Выход Силой (СИ), стр. 39

- Ведька сделает, - кивнул сторож. – Он – молодец. Парень ответственный растет. Светлые Боги вам в помощь, ваше благородие.

- У дверей чисто, - донеслось сверху, от наблюдательного пункта. – Тот что там был, к полынье побрел.

- Пошел, - выдохнул я. – Открывай.

Ветер и бьющийся в припадке фонарь. Старые знакомцы.

Показалось, будто стало еще холоднее. А ближе к реке, куда пришлось бежать вслед за неспешно ковыляющим драугром, и подавно. И силы возле воды было еще меньше.

- Н-на, - выкрикнул я, со всей силы, широко размахнувшись, врезав твари по шее. Да так удачно, что голова слетела и покатилась по ступеням вниз к старым причалам.

С остальными тварями так просто не получилось. Хотя бы уже потому, что сначала их нужно было еще найти. Снег, ветер и мороз. Такой хороший, теплый денек и настолько же, для контраста, отвратительная ночь. Славяне говорят: у природы нет плохой погоды, каждая к чему-то пригодится. Хотел бы я, чтоб мне объяснили – для чего подойдет этакая вот гадость.

Следы быстро задувало. Я ямки в снегу, бывшие когда-то отметинами прошедших здесь драугров, уже разбирал больше интуицией, чем глазами. На счастье, хотя бы освещенные окна клуба все еще можно было разглядеть. А то я начал даже было тревожиться, что и сам не найду дорогу обратно, к людям, к теплу.

Искаженная морда магической твари возникла из снежной круговерти неожиданно, в точности, как показывают в дешевых фильмах ужасов. Моргнул глазами, и вдруг прямо передо мной перекошенная морда со светящимися синими огнями глазами. Прежде монстр был какой-то старухой, с перекошенным лицом. И обращение в немертвую красоты ей не добавило.

Взмахнул топором, и тварь, даже не сопротивляясь, развалилась на две части. Тело отдельно от головы. Тут только подумал, что вообще-то это странно. И рассказы стариков-воспитателей, и книги, в кготорых описывались встречи людей с поднявшимися мертвецами, утверждали, что драугры - одни из самых агрессивных магических монстров. Ощущают присутствие живых с расстояния до версты, и всегда нападают. Там же, у старых берхольмских причалов, мне попались какие-то неправильные упыри.

Путь пошел под уклон, и уже очень скоро я спустился на лед реки. Ведька утверждал, что драугры бредут к полынье, и все говорило о том, что я был уже очень близко к конечной цели.

На удивление, ветер там был куда слабее, чем наверху. Снег шел и там, но хотя бы, его не бросало полными горстями прямо в лицо. Теперь стало возможным разглядеть черную вытянутую проплешину открытой воды. И темные фигурки тварей, истуканами замерших на самом краю тонкого льда.

Мне не ведомо, каким чудом истончившийся лед выдерживал тяжеленных монстров. Но под моими ногами начало потрескивать, когда до воды было еще шагов семь или восемь. У меня даже ёкнуло где-то под сердцем, от одной мысли, что могу провалиться в холоднючую воду.

- Эй, твари! – остановившись, заорал я. – Вот он я. Живой и вкусный! Идите сюда!

Нужно ли говорить, что мой призыв не возымел никакого успеха? И как бы я не старался привлечь их внимание, не кидал бы в их сторону куски снега и льда, максимум чего смог добиться, это пары брошенных вскользь сияющих холодным синим светом взглядов. Было что-то такое в ужасающей черной воде, что интересовало восставших мертвецов куда больше какого-то жалкого живого человечка.

В один прекрасный момент, словно бы по команде невидимого режиссера, монстры одновременно шагнули вперед. Прямо в воду. В глубину. В один миг, попросту исчезнув из вида. И когда я, донельзя ошарашенный невероятностью зрелища, уже собрался было возвращаться к зданию клуба, из черной, как сама тьма, воды поднялось нечто. Здоровенное, похожее на темный же горб, существо, даже не показалось полностью. Но и того хватило, чтоб на лед вокруг, практически до самых моих ног, выплеснулась речная вода. И в довершение всему, и без того не особенно прочное основание, на котором я продолжал находиться, жалобно заскрипело, затрещало, и вроде бы как даже слегка прогнулось.

