Измена. Не прощу (СИ), стр. 4

- Это не шутка, Ярослав! Твоя мама была права! Мы разные! Я это вовремя не поняла, а теперь понимаю, как только я выйду отсюда то сразу подам на развод, это даже не обсуждается!

Я резко встал. Злость не просто съедала, а сжирала меня изнутри. Поиграли и хватит. Она решила меня бросить? Она??????????

- И куда поедешь? К мамке алкашке?

Нина вспыхнула.

- Не трогаю мою маму! Твоя не лучше, только элитное пьёт! Весь отель в курсе, как она напивается!

Я сжал руки в кулаки.

- Ещё раз что-то скажешь про мою семью….

- И что будет? Изобьёшь меня? Мать твоего ребёнка? Уходи, Ярослав! Мы правда разные! Я не смогу больше с тобой жить! Мне противно! Оставайся с Юлей, а ребёнка я воспитаю сама!

Я усмехнулся, бросив на неё взгляд полный презрения.

- Это мы ещё посмотрим, если ты считаешь, что я отдам тебе ребёнка, ты ошибаешься! Ты ещё на коленях приползёшь! А разные мы правда, ты, как была псиной подзаборной, так ей и останешься!

Резко встал, уронив стул и не посмотрев на неё, вылетел за дверь, ощущая, как бешено стучит в груди сердце. Моё сердце. До ломоты в костях, во всём теле хотелось вернуться, упасть перед ней на колени, но я знал что не сделаю этого, она хотела войны, она её сука получит и я сделаю всё чтобы моя жена поняла, что без меня она никто.

Глава 3

ДЕНИС

Я закурил. Неприятное ощущение в грудной клетке давило всё сильнее.

- Будницкая Каролина Марковна и Будницкий Стефан Павлович!

Борзый кинул на стол папку и внимательно посмотрел на меня. Внутри всё сжималось, когда смотрел на фотографию улыбающейся суки из-за которой были убиты мои родители и сестра с братом. Они же были совсем детьми, а эта тварь их не пожалела, не пожалею и я.

- Я убью эту суку! – выпустил дым я, разглядывая её фото.

Ухоженная, лощённая мразь. Она у меня умоется кровавыми слезами, и я сделаю для этого всё.

- Тебя ищут!

Я поднял глаза на Борзого.

- Пусть ищут! Хрен кто найдёт! Ты это прекрасно знаешь!

- Но появляться в свете тебе нельзя под своим именем!

- А я и не собираюсь! – пожал плечами я. – Я буду действовать по-другому, и ты знаешь, как! Борзый устало опустился в кресло и потянулся к сигаретам. Конечно он знал, ему то и не знать.

- Слушай, для начала мы сделаем документы, а потом решать будем!

Я усмехнулся. Конечно будем. За то, что эта сука влезла в бизнес моих родителей и убила их, мы решим, я заставлю её умыться кровавыми слезами, она забудет навсегда, как её зовут, когда я семью её разрушу. Ведь в тюрьме сидит осуждённый на двенадцать лет невинный человек, а мразь пьёт шампанское, закусывая клубникой.

- Это её дочь, Мирослава!

Посмотрел на фото. Красивая, белокурая с большими глазами и нежной улыбкой на пухлых губах. Мирослава. Мира. Мирочка… Как же тебе не повезло, в руки садиста психопата такого, как я попасть. Уж я-то тебя точно не отпущу, ты за грехи своей мамочки мне ответишь.

- Будешь через неё действовать? – Борзый бросил на меня взгляд.

Я пожал плечами.

- Не знаю ещё, там решу! Главное попасть в их гадюжник!

Он присвистнул.

- Ни хрена себе гадюжник! Первый отель России!

Я сжал кулаки. А ведь этот отель отец дарил маме, мы все мечтали открыть его, как семейный бизнес, пока не пришла она. Я не знал зачем отец выбрал её, трахнул её, ведь мама была намного лучше, но она простила его даже мёртвого, а я нет. Он предал нас, а его любовница сломала мне всю жизнь. До сих пор вспоминаю тела брата и сестры, мамы и его…. Широко распахиваю глаза. Не могу об этом думать, не могу. Внутри всё сжимается. А потом был суд и судили абсолютно невиновного человека, я уже тогда знал, что он не виновен, а настоящая убийца моей семьи на свободе и вот сейчас эта сука ответит мне за всё.

Борзый мой самый близкий человек кто у меня остался, встаёт и подойдя к барной стойке достаёт бутылку виски и два стакана, а потом плеснув мне поднимает свой.

