Империя Рун (СИ), стр. 2

Осиор страдает от болей после использования высшей третьей печати с поисковой руной и почти не приходит в сознание. Командир торгового судна пытается ограбить беззащитного мага, но вперед выходит Ирман с запретным боевым амулетом и грозится испепелить наглеца за нападение на его хозяина и его ученика. Тогда же мы впервые узнаем все титулы Осиора:

"Я не холоп, а личный и единственный доверенный слуга Несущего Волю и Гнев, Хранителя и Стража Устава, Истребителя таберийской ереси, последнего ученика Великого Архимага Аурантиса, мага Синего Плаща и Шестого Трибунального Истигатора Круга, Осиора", — сказал капитану Ирман.

Путешествие по Дагерии оказывается тяжелым. Половину пути Осиор проводит без сознания в кузове телеги. На переходе по пустынным и безжизненным землям к границе с Бенжей, Рей сталкивается с нежитью, от которой еле уносит ноги. Там он впервые понимает, что мертвецы — одни из самых опасных противников, потому что они питаются магией и почти неуязвимы для любого колдовства, кроме белых печатей Сиг и Даг. Руна Вун может им противостоять, что и делает Витати, но не слишком эффективно.

По прибытию в столицу Рей знакомится с Неро — Первым Трибунальным Истигатором в красном плаще, который и организовал нападение наемников, но выдает себя за близкого друга Осиора, которому учитель верит, и с архимагом фиолетовых рун Виолой. С последней у учителя непростые отношения, история которых раскрывается по ходу второго тома.

На улицах Шамограда Рей заводит знакомство с молодым заносчивым баронетом, которого он спасает от бандитов, что ловили какого-нибудь дурачка на живца в виде девицы в беде. Сначала их знакомство не задалось, но позже Рей и Торис Варнал становятся приятелями, а позже — и друзьями.

В день поступления на обучение в Башню, Эдриас, запертый в недрах тела и души Рея, преподносит мальчику подарок — способность видеть магические потоки, разлитые в пространстве, при условии, что Рей будет сам развивать этот навык. С этой силой Рей демонстрирует феноменальную мощь, будто говоря всему городу, что он — следующий самый молодой архимаг в истории. Осиор недоволен подобным поведением, он договаривается, чтобы в Башне Рею выдали всего лишь оранжевый жетон, слабее считаются только маги с жетоном красным, дабы мальчик не попал в поле зрения вельмож, что активно давили на Башню и требовали в наем молодых магов. Это порождает споры о том, на самом ли деле Рей настолько силен или он сжульничал на площади? Осиор же считает, что Рею нужно сфокусироваться на учебе и он слишком мал для придворной возни.

Рей с помощью своего друга устраивается на подработку в императорские конюшни, которыми заведует конюший императора — барон Варнал, отец Ториса. В один из дней Рей отправляется на пикник с охотой, сопровождать вельмож и помогать местному магу-коновалу, что любит приложиться к бутылке, Магнусу. Присутствует на выезде и дочь императора, Элаиза Торлорн с дочерью, Отавией Форлорн. На лагерь знати нападает поднятая из волков нежить — волколаки, это нападение через третьи руки организовал Неро. Люди бегут в загородное поместье и держат там оборону. Силы неравны и чтобы спасти будущую императрицу, Рей в последний момент обваливает потолок главного зала загородного имения, погребая нежить под завалом, а последнего волколака-вожака испепеляет комбинацией печатей Казнь Света — точно такими же печатями Осиор когда-то казнил мага в Нипсе и это считается крайне мощным колдовством.

Свидетелями этого столкновения становятся многочисленные гвардейцы, маги и Осиор с Виолой, что спешили на помощь осажденным. Осиор в очередной раз убеждается, что Шамограде творится что-то нехорошее и в Западной Пресии опять зреет Ересь Магов, которая может вылиться в полномасштабную войну. Предыдущие две Войны привели к опустошениям и огромных жертвам и одна из задач Истигаторов и Круга — не допускать этого вновь. Осиор принимает решение отправиться на север на зов архимага Аурантиса, который сообщал в послании, что в соседнем государстве обнаружились следы еретика Малтора — именно в попытках выйти на его след пять лет назад Осиор и получил свою магическую травму.

