Эмерит 2 (СИ), стр. 45

Сели здесь же на площади под зонтиком уличной кафешки. Я заказал себе неизменный чиз-кейк с капучино, Марго ограничилась эспрессо с парой шариков фисташкового мороженного.

— Как живешь, как твой проект? — она эротично слизнула с ложечки мороженое.

— Все хорошо. Есть небольшие сложности, но в целом все решаемо. Только надо оправки тщательно отполировать. Еще, скорее всего, съеду с той фабрики.

— Что, не хватает на аренду? Ярик, ты бы не мучался ерундой. Россия — страна возможностей, возвращаться тебе надо. Уверена, там пойдет все, как по маслу!

— Нет! Пока Романовы не извинятся за произвол, никуда не поеду, — я насупился, хотя внутри веселился, как мог. Возможности, по маслу! Знаем мы это масло — раздвигай ноги и сам смажь себе все отверстия вазелином, чтобы власть предержащим удобней было. Нет уж, пока силу не наберу, чтобы говорить на равных, не вернусь!

— Ну, смотри. Мне скоро надо будет возвращаться, рассчитываю, что ты вернешь мне деньги. Ты же не обманешь доверившуюся тебе женщину?

— Да без проблем, скажи, когда будет нужна сумма, я верну.

— А если не получится?

— Если не получится долг отдать, вернусь с тобой в Россию в качестве залога. Так устраивает?

— Более чем! Ну, что, пошли? Хочу еще прогуляться.

Она расплатилась, и мы чинно пошли в сторону набережной. Марго все больше прижималась своей грудью к моему предплечью, намекая, что не прочь, и болтала о всяких глупостях. Я улыбался и стойко выполнял миссию по выгуливанию. Около лестницы к набережной, с которой открывался шикарный вид на Вислу, неожиданно сзади раздался знакомый голос.

— Ярослав, привет!

Я медленно обернулся, и наткнулся на пронзительный взгляд синих глаз. О, не-е-ет, мне её сегодня ещё не хватало для полного счастья!

— Привет, Маша! — передо мной, напряженно улыбаясь, стояла княжна Юсупова собственной персоной. Одета в простые, но фирменные вещи: белые кроссовки, голубые короткие шорты с выглядывающими из под них карманами и подчеркивающая ее двоечку белая обтягивающая майка со стразами.

— Кто это? — подозрительно прищурилась Марго, определив в девушке с яркой внешностью соперницу. Хоть соцзащита и была одета более вызывающе, и в целом выглядела сексапильнее, но сравнение было не в ее пользу — Маша брала верх своей красотой и молодостью.

— Это? Знакомься, это Мари Юсупова, наследница клана Юсуповых, — на этих словах Марго выпучила глаза. Не ожидала здесь запросто увидеть одну из небожительниц.

— Бывшая. Теперь Ирина официальная наследница клана, — ответила Маша, по-прежнему сверля меня взглядом.

— О, Ваше Сиятельство, — поклонилась Марго, — извините, я вас сразу не узнала.

Соцзащита стушевалась и как-то сразу сдулась, растеряв весь свой апломб.

— Ничего страшного, вас мне не представляли. Вы уже закончили? Я хочу украсть вашего спутника, — Маша коротко глянула на женщину и опять стала рассматривать мое лицо, отслеживая малейшие эмоции, я же в ответ натянул маску похер-фэйса. Мне еще в той жизни говорили, что я слишком хорошо умею контролировать свои эмоции, из-за чего со мной сложно вести переговоры — непонятно о чем я на самом деле думаю.

— Маша, а ты мое мнение не забыла спросить? Подошла, влезла в разговор, хочу украсть… А хочу ли я с тобой общаться? В последнюю нашу встречу ты ясно дала понять, что относишься ко мне, как к черни.

— Извини, я была неправа. Из-за моей несдержанности я уже пострадала — стала второй наследницей.

— Мне-то какое дело до твоих проблем? Твоей жилеткой я быть не собираюсь.

— Мне с тобой очень надо поговорить. Пожалуйста!

Я вопросительно посмотрел на Марго. Так-то, в принципе, я уже хотел закругляться — выгуливать соцзащиту до позднего вечера, а тем более переводить наши отношения в горизонтальную плоскость я не собирался. Та же, в свою очередь, была явно не в своей тарелке. Романтический настрой был сбит, и она чувствовала себя неуютно в столь откровенном наряде под насмешливым взглядом молодой княжны. Все-таки, в этом мире над простаками довлеет эта иерархия социальных сословий, и простаку до князей, как до столицы Паназиатской империи раком.

