Выход Силой (СИ), стр. 21

- Что – ты?

- Я не рабыня, чтоб за меня отвечал хозяин. Вот!

- Все верно. Ты не рабыня. Ты человек, стоящий у меня за плечом. Доверенное лицо и...

- И?

- И соратник, - широко улыбнулся я. – Воительница. Дева щита! Мы еще встряхнем этот мир так, что сами Боги удивятся! Ну, ты как? Готова?

- О, да! - в предвкушении облизнув язычком алые губы, воскликнула фрекен Баженова.

5.Руна Ир

Две недели до ВеликоВелеса. 1148 год

Середина месяца Februarius ю.к.

Ваше высокопревосходительство!

Сим довожу до вашего сведения, что поднадзорный А.Л. отмечен в конфликте с первым наследником одной из правящих мещанских семей Берхольма. Имело место быть нападение на поднадзорного с целью провокации. Внешним наблюдением зафиксированы тесные связи поднадзорного с офицерами одного из наемных отрядов.

Светояр

Заметка на полях распечатанного сообщения агента:

Что это за детский лепет?! Еще не хватало нам вникать в суть школьных ссор...

С первого дня после неудачного, проведенного в полиции и суде, выходного начинался курс «Основ магияведения». Остряки немедленно переиначили название предмета в «медведенье», а учителя, соответственно, в медведя.

Признаться, даже я хихикнул удачной шутке. Хотя явившийся в класс со звонком преподаватель на хозяина тайги совершенно не походил. Причем, совершенно! Высокий, стройный, дорого и со вкусом одетый, черноволосый красавец. И при этом всем – обладатель пронзительно, вызывающе голубых, словно бы подсвеченных изнутри, глаз. А когда он отлично поставленным, прямо-таки оперным, бархатным баритоном произнес свое имя, не из одних девичьих губ вырвался стон наслаждения.

Герой – любовник, персонаж дамских любовных романов, или бесконечных, полных слез и соплей, сериалов – да, конечно. Там он смотрелся бы совершено гармонично. Но во второсортном провинциальном лицее, в качестве учителя? Боги, что умудрился совершить этот человек, что ему пришлось скрыться в глуши?

- Меня зовут Ратимир Ратиборович Рославский, - представился «медведь», и большая часть женского населения нашего класса вдруг осознала, что «медведенье» уже стало их любимым предметом. – И я стану вести у вас курс основ магияведения...

А вот мне этот человек с первого взгляда не понравился. Слишком уж он был лощеным. Идеальным. Похожим на блестящую обертку для, скорее всего не вкусной, конфеты. И, кстати, Ксения тоже не разделяла всеобщего экстаза от лицезрения воплощенной женской мечты. Потому как, именно в тот момент, когда Рославский поизносил первые слова, мой будущий вассал поймала взгляд мастерка и, радостно улыбнувшись, медленно провела острым ногтем большого пальца себе по шее.

- Серьезную науку, изучающую магию, и все с магией связанное, в Империи принято называть Патентикой, - между тем, делая вид, будто не замечает томно повлажневших девчачьих глаз, продолжал учитель. – Конечно же, термин произошел от латинского слова potentia, что означает не что иное, как... Сила! Да! Сила. Именно она, дарованная нам Богами, так или иначе, вырываясь за пределы человеческого тела, или природного источника, становится тем, что в большинстве стран мира принято называть магией.

Варнакову не позавидуешь. И ведь сам виноват. Нечего было попусту воздух сотрясать, всем и каждому обещая скорую расправу над непокорным новичком. Что тут скажешь? Он добился своего. С самого утра, с завтрака, внимание половины лицеистов было приковано к нам с Баженовой.

Признаться, мало приятного – постоянно быть под прицелом сотен внимательных глаз. Однако нечто в этом роде мы с Ксенией ожидали. Так что приходилось терпеть и улыбаться. Демонстрировать прекрасное расположение духа и отличное настроение. Делать вид, будто вчера, все случившееся за один свободный от уроков день, было для нас всего лишь забавным приключением, а никак не серьезной, заставившей понервничать, проблемой.

