль в груди всё сильнее становилась. Мама…А я ведь так её даже ни разу не называл, до сих пор не понимал, как она разрешила меня забрать. Как могла отдать, когда так нужна была, когда я так нуждался в ней, мама….

- Ты никогда ничего не говорил про маму! – словно услышала мои мысли жена.

Я обернулся. Вера сидела на колченогом табурете и смотрела на меня. В груди кольнуло, я даже не представлял если она уйдёт.

Вера, заметив мой взгляд встала.

- У тебя рубашка насквозь кровью пропитана, я бинты поищу!!!!!

Она так быстро встала и пошла в комнату что я протянул руку, но не успел её поймать. Слышал, как что-то ищет в комнате, а сам сидел у печки, понимая, что потерял двух любимых женщин, двух людей которые стали мне настолько дороги. Подбросил дров и пошёл в сторону комнаты. Вера уже нашла бинты и даже банку со спиртом, скорее всего это был дом лесничего.

- Снимай рубашку! – скомандовала она, когда вернулись к печке.

Я стащил рубашку ощущая дикую боль, рана кровила. Вера цокнула языком, в её красивых глазах залегла тревога, я видел, как она переживает за меня.

- Всё хорошо! – попытался подбодрить я улыбаясь.

Вера разорвала бинты и смочила руки спиртом, мы оба прекрасно понимали хорошего ничего не было, да и рана постоянно кровила.

Вера коснулась меня тонкими наманикюренными пальцами, ни от прикосновений одной женщины не било так током, а от неё било.

- Сейчас будет больно, Светлояров!- тихо произнесла Вера не смотря на меня и наливая на руки спирт, а я едва держался чтобы не коснуться её губ.

Я безумно её любил и всё сильнее это понимал.

ВЕРА

Кто так жестоко хотел отомстить мне за моё сердце? Я не знала…. Я знала что держусь, но что то хрупкое во мне ломается. Папа…Я ведь всю жизнь его жалела и сейчас просто обязана была вытащить его из тюрьмы, плевать что будет со мной, но тронуть своего беззащитного отца, который никогда не мог защитить меня, я дать не могла. Всего его защищала я и сейчас мне предстояло это ещё один раз….

Смочила руки спиртом и взяла бинты, руки слегка дрожали. Боже какой у него красивый торс…. Стараюсь не смотреть, а саму всю потряхивает. Бывает, что все рушится. ПРОСТО ВСЁ. Именно такими большими буквами, именно такой болью, именно каждой клеточкой души. Становится страшно, страх всегда останавливает, он плохой советчик, вьедаясь под кожу, заставляет бояться перемен, бояться, одиночества, старости. Нужно это пережить, не сидеть не искатьцитаты, не ждать какого-то чуда, а усвоить одну истину: не помогает-значит не хочет, не пишет и не звонит-значит не хочет, не приехал и не оправдал ваших надежд, не дал то что вы хотели - значит не хочет. Никогда ничего не бойтесь, в том числе и остаться одной, одна — это не так страшно, страшнее, когда ты с тем, на кого возлагаешь все надежды, кого идеализируешь, живёшь в придуманном тобой мире, но при этом ты одна. Он не с тобой, ты просто одна, поэтому уберите свои страхи и помните, вашего человека никогда ни о чем не нужно просить, он и без вас и приедет и поможет, и превратит вашу жизнь в сказку, остальных потерять не бойтесь, никогда, ни за что, иначе потеряете себя. В мире есть только один-единственный мужчина, готовый понять и принять женщину со всеми её странностями и недостатками. Скромный шотландский парень.

Я держу в руках стакан, который мне сунул в руки Светлояров и смотрю на него. Он, как эти виски-такой же крепкий, дурманящий голову, я как глоток за глотком пью его, растворяясь в этом сладком безумии.

Светлояров, отставляет в сторону бутылку и приближается ко мне. Сердце отбивает чечетку, руки дрожат, а ноги становятся ватными, будто не принадлежат мне. Я не понимаю, что со мной творится. Какой замужем, какое все…. В эту минуту, я совсем не думаю о Демьяне, он давно растворен где-то в несбыточном, где-то там.