Эмерит 2 (СИ), стр. 63

Не дождавшись от меня комментариев, хмыкнула: — А ты хорошо владеешь эмоциями. Может, шут был прав. Так вот, этот молодой человек достигнет невиданных вершин в магии и приведёт к процветанию род Бурбонов и земли испанской короны, если его примет в семью последняя бездетная королева. Ты знаешь, мне противно и больно смотреть, во что превращается старая консервативная Европа. Эти гей-парады, поддерживаемые католической церковью, эти сатанинские праздники и оргии — всё это ведет к гибели мира, к которому я привыкла. Да, у Испании немного денег. Признаться, последняя сотня лет была не самая лучшая для королевства. Упадок начался с открытия нашим подданным Нового света. Золото лилось рекой, мы забросили ремёсла и погрязли в роскоши. Затем пришло возмездие: сначала ограбила англичанка, раздавая каперские патенты и дворянские титулы за подлые нападения на колонии и корабли Испании, потом мой предок потерял Непобедимую Армаду у берегов Британии, когда пришел забрать должок. Мы начали выкарабкиваться из долговой ямы при королеве Исабель Второй, но настали новые времена. Сейчас у Испании нет колоний, и нам приходится бежать в два раза быстрее, чтобы оставаться на месте. И всё равно наши соседи развиваются динамичнее — теперь в Европе флагманы Германия с Францией. Которым даже в тандеме далеко до Британской или Российской империи. А ещё эта безумная политика эмиссаров Матриарха. Мне кажется, что уже давно всю верхушку Евросоюза купили англо-саксы — они продвигают интересы англичанки в ущерб собственным. Как можно из-за надуманных санкций отказываться от дешёвого леса, нефти и газа, заставляя своих подданных мёрзнуть?!? — женщина выдохлась и сделала паузу, допив залпом чай. Переводчик заботливо наполнил её чашку новой порцией чая.

— Ярик, у меня нет наследника, и святоши после моей кончины хотят забрать все мои земли и накопленные богатства Бурбонов. После этого Испания будет нищей, как какая-нибудь Албания. Некому будет позаботиться о моём народе, — я уловил в её эмоциях печаль — она действительно переживает за свою страну.

— Бель, это всё очень интересно, но давайте ближе к делу. Не думаете же вы, что я взвалю на себя заботы о вашем народе? Это же сколько ответственности и бюрократии! А я молодой, неопытный…

— Есть, кому управлять. Я вырастила хороших управленцев, но им нужен лидер. Человек с высоким рангом, с которым будут считаться на мировой арене. Кто сможет отбиться о посягательств извне на наследство, когда меня не станет. В Испании кроме меня магистров больше нет. Одни мастера и ученики, которые не сдюжат против святош. Любой вызов на дуэль, и мой мастер проиграет магистру, а всё имущество Бурбонов отойдет к церкви. Поэтому я и спрашиваю, какой у тебя ранг?

Я задумался. В принципе, королевский титул даст как преимущества сразу войти в высшую лигу, так и гемор с возможными осложнениями с верхушкой Евросоюза — вот не верю, что ведьмы резвятся без поддержки на самом верху. С другой стороны, за ведьмами должок, а с возможностями целого государства рядом ни один клан не стоял. Так что для меня, циничного представителя той вселенной, вопрос использовать или не использовать открывающиеся возможности не стоит. Конечно, надо использовать на полную. Буду поступать, как сказал Голос: «Развлекайся!» Я нужен испанке, испанка нужна мне, опять же давно мечтал заиметь виллу на Канарах, а тут целые острова. Беру! Так что, подписываюсь на новые приключения.

— Что будет, если я откажусь отвечать и принимать ваше щедрое предложение?

Теперь уже она задумалась на целую минуту.

— Что будет? — у женщины потух взор, и она сгорбилась в кресле, мгновенно постарев лет на десять. — Ничего не будет. Спокойно уйдешь, и мы забудем об этом разговоре, — отвернулась к тёмному окну, в глазах блеснули слёзы.

— Поклянитесь магическими источниками, что никому не скажете о моём ранге без моего разрешения и не причините мне вреда при любом исходе переговоров, — я посмотрел на королеву и секретаря.

