Эмерит 2 (СИ), стр. 55

— Чёрте знает что! Соображения?

— Похоже, Маша начала какую-то свою игру. Не похожа она на подавленную пленницу. Предлагаю выслать ко мне подкрепление, спеленать и эвакуировать их обоих в Россию по силовому варианту!

— Погоди, не спеши! У ней задание минимум залететь от Шонурова, про обязательные сеансы связи с Машей речи не было. Так что дадим время девочке, может, у неё получится и без силовых вариантов привязать Ярослава к клану. А то, что они вместе — это замечательно! Спасибо, порадовала ты меня! Смотри, наблюдай, никаких активных действий пока не принимать! Материалы, что ты там наснимала, перешли мне. Отбой! — Арина отключилась.

— Мама, что там у Маши? — Ирина чуть не подпрыгивала от нетерпения.

— Все на мази. Похоже, у неё получилось окрутить Ярослава. Надеюсь, мы их скоро здесь увидим.

— Здорово! Я так соскучилась по Маше! — младшая княжна не стала говорить, по кому она на самом деле соскучилась. — А можно туда к ней съездить? Я только одним глазком! Посмотрю и сразу обратно!

— Ирочка, вот ты торопыга! Не спеши, а то спугнешь нашего павлина-мавлина. Пусть Машенька его сначала покрепче к себе пристегнет. Увязнет коготок, всей птичке пропасть.

— Эх, а ведь на ее месте должна была быть я, — мечтательно прошептала княжна.

Глава 18. День рождения принцессы

В день свадьбы с принцем София одевалась, а вокруг толпились члены семьи. Внезапно она поняла, что совсем забыла купить туфли. Ужас! Тут одна из ее сестер вспомнила, что у нее оставались старые свадебные туфли, так что их она и одолжила Софии. К сожалению, они были слишком тесные, и к окончанию свадьбы ноги у Софии просто отваливались. Уединившись в спальне новобрачных с мужем, она думала только об одном — скорее снять туфли. Вся семья столпилась у двери в спальню, прислушиваясь, и вскоре все услышали то, чего так ждали — пыхтение, кряхтение и наконец сдавленный стон.

Тут раздался голос новоиспеченного мужа: «Ух, и тесная же...»

«Вот! — прошептала королева. — Я же говорила, что она девственница».

А потом, к их удивлению, муж произнес: «Ну, теперь другую». Снова послышались пыхтение и стон, а потом голос мужа: «Господи, эта еще меньше».

«Настоящий мужик!» — восхитился герцог.

* * *

За день до банкета в честь совершеннолетия принцессы заехал за фраком. Когда увидел полет дизайнерской мысли, выпал в осадок. Да-а, теперь понятно, почему Мухина не поехала со мной в ателье на приёмку — опасалась, что приложу Императорским гневом, не иначе. И правильно делала, потому как костюм внушал. Нет, не так. Он просто на минуту выбил из меня все мысли, кроме одной — как бы Мухину наказать побольнее, чтобы неповадно было? Я обошел вокруг него с задумчивым видом аж три раза. Может, только на анал ее перевести на месяц-другой? Хотя, она его и так уважает… Ну, Варя, ну, затейница!

Такой фрак я видел впервые в жизни! По подсказке ответственной за мой пиар девушки портной расстарался — на мой консервативный взгляд, перьев могло быть и поменьше. Лучше, конечно, чтобы их вообще не было, но в моде одаренных Варя разбиралась, так что, придется надеть ЭТО! Тем более, вроде как, для рекламы нашего нового бренда.

Пока ехал обратно, немного остыл. И даже сказал Мухиной спасибо, когда вернулся. Мне ничего не стоит, а ей приятно. Схожу по-быстрому на днюху, вручу подарок и свалю. Для себя же сделал вывод, что в следующий раз обойдусь без сомнительного консультанта в её лице. Мне больше по душе классический стиль без подкрашенных перьев, я же не Зверев с Киркоровым.

Наконец, день рождения настал. Еще с утра я позвонил Констанции, поздравил её с именинницей, и заверил, что обязательно буду. Да, один. Да, на своем Комбате. Нет, не опоздаю. Хорошо, очередную партию алмазов с собой брать не буду, привезу в следующий раз. Да, я тоже с нетерпением жду нашей встречи, пока-пока! Что? Конечно, не переживай, свои пылающие чувства к тебе на людях буду скрывать изо всех сил!

