Измена. Возвращение любви! (СИ), стр. 17

- Мне важнее, ты! - я не знаю, что за порыв нашёл на меня, но остановиться не мог.

Схватил её за руку и притянул к себе, читая в её глазах непонятный мне страх.

- Прошу, отпусти, Демьян! – внезапно твёрдо произнесла она. – Мне не нужны пересуды! У тебя невеста, а я замужем и мой муж в реанимации! Важнее всех для тебя должна быть Тата!

Она так быстро вырвалась и села в машину, что я растерялся. Никогда и ни к одной не испытывал ничего подобного, понимая одно, я должен, я просто обязан быть с этой девочкой рядом. Вера, для меня она лишь девчонка, которую всю жизнь ненавидел, не понимая, что ненависть ещё давно переросла в любовь.

ВЕРА

Я села в машину, и, наверное, даже не тронулась, а рванула с места, не давая ему возможности полететь за мной. Откуда-то взялись предательские слёзы. Светлояров в больнице, несмотря на измену мы женаты, у Демьяна Тата и я всегда была против измен, против влазить в чужие отношения, и сейчас несмотря на то что меня безумно тянуло к этому человеку, я думала о нём и в подсознании ловила себя на мысли что хочу очутиться в его сильных руках, понимала, я не дам волю чувствам, я не изменю себе и не позволю марать своё доброе имя что увела человека перед свадьбой. Стартанула вправо пытаясь успокоиться и понимать, что ещё придётся отца вести до квартиры и слушать про маму, как я не права и не понимаю, как она любит меня и её оболгали все кроме неё, ведь она самый честный и замечательный человек. Сделав ещё один разворот, выехала на трассу, как едва не замерла на улицу, прямо на капот бросился какой-то мужчина, от неожиданности, хотя никогда не была паникёром я отпустила руль и лишь когда поняла, что сейчас случилось, увидела неподалёку, его обувь… Кожаные мужские ботинки. Кажется, это конец….

Глава 22

Глава 22

ДЕМЬЯН

Всё произошло так быстро что я растерялся, наверное, впервые в жизни. Выскочил из машины и бросился к Вере, которая уже стояла на улице.

У неё не была малолитражка, а наоборот солидный джип. Я удивлялся зачем женщине такой, но учитывая характер Веры понимал, джип ей куда-либо больше подходит нежели обычная дамская машина.

Я взял её за плечи и замер. Посередине дороги с учётом того что здесь ночью практически не ходили машины и не было людей, пешеходов, которые решили перебежать в не положенном месте тем более.

Там лежал мужчина, а рядом валялись кожаные ботинки, единственное приличное что было на нём, дешёвая дерматиновая куртка и грязные засаленные триники выдавали человека который любил выпить и мало заботился о своём внешнем виде.

- Алкаш какой-то! - резюмировал я пытаясь поддержать Веру, а у неё глаза были по пять рублей.

Руки тряслись и, если честно я совсем не видел её в таком состоянии.

Она собиралась что-то мне сказать, как из-за угла словно по волшебству появилась машина ГАИ. Что-то мне всё это очень не нравилось.

****

Первый раз видел честных гаишников несмотря на то что сбитый был явно из маргинальных кругов, они вызвали сразу ментов. На Веру было страшно смотреть, она безостановочно пыталась дозвониться до этого Родиона, но он не брал трубку, а я позвонив пару высокопоставленным знакомым, опустился рядом с ней прижимая Веру к себе.

- Я тебе обещаю всё хорошо будет!

В глазах Светлояровой которую я столько времени ненавидел даже слёз не было что говорило о безумно сильном стойкости духа. Она просто смотрела даже не моргая.

- Вначале Марат, теперь я, Наталья не просто так звонила, и Марат знал….

- Вера…

- Демьян послушай! – Вера неожиданно крепко сжала мою руку. – Выслушай меня, запиши адрес, если со мной что-то случится, дай слово, ты поедешь, там Алиса и Наденька, о них никто не знает, но они есть! Я каждый год перед Новым Годом им подарки привожу и каждый месяц перевожу деньги, обещай, что ты их не бросишь, дай слово!

- Кто это? –тихо спросил я, видя, что при упоминании об этих людях в глазах Веры, непоколебимой сильной Веры, блестнула влага.