- Всё выйдет, брат, слово даю, я с тобой до конца!!!!!!!!

****

Я не спал, хоть алкоголь и туманил мозг. Становилось тяжело дышать. Боль сковывала всё тело. Боль от того что мне даже некому позвонить, поговорить не с кем, кроме Борзого у меня никого не осталось, я был один, как перст скучая по сестре, брату и скучая по своим родителям. Отель… Я верну его, клянусь, но их я уже никогда не верну. Каждую ночь один и тот же сон. Моя мёртвая семья перед глазами, мусора, эксперты криминалисты и все так равнодушны. Всем так пох..й что у меня больше нет семьи, что я один и мне херово, а ещё мне очень больно, больно настолько что руки сводит, что скулы до боли сводит, я ведь их больше не увижу никогда. Как мне теперь жить то… Пять лет прошло, а я всё один, каждую ночь вспоминая эту боль, этот отрезок боли и отчаяния своего, а он большими буквами пишет, что конец и хэппи энда в этой хреновой истории не будет.

Прислонился к стенке, отпивая внушительный глоток виски. Чего мне хотелось в этот момент, я не знал. Попросить небеса вернуть их, но я знал оттуда не возвращаются, а здесь я остался, и я жестоко мстить буду, глотку зубами рвать и каждого порву кто на пути моём встанет. Уже никого не пожалею, самых дорогих людей на свете мне не пожалели и я не пожалею, во мне больше не осталось жалости, во мне нет ничего. Теперь это не просто маска и ни просто моя роль, а моя жизнь, в которой больше нет места никому, есть только я и моя месть.

Тишина и острое словно лезвие ножа одиночество, которое разрывает меня на куски. Борзый друг, он всё поймёт, но ведь всё ему тоже не расскажешь. Я пересекаю рубеж этого дикого голодного пространствия, законов по которым жил, ездил на соревнования, трахал тёлок и был мажором, а теперь я убийца, я уже заранее знаю, что мои руки будут по локоть в крови и возможно я в ней купаться буду. Тишина. Она громче любого крика. Вновь разрывает мой разум и исчезает, до следующей ночи вместе с вискарём, ставшим мне вторым другом после Борзого….

НИНА

- Ваш супруг никуда не разрешил, вас выпускать Нина Алексеевна, наберитесь пожалуйста терпения!

Врач очень аккуратно оттеснил меня от двери, а я смотрела на него во все глаза. Деньги? Конечно он дал денег. Это даже не обсуждалось, у нас же всё деньги решали, а у меня их не было. Он даже карточки мои все заблокировал, зато передал и кофе и продукты, я есть вначале не хотела, но уговорила себя хотя бы ради малыша покушать. Девочка. Я была уверена у меня девочка. Маленькая моя малышка.

Развернулась и села на кровать. Рука в гипсе отчаянно болела, но страх перед тем что у меня отберут ребёнка пересиливал всё. Я дрожащей рукой вытащила телефон. Надеюсь хоть мои разговоры не прослушиваются. Набрала номер Златы, вся надежда была на неё.

- Да сестрёнка! – произнесла она.

Я едва сдерживала слёзы.

- Злата, мне помощь твоя нужна! Очень срочно!

Голос сестры сразу посерьезнел.

- Что случилось?

- Помнишь Вику медсестру из больницы НИИ, она работает ещё здесь?

- Работает! Нина что случилось? Ты в больнице? Почему, вы с Ярославом мне ничего не сказали что произошло? Нина!

- Злата, не перебивай прошу! Это важно! Мне очень нужна твоя помощь!

Сбивчиво объяснив сестре суть дела и заручившись её поддержкой, я легла на кровать и заплакала. Мне было больно. Очень больно. Я даже поверить не могла что такая боль бывает. Знала плакать нельзя, что для малыша это вредно, но остановить свои слёзы не могла. Так бывает, что живёшь с человеком, отдаёшь ему всю себя, ради него всё делаешь, жизнью его живёшь, а потом раз и всё. Конец. Это только твоя сказка, а ему эта сказочная история и не нужна толком, он тебя псиной считает и его жестокие слова под кожу ядом залазают. Боль адскую причиняют, а ты сделать с этим ничего не можешь, только фото совместное с телефона удаляешь, с ненавистью и пустотой какой-то горько смотря на любимого человека и понимаешь, а любовь ли — это вообще, раз ты псина для него.