Эмерит 2 (СИ), стр. 9

Девушка прошла к нарядному столу и с любопытством стала разглядывать корейско-японскую кухню: — Ого! Выглядит аппетитно! Это те самые инопланетные лакомства?

— Точно! И на другой планете не изобрели вилки, поэтому там едят палочками, — я увидел эти бамбуковые палки в «Жабке» и сразу забрал. Судя по пыльной коробке, в которой они лежали, никто не знал, для чего они нужны, так что я купил все сразу.

Я разлил по пиалам сливовое вино и ловко стал накладывать себе палочками восточной еды.

— Вот это роллы, а это суши. Все сделано из риса и морепродуктов. Розовое — это имбирь. Его надо есть вприкуску.

— А я не отравлюсь? — Наташа с подозрением посмотрела на зеленый васаби, который я смело положил ей на тарелку.

— Если что, я тебя спасу. Я владею лечебной магией.

— Ну, смотри, пообещал, — она сделала вид, что поверила в мою одаренность, и стала осторожно накладывать себе еды. Палочки ее не слушались, и девушка сосредоточенно прикусила губу, пытаясь не уронить ролл на скатерть.

Дождавшись, пока она справится, я поднял свою пиалу: — За английскую королеву!

Она приподняла бровь, но потом вспомнила и улыбнулась: — За испанского принца!

Так мы и начали. Наташа сначала с опаской пробовала необычные для себя блюда, но вошла во вкус и стала вовсю орудовать палочками. Слабое сливовое вино мягко окутывало сознание, и вот я уже травлю очередную байку, а девушка заразительно смеется: — Представляешь, был как-то на балу и пришлось танцевать с разными княжнами, но потом пришла Ее Высочество и лихо меня отбила от посягательств молодых хищниц!

— Да ты что?!? — в притворном изумлении Наташа распахивает свои огромные глазищи. — А че сразу не Императрица???

— Ее Величество постарше и поопытнее — сначала отправила на амбразуру свою младшую сестру.

— И чем дело закончилось?

— Как чем? Конечно же тюрьмой! Заточили в назидание, ибо нефиг было лапать Канцлера во время танца! Но мне в тюряге не понравилось, и я сбежал. Теперь пробираюсь домой в теплую Испанию!

— Круто! Давай выпьем за свободу! На брудершафт! — Наташа пошла ва-банк. Ее губы оказались такими же сладкими, как и вино. Я попытался абстрагироваться от захлестнувших меня эмоций обожания девушки, которые пьянили не хуже вчерашнего игристого, но плюнул и поплыл по волнам. Она уселась ко мне на колени, обвила шею руками и стала исступленно целоваться. Почувствовав пробуждение моего бойца, она только усилила напор и заелозила по мне своим причинным местом. Я тоже не терял времени зря: залез к ней под рубашку и вовсю гладил ее спину. Она опять была без лифчика и остро реагировала на поглаживания, прижимаясь ко мне твердыми от возбуждения сосками. Я переместил свои руки на ее грудь и стал мять упругую плоть, Наташа оторвалась от меня и тяжело задышала. Сквозь затянутые поволокой желания глаза на меня смотрела Страсть. Я подхватил легкое тело девушки и направился в спальню, где на кровати мы быстро избавились от одежды.

— Ого, какой он у тебя большой! — Наташа стала надрачивать мой член рукой. Я же был внутренне спокоен: после становления эмеритом, я стал контролировать энергию в организме. Так что мой нефритовый жезл не светился зеленым, как прежде, а был обычным лысым бойцом реального пацана.

— Тише, а то сейчас кончу, иди сюда, — я потянул девушку к себе.

— Я сама, — она толкнула меня в грудь и уселась сверху, пристраивая головку у своего влагалища.

— Не боишься залететь?

— Сейчас безопасные дни, но, даже если и залечу, то давно пора — мне через полтора года уже тридцатник стукнет.

— И что, одна будешь воспитывать? Я на тебе жениться не собираюсь.

— Если надо, воспитаю, деньги есть. Хорош болтать, делом займись, — она впилась в мои губы поцелуем. Я взял руками ее ягодицы и, раздвинув их, неглубоко вставил головку в мокрую от любовной смазки вагину. Наташа оторвалась от моих губ и начала сама двигаться, задавая скорость и глубину проникновения. Привыкнув к толщине моего члена, она выпрямилась в позу наездницы, но тут же отстранилась.