- Алиса — это Ленина дочь, а Надюшка её дочка, они инвалиды! Прошу не бросай их, я не знаю зачем тебе говорю, но чувствую всё закончится очень плохо! А они без меня пропадут!! Я скрывала их из-за Натальи! Прошу не бросай их, кроме меня у них никого нет!!

Вера отвернулась, а у меня впервые после смерти Владислава за столько лет ком в горле встал, ведь это так страшно смотреть на то как ломаются сильные люди на твоих глазах. Очень страшно.

ВЕРА

Приехали знакомые Державина и мои, мне подсовывали протокол, сували, советовали, что подписывать и пришла я в себя, когда ожил мой телефон.

- Вера Сергеевна Светлоярова?

Внутри всё сжалось. Неужели конец с Маратом? Господи ведь совсем скоро Новый Год, должно произойти чудо, я так хотела, чтобы он жил, вспоминала, как он ворвался в мою жизнь, сколько мы прошли вместе…

- Марат умер? – совсем тихо спросила я, чувствуя, как сжимается моё сердце.

- Мы звоним по поводу вашего отца Сергея Владимировича Гаврилюка!

Я устало закрыла глаза.

- Что сделал папа?

Дальнейшее всё напоминало, как кошмарный сон, какие-то обрывки фраз, я резко встала и упала прямо на руки Державину. Папа убил Родиона, нанёс ему несколько ударов ножом по пьяни, я могла поверить во что угодно, но только ни в то что сделал мой отец, ведь он так боялся крови. Я знала одно, кто-то очень сильно пытался уничтожить мою семью и у кого-то это очень сильно получалось….

Спустя час я с подпиской о невыезде сидела в кабинете хмурого неприятного следователя от которого сильно за несколько километров пахло потом, так что приходилось дышать через раз.

- Вера Сергеевна, то есть вы утверждаете, что Сергей Владимирович не мог этого сделать?

- Конечно нет! Папа всегда боялся крови! Тем более 4 ножевых!

- А вы знали, что можете сбить на смерть человека, когда ехали за ним или нет?

Внутри что-то дёрнулось, но я сдержалась заметив, как на красивом лице Державина заходили желваки.

- Пронченко был пьян и сам бросился Вере под колёса, Николай Александрович! И то что произошло никакого отношения к делу не имеет!

Следак ещё что-то собирался сказать, как распахнулась дверь и в кабинет вошёл молодой парень в форме.

- Там у управления народу море, журналюги налетели что Светлоярова человека сбила, а её отец человека пришил.

Вносу тут же защипало. Твою же мать теперь моё имя будут трепать ещё долго, кто-то очень постарался и у кого-то это получилось.

МАРАТ

Мне снился очень странный сон. Все мы имеем какой-то грех или скелеты в шкафу. Кто-то в меньшей степени, кто-то в большей, но у всех есть свои секреты и свои скелеты. Но нет такого чтобы было всё идеально и мне это хорошо было известно, я рос в аду и порой ловил себя на мысли что лучше бы рос в детском доме чем с таким отцом. Жизнь прожить безгрешными без единого греха и не причинить никому зла было невозможным. Некоторые винят себя за количество своих грехов и усиленно замаливают их, а другие копят и ничуть не испытывают угрызений совести, наоборот, превращая своих грехи в свою жизнь. Затмевая всю боль, мне было страшно.

Я закурил, выпуская дым в ночное серебристое снежное небо. Зима…. Прекрасное время года, еще лежит снег. Я не люблю декабрь, не люблю это время, я вообще перестал что-то любить. Давно перестал что-то чувствовать. Прищурился. Холод пробирал до костей, но я не обращал на него внимания, он шел из моего сердца, из моей боли которая сжирала меня. Холод давно поселился в моём сердце, и я не хотел, чтобы он уходил из меня, он стал неотъемлемой частью меня. Больше мне ничего было не нужно.

-С тобой всё хорошо?

Резко обернулся, позади стояла моя родная Вера. Я был благодарен Богу что он подарил мне этого человека

-Думаю!

Вера подошла ко мне и обняла сзади, прижалась всем телом, такая нежная и родная.

- Может на всё забьём возьмём домик у моря и поедем туда, будем там всегда жить? Только я и ты и больше нам никто не нужен, как ты думаешь?