— Я не против, ты мне уже показал центр Варшавы и столько интересного рассказал. Но тогда с тебя еще встреча, — вымученно улыбнулась Марго.

— Хорошо, — я на миг прижал её к себе и, назло Юсуповой, крепко поцеловал в губы. — Мне очень понравилась наша прогулка. Еще увидимся, — я выпустил из рук вмиг поплывшую женщину. Та отступила, дотронулась пальцами до своих губ и несмело улыбнулась. Затем тряхнула своей прической, бросила победный взгляд на княжну и бодро поцокала в сторону центра.

— Кто это? — Мари проводила подозрительным взглядом женщину.

— Ревнуешь?

— Вот еще! Просто я ее не видела среди знатных.

— А она и не из ваших. Старая знакомая.

— Да уж, по мне так слишком старая, — не удержалась от подколки.

— Ты чего хотела-то?

— Тебя искала. Хотела извиниться.

— Да уж, далеко тебе пришлось ехать. Ну, нашла, извинилась. Всё?

— Я хочу, чтобы ты меня простил.

— На дур не обижаются, от них просто надо держаться подальше.

— Я не дура!

— Короче, Юсупова, я тебя простил, можешь спать спокойно, — я на стал разводить демагогию и развернулся, собираясь уйти.

— Погоди!

Я бросил взгляд на застывшую девушку. Та, явно, боролась с собой.

— Погоди… Выслушай меня. Да, я вела себя отвратительно, но сейчас все изменилось. Я изменилась. Теперь я одна без поддержки клана сама по себе, — она буквально выдавливала слова признания из себя. В то же самое время я чувствовал, что она чего-то недоговаривает.

— Мари, я знаю тебя уже кучу времени. Говори, что на самом деле от меня нужно или проваливай. И учти, я чувствую, когда мне лгут, второй попытки не будет.

— Ярослав, — она задержала дыхание и выпалила, словно бросаясь в омут с головой, — я хочу от тебя ребенка!

Я выпал в осадок: — И правда, не врешь… Чего это вдруг?

— Мне мать поставила условие, что я смогу вернуться в клан, если залечу от тебя или захомутаю для клана, — я удивленно приподнял бровь, и она зачастила, сумбурно вываливая все разом. — Да-да, я, как будущая глава, сначала должна была понести от Ржевского, но не смогла. Как увидела его голым, чуть не проломила им стену и не сожгла вместе с особняком, хорошо, хоть, догадалась его вытащить. В клане узнали, что ты ученик, и что теоретически я могу от тебя забеременеть, хотя у меня уже ранг учителя. А ты же гордый, к нам в клан не пойдешь. И трахаться со мной тебе резона нет, наслышана о твоих успехах у польской королевы, если желтая пресса не врет. Вот я и подумала, что смогу тебе быть помощницей в твоих делах, раз мне обратно в клан хода нет. Буду служить тебе верой и правдой и готова войти в твой род, если возьмешь!

Я задумался. Она не врала, это я чувствовал. Она хотела быть рядом с понравившимся ей человеком, но сможет ли княжна быть на вторых ролях и подчиняться? Сложно менять замашки, когда больше двадцати лет росла избалованным ребенком в атмосфере власти и вседозволенности. Да и зачем мне такой гемор? С другой стороны, образованные амбициозные одаренные под ногами не валяются — кланы сильны в первую очередь людьми, а понятие субординации она знает — подчинялась воле главы своего клана. Что ж, рискну взять к себе на вторые роли, а там посмотрим.

— Маша, у меня девиз: доминируй, властвуй, унижай. Тебе придется смириться с моим первенством. Будешь себя ломать, а ты точно справишься? Ты же по натуре альфа-самка, а я не потерплю матриархата рядом, и уважение тебе придется заслужить, поработав на второстепенных задачах. Готова принести магическую клятву на таких условиях и отречься от своего клана?

Задумалась — хороший знак. Принимать судьбоносное решение впопыхах было бы верхом легкомысленности.

— Ярослав, — она начала осторожно подбирать слова, — прежде чем принять окончательное решение, расскажи, какую цель ты преследуешь?

— Я хочу создать первый патриархальный клан, где буду главой. Около меня будут мои верные помощницы, которые будут ковать богатство и влияние клана. Жениться в мои планы не входит, но все мои дети будут воспитываться в клане и иметь одинаковые права наследников.