После нападения волколаков мы видим, как Неро отправляется на тайную встречу, влекомый некой меткой на своем плече. Там он встречается с неизвестным в капюшоне — Хозяином — что заинтересован в Рее и требует от Неро не трогать мальчика, а подобраться к нему поближе.

Заканчивается повествование тем, что Осиор уезжает из Шамограда, оставляя Витати и Рею указания к действиям и обещая, что вернется в течение полугода назад. Он советует обращаться за помощью к его другу Неро, об истинных мотивах и действиях которого Осиор ничего не знает, и к архимагу Виоле, что будет обучать Рея фиолетовым и белым печатям.

Глава 1. Пирожки

Главное — никогда не попадаться.

Это правило я четко выучил во время многочисленных набегов на замковую кухню, а так как охотников до свежей выпечки тут хватало, то кроме бдительных взглядов поваров и пекарей, мне приходилось бороться еще и с немалой конкуренцией.

Прямо сейчас, посреди огромного стола, стояло несколько противней со свежими пирожками, что должны были уйти на столы для знати в обед.

Так как позавтракать мне сегодня не удалось, а похлебка, что выдавалась молодым гвардейцам и магам, насытить мой стремительно растущий организм не могла, то сейчас мне приходилось идти на крайние меры.

Забившись в нишу у самого входа на кухню, я оценил ситуацию. Мне надо покрыть пологом расстояние в двадцать футов — именно столько надо пройти от того места, где находился я, до края стола — взять пяток пирожков из разных мест огромного противня, чтобы не слишком бросалось в глаза, а после — вернуться тем же маршрутом.

Сделав несколько глубоких вдохов, я кое-как поднял перед собой руки и стал колдовать. Печать надо было сотворить почти мгновенно, чтобы пылающий голубым контур не заметил никто из работников кухни, иначе вся затея — псу под хвост. Интересно, что бы сказала госпожа Виола, знай, как именно я применяю на практике полученные от нее знания?

За последние восемь месяцев я стал намного сильнее, во всех смыслах. Первое — внезапно для самого себя я стал очень активно расти, добавив в росте как минимум пяток дюймов. Теперь уже ни у кого не повернется язык назвать меня недомерком! Но такой стремительный рост создавал и свои проблемы — постоянно хотелось есть. Так что вот, я тут, на императорской кухне, готовлюсь воровать пирожки.

Конечно, будь у меня возможность выйти в город — я бы просто купил еды, но служба была такова, что мне было нельзя выходить за пределы замкового комплекса. Те, кто был постарше, просто отправляли за стену гонца из числа мальчишек-пажей, но я был магом-первогодкой, белой вороной и вообще, нелюбим всеми и каждым. Так что пацаны со мной не связывались, а когда я попытался скинуться с другими гвардейцами — меня кинули на деньги. Точнее, мне достались какие-то объедки вместо плотного перекуса, который я рассчитывал получить за три серебрушки.

С работниками кухни тоже не задалось. Конечно, старшие гвардейцы и командиры были вхожи сюда, для них был накрыт отдельный стол, их знали в лицо. Но когда я попытался познакомиться с кем-нибудь из поварят, на меня только фыркали и отсылали в Башню, из которой я вылез.

Причиной подобного отношения был путь, которым я попал в гвардию по мнению многих — то есть, как думалось людям, абсолютно незаслуженно, ведь носил я просто жетон защиты — а еще масла в огонь подливала принцесса Отавия…

При воспоминании о взбалмошной мерзкой девице у меня буквально перехватило дыхание и печать, едва зримые контуры которой я выводил сейчас перед собой, чуть не рассыпались голубой пылью.

Отавия Форлорн была буквально бичом и бедой, чумой и гневом природы, бедствием и ужасом, что судьба послала на мою голову!.. Но сейчас не время думать о принцессе — еще потеряю контроль. Нужно добыть еды…

Воровато оглянувшись, дабы убедиться, что рядом никого нет, я одним мощным ударом буквально вколотил магическую энергию в оба контура и руны печати Рад-Лагу, толкнув ее диким Нидом в центр дистанции, отделяющей меня от лакомства. А теперь отпустить внутренний контур, чтобы магическая энергия насытила руны… Готово!