- Светлые Боги! – выкрикнул я, торопливо отбегая на берег. – Да что же ты такое?!

Испытал еще один приступ соблазна. Очень хотелось призвать родовой дар, шарахнуть по округе кругом отрицания – света, воли, силы – разозлить укрывающееся в темных глубинах существо, заставить его показаться. О да! Хотя бы взглянуть на гиганта, сумевшего подчинить, притянуть к себе, а после – поглотить, выпить их силу, как выпивал энергию из всего окружающего пространства. Не трудно было догадаться, что в образовании практически белого, свободного от силы, пятна виновато это самое чудовище. Оставалось лишь понять – что оно такое.

Монстр больше не показывался, а я задал сам себе вопрос: ну вот оно вышло из воды. И что дальше? Чем, каким оружием я стану с ним бороться? Магией, которая у меня, подобно необъезженному жеребцу, скачет куда хочет, а не туда куда надо? Тупой секирой, не способной и ветку перерубить, не то чтоб еще прочную кожу магической твари?

Но азарт – нечто вспыхнувшее в груди, и подталкивающее к продолжению битвы, боевыми барабанами стучал в ушах. Еще какой-то миг, и я, плюнув на собственные разумные мысли, ринулся бы в бой.

От авантюры меня спас племянник сторожа. Видимо он подавал сигналы миганием света в окнах, да я, стоящий спиной к клубу их не увидел. И тогда этот паренек воспользовался системой звукового оповещения. Вокзал же. Как-то же должны были извещать пассажиров о начавшихся посадках на корабли, а встречающих о прибытии долгожданного рейса.

- Ваше… гхрр-ррр-р… Ваше благородие! Таксомотор прибыл. Поторопитесь!

8.Руна Ир

Неделя до МалогоОвсеня. 1148 год

Начало месяца Martius ю.к.

Ваше высокопревосходительство!

Отмечены многочисленные контакты

Поднадзорного А.Л. с представителями

Адвокатского дома Капон.

Фиксированы их активные телефонные переговоры. В Берхольме продолжаются

Случаи всплесков «дикой» магии.

В местах упокоения представителей

Экзотических религий поднимаются

Различные виды нежити.

Сим испрашиваю

Вашего дозволения на организацию

Провокации, нацеленной на выявление

Имеющихся у поднадзорного способностей к оперированию Силой.

План мероприятий прилагаю.

Светояр

На переменах только и говорили об упырях, драуграх. На одном из новостных порталов утверждалось, что их корреспондент стал свидетелем нападения вампира на группу обывателей. Были представлены фотографии, но что-либо на них разобрать – это нужно иметь прямо-таки безграничную фантазию.

Местные телеканалы тоже не остались в стороне. Обозреватель одной из аналитических программ договорился до того, что прямо обвинил в необычайном всплеске проявлений «дикой» магии правящую семью княжества. Мол, это из-за бездействия Летовых на улицах вольного города продолжается вакханалия оживших мертвецов. Клинический идиот. Он сам-то понял что сказал? Берхольм две с лишним сотни лет назад изъявил желание управляться по так называемому Хольмгардскому Праву. То есть, городом с тех пор управлял не назначенный князем чиновник, а совет лучших, самых уважаемых жителей. Которые, в свою очередь, представляли поселение, как коллективного вассала, напрямую императору. Естественно, и налоги горожане платили мимо кассы местного князя.

Ну, так и чего они от Летовых теперь хотели? Защиты от упырей? Так довольно и того, что девяносто процентов собираемых в княжестве налогов уходило на оплату невероятно размножившейся городской полиции. Такой вот странный договор предок с Советом Мастеров заключил.

Возможно, на тот момент, соглашение было даже в чем-то выгодным. Имперские князья имеют право иметь личную дружину не особенно большой численности. Изначально называлась цифра эквивалентная экипажам десяти боевых кораблей. Это около трехсот человек. Но потом привязку к лодьям убрали. Большой десантный корабль, при экипаже в сотню моряков, может нести десант в триста бойцов. Не считая боевой техники и тяжелого вооружения. Десять таких БДК – перевозят довольно серьезную армию профессионалов, способную подчинить и удерживать небольшую африканскую страну. А если три или четыре князя объединят усилия? Да еще пару наемных отрядов наймут. Тут и до серьезной замятни недалеко.