Те переглянулись, королева, воспряв духом, приосанилась и начала произносить клятву. Клянусь не разглашать, не причинять, не умышлять, и что-то про разрази меня гром и Божью кару. По крайней мере, так озвучил переводчик. Потом принёс клятву гранд, и вспышки источников подтвердили принятие клятвы.

— Бель, а здесь видеокамер или микрофонов нет? — я огляделся в полутёмном помещении.

— Нет, можешь говорить спокойно, — ответила с появившимся блеском в глазах.

Я вытянул руку и вместо слов заставил засветиться её красным. Затем переключился на оранжевый и дальше по списку: Каждый Онанист Желает Засадить Гламурной Сисястой Фетишистке. На последнем фиолетовом цвете у Исабель чуть не вылезли глаза из орбит от удивления, переводчик же просто пребывал в прострации уже после голубого цвета. Я полюбовался на немую картину, вызвал и смешал все цвета, заставив руку светиться холодным белым светом. Пожалуй, для первого раза хватит, а то, не дай Бог, кондрашка кого хватит от удивления — я погасил руку.

— Бель, я — эмерит.

Она трясущимися руками взяла в руки чашку и расплескала чай. Со звоном поставила чашку обратно на блюдце и встала — не смогла больше сдерживать эмоции.

— Диос мио, инкрэибле! Перфэкто! — воскликнула она. Подошла ко мне, и, заламывая руки, стала быстро говорить по-испански. Наконец, она выдохлась и ткнула в бок замершего переводчика.

— Это невероятно, — спохватился секретарь и стал переводить. — Королева очень надеется на вашу помощь, идальго. Она уверена, что пророчество было о вас, — он уважительно склонил голову, не переведя и половины, что Исабель наговорила.

Я встал. Помолчал для придания торжественности моменту и чётко произнёс: — Я готов стать вашим наследником, Ваше Величество, но у меня есть несколько условий.

Секретарь перевёл, и она, уткнувшись в руки, расплакалась. Не люблю слёзы. Я подошёл к этой сильной женщине, которая слишком много на себя взвалила, и обнял.

— Ну же, Бель, всё будет хорошо, зачем плакать?

Она отстранилась, и, отвернувшись к камину, стала промокать платком слёзы: — Это слёзы счастья. Прости, Ярик, это было для меня слишком неожиданно. Ты говорил об условиях, что ты хочешь? — она села обратно в кресло и отпила из кружки, которую опять наполнил заботливый помощник.

— Мне нужно время до признания тебя моим сыном, — я тоже перешёл на «ты», и переводчик даже не повёл бровью. — Я договорился об учёбе в Варшавском университете на магическом факультете. Бель, у меня ранг эмерита и куча Силы, но я знаю мало заклинаний. Чтобы быть по-настоящему сильным, мне нужно знать, как защитить себя и доверившихся мне людей.

— Это не проблема, — махнула рукой пришедшая в себя королева. От старой развалины не осталось и следа — передо мной опять сидела энергичная деятельная женщина. — Ты можешь начать обучение в Мадридском университете на таком же факультете уже с нового учебного года. Ведь ты будешь официально моим наследником!

— Бель, спасибо за приглашение на учёбу в твой университет, но, во-первых, я не знаю испанский, а по-польски уже разумею, во-вторых, я слишком много начал дел в Варшаве. Мне нужен минимум год, чтобы выучить испанский язык, завершить здесь дела и безболезненно подготовиться к переезду.

Она недовольно поджала губы, но согласилась: — Хорошо, но только год. Я не знаю, сколько мне осталось, а мне надо еще ввести тебя в курс дел. И я должна объявить о своём наследнике этим летом!

— Договорились, — скрепя сердце ответил я. Думал, побольше времени выбить до начала шумихи, но Исабель права — кто знает, когда придёт её час?

— Только давай на август планировать событие. Кстати, как ты это видишь технически?

— Никаких проблем, — она пожала плечами. — Я наводила о тебе справки, у тебя ведь только приёмный отец? Я тебе стану приёмной матерью!

— Эм-м-м, всё чудесатее и чудесатее, — пробормотал я. На вопросительный взгляд переводчика я махнул рукой, — это можно не переводить… Мне надо обсудить это с приёмным отцом. При всём уважении, он для меня дороже, чем ваш испанский народ.