Выход Силой (СИ), стр. 60

- Не против, если расскажу дома? Тебе ведь не помешает мнение квалифицированных специалистов?

- Расскажи. Конечно.

Разговаривать получалось рывками: приходилось прыгать через или перешагивать канавы. Самозастройщики, как могли, боролись с излишками влаги.

- Ты так уверенно обещал финансирование, - продолжала шпионскую деятельность Баженова. – Уверен, что твоя семья поддержит? Все-таки полмиллиона – это большая сумма.

- Это будет мой личный проект, - вильнул я, чтоб не раскрыть всей правды, но и не солгать. – Пока не наделаю глупостей, мне открыта кредитная линия.

- Да, понятно, - отмахнулась, отчего - раздраженно, девушка. – Но пятьсот тысяч. Это ведь действительно много.

- Это если сразу. А тут нужно будет частями. Все будет хорошо. Не волнуйся.

- Летов, ты меня иногда бесишь, - вдруг призналась соратница. И передразнила:

- Не волнуйся! У вас там поди таких как ты тысяча. Отодвинут тебя в сторону, как растратчика, из-за какой-то непонятной, неведомой железной хрени. И вытащат другого претендента. А мне придется вернуться в семью! Это ты понимаешь?

- Я сказал – все будет хорошо, - рыкнул я на сканди.

- Ладно, - шумно выдохнула девушка спустя какое-то время. – Маленьким мальчикам – маленькие игрушки. Большим – большие. Не сердись. Я…

Ксения снова замолчала, дожидаясь пока шумная группа молодежи прокатит мимо уляпанный грязью по верхушку бензобака мотоцикл.

- Я уже не могу… Не хочу, как было. Скучно и… пресно. Как суп без соли, - призналась она. – С тобой интересно.

- Погоди. Толи еще будет, - горделиво подбоченился я. – Я вообще – профессиональный сотрясатель вселенной!

- Потрясатель, - хмыкнула Ксения.

- Чего?

- Тэмучин, верховный хан монголов, звался Потрясателем Вселенной, - продемонстрировала девушка знание истории.

- Угу, - засмеялся я. – Чиньскую империю он знатно потряс. А потом наткнулся на нас.

- Летовы с союзниками бились не честно, - продолжила веселиться Баженова. – Против урагана не попрешь…

- Ураган вызвали Ашин, - оправдывал я своих далеких предков. – Летовы только добили остатки армии монголов.

- Да-да, - согласилась забавляющаяся дочь наемника, и покачала головой. – Все вы так говорите. Мол, это не я. Это оно само сломалось…

- Именно так все и было, - поддержал веселую забаву я. – Они сами убились. Летовы просто рядом стояли.

- Точно? – хитро прищурилась девушка?

- Как сейчас помню!

Неспешно шли к остановке общественного транспорта. Можно было вызвать такси, и уехать. Но не хотелось портить такой хороший день никому не нужной торопливостью. До вечера, когда заметно подросший дракон должен был прийти к полынье возле старого пирса, было еще далеко.

- Слушай, - вдруг осенило меня, когда тема неудачной для Тэмучина войны с Летовским княжеством себя исчерпала. – А откуда берутся наемники?

- Эм, - прикусила нижнюю губу Ксения. – Откуда и все остальные. Ну, помнишь? На естествознании рассказывали про пестики и тычинки…

- Ха-ха, - усмехнулся я. – Я не о том… Кто вообще идет в наемные отряды? Что за люди?

- Разные, - поохала плечиками Баженова. – Кто откуда. Моя семья уже третье поколение в «Перуничах». И таких много.

- Ну, это понятно. Офицеры и должны назначаться из потомственных. Это очевидно. Вопрос доверия. Если у вас то пусто, то густо, не сомневаться в надежности и верности, можно только в тех, кто вне отряда семя и не смыслит.

- Угу, - снова пожала плечами девушка. – Никогда об этом не думала.

- Так – подумай, - улыбнулся я. – Вспомни. Остальные, пехота, новички в вашем деле. Откуда они берутся?

- В гильдии размещается объявление о донаборе. Люди приходят. Антон, я не понимаю, что именно ты хочешь узнать.