— Ой, нет, так слишком глубоко, больно. Давай другую позу, — слезла с меня и встала в коленно-локтевую, демонстрируя идеально выбритую промежность. Пристроился сзади, вставил наполовину свой член и стал ме-е-едле-е-енно, с чувством, толком, расстановкой трахать ее идеальную задницу. Через некоторое время такой сладкой пытки Наташа стала ускоряться, подмахивая своим задом мне навстречу. Я активировал лечебный аспект на своем члене и стал с каждым толчком все глубже и глубже входить в девушку. Наконец я вошел до конца, прижавшись своим пахом к ее ягодицам, и почувствовав, как внутри упираюсь в какую-то преграду. Она только замычала, но не отстранилась — эндорфины в мозгу и мой лечебный аспект притупили боль от контакта с маткой девушки. Я взял ее за волосы и ускорился, в спальне раздались ритмичные шлепки влажных тел. Она начала стонать, а я крепился, как мог, чтобы не кончить раньше времени. Наконец, спустя минуту стонов, ее настиг первый оргазм — влагалище стало судорожно сокращаться, сжимая мой член и доводя меня до разрядки. Меня к этому времени уже тоже забрало, и я только успел перекрыть источник Силы, обильно кончив в девушку. Разгоряченные мы рухнули на кровать.

Дальше наступил секс-марафон. Наташа оказалась горячей штучкой, а полгода воздержания не прошли для нее даром. После первого раза сразу был второй, третий раз был в душе, четвертый на диване в гостиной, пятый опять на кровати… Угомонилась она только под утро, отрубившись от усталости. Я подлечил ее тело, устранив синяки, потертости и растяжения, и прилег рядом. А жизнь-то налаживается. По факту я получил, что хотел — я нравлюсь красоткам, и меня хотят не из-за моих денег. Но больше всего мне нравится, что на моем пути попадаются умные и амбициозные девушки. Ведь хочется еще о чем-то поговорить после секса, и, желательно, не о новых коллекциях сумочек, которые срочно-обязательно надо купить. Красивых кукол мне хватило в прошлой жизни, а в этой жизни мне пока везет. Может, это все из-за того, что здесь рулит матриархат, и красивые дуры остаются внизу пищевой цепочки? Тогда стоит ли здесь пытаться возрождать патриархат? Не знаю, подумаю об этом завтра.

«Спасибо», — сказал я тому Голосу, что направил меня в эту вселенную, и уснул.

Глава 4. Варшавянка

— Когда я была маленькой, ходила в баню со старшей сестрой, у которой была большая грудь. Я тыкала в нее пальцем, смеялась и говорила: «Ха-ха-ха, у меня никогда такого не будет!» … Короче, как в воду глядела!

* * *

Утром Наташа оправдала мое впечатление, как об умной девушке, и уехала по делам. Несмотря на то, что сегодня была суббота, офис, якобы, требовал ее присутствия. А может, не стала рисковать, опасаясь стать навязчивой, не знаю. Договорились созвониться и сходить куда-нибудь без определенных дат. Впрочем, расставание было теплым — я чувствовал, что ей все понравилось, и она уже в предвкушении следующего раза.

Наконец настало время позвонить Разумовскому.

— Митяй, привет!

— Какие люди!!! Ярик, ты куда пропал? И что это за кривой номер?

— Я в Польше, пришлось срочно уехать.

— Что, сбежал от беспощадного русского быта? А мы с мамой за тебя очень переживали. Она даже записалась на прием к Императрице, но та пока не принимает.

— Да, что-то мне от сырого климата Питера поплохело, решил на время сменить место обитания. Ты смотри, если что, приезжай в Варшаву, на солнышке погреешься. Здесь уже лето.

— Ярик, боюсь, меня не отпустят. После всех этих похищений, хожу строем с усиленной охраной.

— Ну, решай, я пока здесь завис. Я чего звоню, вы же в русской армии главные интенданты? Не подскажешь, через вас проходят магические кристаллы? Говорят, очень нужная штука.

— М-м-м, вообще-то это не телефонный разговор, но никакой тайны не выдам: через нас кристаллы не идут. Там казенные предприятия напрямую поставляют, все квоты распределяются вручную. У нас же на них государственная монополия!