На первой же перемене Ксения присоединилась к шумно щебечущей женской компании. Конечно для того, чтоб донести до лицейской «общественности» нашу, заранее согласованную, позицию. И в этой, нашей, версии, ничего хорошего о Варнакове-младшем не звучало. Больше того, Баженова предложила, а я, подумав, согласился, запустить в массы слух, о страшной мести мастерку и всем членам его свиты. Мол, да – мы весело провели время в полиции и суде. Но! На выходной у нас были совершенно другие планы, кое-кто должен будет за это заплатить.

- В рамках курса мы будем изучать только общие вопросы магии и магов, - продолжал, невесть как залетевший в наши дебри, киногерой. – Основные понятия, определения, градации и законы. Рассмотрим деяния некоторых великих чародеев прошлого, и их влияние на человеческую цивилизацию. В дополнение к постулатам, уже изученным вами на уроках естествознания, определим характер влияния магических проявлений, присущих некоторым металлам и кристаллам...

Ничего для меня нового учитель пока не сказал. Обычное, для любого предмета, вступление. Жаль, что и содержание курса чем-то полезным и незнакомым не блистало. А я-то надеялся. И особенно сильно было разочарование, когда Рославский добавил:

- Ну и конечно, в нашем курсе не будет никаких практических занятий. Все мы обязаны свято чтить и соблюдать Законы Империи, а они прямо запрещают любое использование Силы человеком, не достигшим совершеннолетия. Равно, как воспрещается и обучение каким-либо заклинаниям, рунным переплетениям, узорам или иным способам и методам физического проявления магии... Однако, в силу того, что носители Силы и их колоссальное влияние на абсолютно все сферы жизнедеятельности человека не подлежит сомнению, и вам, я уверен, в жизни не раз придется столкнуться с магией, Министерством Просвещения было принято решение о вводе в школьную программу курса по основам магияведения.

О! вот и нашелся еще один одноклассник, кому эти все Силы с магиями магами, и даром не сдались. Вместо почтительного внимания словам импозантного красавчика, он предпочел разглядывание моего лица. Впрочем, я с первых секунд нашего с ним «знакомства» в коридоре у гимнастической раздевалки начал подозревать, что при раздаче Богами мозгов, ему не повезло оказаться последним в очереди. Как же его фамилия? И почему я, прежде никогда на память не жаловавшийся, все время имя своего одноклассника забываю?

- Итак, - потер руки учитель. – Записывайте тему сегодняшнего урока: Основные понятия и определения. Единицы измерения магической силы. Постоянная Эратосфена Александрийского...

Я открыл новую, еще даже не подписанную ни именем хозяина, ни названием предмета, тетрадь, и принялся выводить слова, диктуемые учителем. Знаю я материал, или не знаю – на экзаменах станутспрашивать то, что записано со слов Рославского, а не бессистемно надерганное из Сети или полученное из рассказов старого чародея – воспитателя.

«Наука о Силе – Потентика. Сила – потенция. Уровень Силы – потенциал, - из всего многословья для записи я оставлял только суть. Как по мне, так более чем достаточно, чтоб, когда понадобится, освежить память. – Единица измерения Силы – один Алекс. Записывается латинскими литерами Al»...

Вообще-то, правильнее было бы назвать эту самую единицу Аристом. Ну, или как-то в этом роде. Вывел ее тот самый Аристотель, что некоторое время, при дворе македонского царя Филиппа, служил воспитателем наследника престола. Хотя конечно стоит учитывать, что царевичем был ни кто иной, как Александр Великий, и что создать систему измерения личной способности накапливать магическую энергию воспитателя попросил именно юный полководец. Он как раз армию в Греции собирал для похода в Персию, и намерен был выбрать только лучших из десятков тысяч соискателей.

Аристотель же поступил хитро: взял отшлифованный кристалл белого кварца, и велел каждому, желающему отправиться на другой берег Мраморного моря, влить столько сил, на сколько велика его ненависть к персам. Дальше все просто. В зависимости от уровня вливаемой Силы кристалл светился разным цветом. В соответствии с цветами радуги – от красного до фиолетового. Однако, к вящему удивлению ученого, семи уровней градации оказалось не достаточно. Хотя бы уже потому, что сам он заставил камень гореть ровным белым светом, а у ученика, Александра, даже малая толика влитой Силы вызывала прямо-таки солнечное сияние. Иных отклонений найдено не было, и уровней потенциалов с тех пор так и осталось девять. Семь цветов радуги, плюс свет и сияние.