Я нажал отбой и выдохнул. Чувствуется, что королева соскучилась по приватному общению — я уже больше двух недель не появлялся при дворе, закрутившись в делах и заботах.

В семь часов вечера оделся в перья и собрался отчалить, все девушки по такому случаю собрались у меня. Юсупова смахнула с меня несуществующие пылинки, Варя перекрестила на дорожку, Кристина пожелала, чтобы я там не увлекался, и заверила, что все они меня очень ждут обратно и, желательно, сегодня. Наташка что-то буркнула про польских сучек, и чтобы был с ними поосторожнее. В общем, душевно проводили. Видно, что переживают, приятно. Сел в броневик с впервые нанесенным на дверцы гербом рода Шонуровых и поехал. Герб нанес специально — мое время заявить о себе официально на весь мир пришло.

* * *

Доехал без проблем, хоть и попал в небольшую пробку из-за перекрытия движения около старого города — полиция приняла меры безопасности из-за повышенной концентрации монарших особ на квадратный километр. В том, что мне получится по-быстрому свалить, я начал сомневаться — около дворца я попал в еще одну пробку из машин с родовитыми гостями. От этих корон, мечей и львов с единорогами на гербах рябело в глазах. С другой стороны, теперь точно получится затеряться на банкете. Надеюсь, чете Грабовских-Мазовецких будет не до меня.

Отдал ключ удивленному распорядителю и пошел во дворец — из всех гостей я был один такой оригинал, который приехал за рулем сам, все остальные гости приехали с шоферами. Внутри меня вежливо направили в главный зал, откуда доносился приглушенный шум множества голосов, и при входе в который разряженный мужик громко стукнул своей палкой о пол и проорал: «шановний шляхтич Ярослав Шонуров, подданный Российской империи!» В зале было человек двести, которые все разом обратили на меня внимание. Бр-р-р, чувствую, не получится у меня быстро откланяться с этого праздника жизни — на меня буквально обрушилось цунами чужих эмоций: и жгучий интерес, и вожделение, и неприязнь в купе с чьей-то промелькнувшей ненавистью. М-да, а вечер будет непростым, — предупредила моя пятая точка, и я постарался приглушить свою эмпатическую антенну. Впрочем, острая фаза внимания ко мне спала, и я смог спокойно оглядеться. В зале большинство женщин, мужчин примерно треть, немногие со своими детьми моего возраста плюс-минус три года. Откровенной малышни не было. Одаренных людей подавляющее большинство, самые сильные среди присутствующих — мастера, магистров пока не видно. Сомневаюсь, что увижу сегодня архимагов — событие, явно, не для их ранга. Знакомых лиц не видно, говорят все не по-русски, отошел к стеночке, чтобы не отсвечивать — в прикиде с яркими перьями вкупе со смазливой блондинистой внешностью я приковывал к себе слишком много женского внимания. Да и мужского тоже — видел, как дядечки, сопровождающие дам, оценивающе на меня смотрели. Сделал похер-фейс и начал не спеша дефилировать в сторону окна. Но дойти до него мне не дали.

— Ярослав Петрович, здра-а-авствуйте. Не ожидала вас здесь увидеть, — раздалось сзади. Обернулся, на меня изучающе смотрела баронесса из имперской канцелярии. Валя, кажется, отчество не помню. Одета в пышное светлое платье, но без излишней вычурности, как у некоторых здесь дам.

— Валентина…

— Станиславовна, — подсказала она, — но в нашу последнюю встречу я разрешила меня просто по имени. Какими судьбами здесь?

— Тогда и ко мне можно просто по имени. Пригласили на днюху, вот и пришёл, — я пожал плечами, не став посвящать в тонкости.

— Да, сегодня здесь много ровесников именинницы. А вы когда успели с Катаржиной познакомиться? — начала свой допрос баронесса. Надо сбивать её исследовательский настрой, в игру вопросы-ответы можно играть вдвоем.

— Не, я с ней незнаком, меня пригласили по другой линии. Для массовки. А вы как сюда попали?

— Кто тебя пригласил? — она перешла на «ты» и проигнорировала мой вопрос. Я приподнял бровь и в задумчивости посмотрел ей в переносицу. Ну тебя нахрен, я не твой подчиненный, чтобы вытягиваться по струнке и отвечать, как первоклассник у доски.