- Хочу понять – кто становится наемником. Кем нужно быть, чтоб заняться этим опасным ремеслом?

- А, - хихикнула Ксения. – Да, говорю же: разные люди. Отставников из императорской армии много. Из тех, кто больше ничего не умеют, а с порядками в государственной армии не ужились. Сирот много…

- Сирот? – не понял я. Надежда вяло шевельнулась, и выглянула из-под плинтуса, куда ее Йорген Магниссон загнал с компанией.

- Ну да. Сирот. Из приютов. Оттуда много людей в армию идет. Им особо и деваться-то некуда. Или под ружье, или в бараки при крупных фабриках. Кому они еще нужны-то?

Теоретически я, конечно же, знал о существовании приютов для детей-сирот. Вообще ни у русов, ни у славян, ни у других народов, населяющих огромную страну, нет такого обычая, чтоб выбрасывать на улицу осиротевших детей. Есть же родня, которая всегда поможет. Но иногда случалось и так, что родственники остаются в неведении, или их и вовсе уже не осталось.

Открытые войны между аристократическими семействами давно канули в Лету, но стычки были, есть и будут. И в них гибнут, бывает, и мирное население. Тогда детские приюты вообще стремительно наполняются.

В княжестве вооруженных столкновений не было уже больше сотни лет. А приюты – есть. И они, как оказалось – Сеть не даст соврать – никогда не пустуют. Хотя бы уже потому, что заведения эти имеют, так сказать: ограниченную вместимость. И когда места заканчиваются, вновь прибывающих детей распределяют по соседям. Благо, все такие места, каким-то образом, друг с другом связаны.

Впрочем. Что мне может помешать, разместить свои заявки на найм в дружину не только в Летовском, но и в соседних княжествах? Может быть, думал я, это и к лучшему. Молодые люди, не связанные родственными узами, без влияния той или иной социальной группы, без особо развитых социальных навыков – кто, как не они способны обменять свою верность на блага, которые я могу им дать? Воевода не раз говорил, что княжеский дружинник – это человек с куда более высоким статусом, чем какой-нибудь солдат из имперской армии. Значит, и привлекательность службы у меня, должна быть выше. Значит, я смогу еще и выбирать лучших из лучших. И это будут только мои, и больше ничьи люди.

С другой стороны, походы русов наглядно показали, что экипажи кораблей, набранные среди родственников, сражаются не в пример лучше, чем сборная солянка. Стыдно, знаете ли, праздновать труса на глазах земляков. От такого уже не отмыться, не исправиться. Такому нет прощения. У меня же будет толпа парней вообще без роду, без племени. И если дружина не станет им семьей, после встречи с первой же серьезной проблемой, народ разбежится…

- Ну и пусть бегут, - буркнул я себе под нос, вызвав заинтересованный взгляд Ксении. – Если побегут, значит и мне они не нужны.

12.Руна Науд

После Масленницы. 1148 год

Конец месяца Martius ю.к.

Поднадзорный активно взаимодействует

С адвокатским домом Капон.

В Берхольм прибыли административные управляющие княжеством.

Есть основания полагать,

Что А.Л. затевает нечто, связанное

С юридическими вопросами.

Светояр

После Масляницы в Лицее начались контрольные испытания. Администрация намерена была выяснить степень готовности учеников выпускного класса к имперским экзаменам. Предполагалось, что у выявленных отстающих будет еще время подтянуть знания до, как выразился директор Малковиц: «традиционно высоких результатов».

Как по мне, так эти контрольные были лишними. Просто бездарно потраченные нервные клетки. Если человек девять лет учился спустя рукава, низкой оценкой за контрольную его уже не пронять.

С другой стороны, во внутрилицейском испытании использовались задания, что были на прошлогодних имперских экзаменах. Наш куратор, Растопша Момшанский, уточнил, что согласно многолетним наблюдениям преподавателей Лицея, большая часть задач и в этом году будут чем-то подобным.

Класс разбили на подгруппы, у каждой из которых был свой собственный график сдачи контрольных работ. Обычные уроки больше не проводились. Только бесконечные консультации у профильных преподавателей.