Коммуналка 2. Близкие люди, стр. 5

Она вдохнула их.

И выдохнула.

Коснулась ближайшего дерева, замерла, прислушиваясь к тому, как тяжело стучит где-то там, под корой, сердце.

– Здравствуй, – сказала Астра, потому что не сказать этого было невозможно. И пусть лес вымышленный, но… она дома.

Здесь.

И уходить не хочется.

– Когда-нибудь я вернусь, да? – спросила она, пусть и знала, что ответа не получит. – Ты тот самый дом, куда все возвращаются и отдыхают от мира. Правда?

Деревья закачались, и почудилось, что они говорят.

– Я помню, мне рассказывали… теперь уже помню.

…всем детям читают сказки на ночь. И Астра не исключение. Правда, книги не было, но была матушка и ее рассказы, тихий голос, истории о мире, существовавшем в незапамятные времена, еще когда не было ни людей, ни даже драконов.

– И выходит, что все это правда, да?

Искры кружились, подлетали, касались щек.

– Правда… конечно… и поэтому мама говорила, что бояться не надо, что… дорога домой внутри, а я выходит, просто забыла ее. И значит, действительно бояться не надо.

Она замолчала.

– Мама вернулась, да? И отец? И другие…

Астра огляделась. Лес был бесконечен, а деревья походили друг на друга, будто были одним деревом, отраженным множеством зеркал.

– И наверное, сложнее всего не уйти сразу? Может… поэтому у меня и не получалось? – она дошла до следующего. И еще до одного. Искры не отставали. – А если получилось, выходит, я все-таки настоящая дива, так? Настоящая… и если захочу, то останусь здесь. А там? Там… тело, которое просто тело…

Ветер загудел.

Или это деревья заговорили наперебой, кто-то сердито, возмущенно, мол, выдумала глупость… и слышалось в шуме их:

– Рано, рано, рано…

– Я знаю, – Астра запрокинула голову и зажмурилась, до того ярким слепящим было солнце. – Я не собираюсь здесь оставаться. Не сейчас. Наверное, если бы раньше… тогда, когда я одна была. Или потом… я бы не удержалась. А теперь я не могу.

И голос леса изменился, теперь он был ласков, будто утешал.

– У меня Розочка. И вообще… я начинаю думать, что… все не совсем так, как я представляла. Понимаете? Мне казалось, что все вокруг меня ненавидят, потому что я дива.

Лес вздохнул.

– Но ведь это не так, да? Я дива… а Ингвар двуипостасный. Или ведьмы вот еще… они правы, люди разные. И плохие, и хорошие. Всякие.

Качнулись вершины.

– Можно, я просто буду приходить сюда? Я сумею? Или без ведьмы не получится?

Получится.

Теперь Астра точно знала, что, когда бы ни возникло у нее желание, она вернется. И лес примет. Спрячет. Даст защиту. А потом, однажды, когда ей не захочется возвращаться, и место. До тех пор, пока у нее не появится обратное желание…

– Спасибо, – сказала она, осторожно погладив теплую кору. И сделала вдох. – Мне пора… я помочь обещала. Вы ведь знаете, что там творится? Мертвым не место среди живых.

* * *

Лес просто исчез.

Астра закрыла глаза, а открыв, обнаружила, что сидит на старом ковре, местами протертом до дыр. Но дыры не делали его хуже, напротив, они уже сроднились с ковром, став частью сложного его узора. Астра коснулась щек, убеждаясь, что те мокры от слез.

Глаза щипало.

Нос опух.

И дивам положено оставаться прекрасными, это она слышала, как и то, что дивы вообще не плачут, но больше Астра слухам не верила.

Плачут.

Еще как. И сопли у них текут, вот прямо обыкновенные, некрасивые, от которых кончик носа краснеет, да и прочей красоты убавляется. Носом Астра шмыгнула и, убедившись, что в комнате ведьмы никого-то больше нет, вытерла этот нос рукавом.

А ведь учила Серафима Казимировна платком пользоваться. Но платок в пальто остался, а пальто – на вешалке, до которой еще бы добраться. И Астра решила, что добираться надо, поскольку сопли продолжали течь, а рукава все-таки не казенные. Да и стирать платок всяко легче, чем платье.

Голова слегка кружилась.

И поэтому Астра решила добираться на четвереньках.

– Какая, однако, глупость, – проворчала она самой себе. – Я взрослая серьезная женщина, а ползаю тут…

Но вставать было страшновато. Чувствовалось, что где бы ни была душа, тело к ее отсутствию отнеслось без должного понимания. А потому координация оставляла желать лучшего. Едва не запутавшись в руках, Астра тихонько хихикнула.

Взрослая.

Серьезная… видел бы кто… к счастью никто не видел, и до вешалки она добралась. Запрокинула голову, пытаясь понять, сумеет ли до пальто дотянуться, эту самую вешалку не опрокинув. Или все-таки на помощь позвать?

А вот интересно, почему Серафима Казимировна ей этот путь не показала?

Не знала?

Сомнительно. Похоже, что знала она куда больше, чем показывала.

Побоялась, что Астра не устоит перед искушением? Это куда как вероятнее. И потому, верно, зная, чем закончится роман с Эльдаром, ему не препятствовала. Не будь Розочки…

– Все-таки я дура, – почему-то сейчас очень хотелось говорить вслух. Получалось, что она, Астра, будто с кем-то другим беседует. А ведь никогда-то прежде ее на разговоры с кем-то не тянуло. – Точно дура… и слабохарактерная. Я бы ушла сразу же.

Она вздохнула и, вцепившись в гладкую стойку, поднялась.

– Так-то лучше, – Астра облизала пересохшие губы. – Определенно… Или дело в том, что она просто не находила пути? Она ведьмой была, конечно, но ведьмам там не место. Ведьмы… да, ведьмы слышат мир, но не видят. А дивы, получается, видят? Как все запутано.

Астра пожаловалась пальто, которое висело тихонько и в проблемы мироздания влезть не пыталось.

– Но я разберусь.

Прозвучало донельзя грозно.

– Только попью чего-нибудь и сопли вытру. А потом сразу и разберусь, – она вытащила скомканный носовой платок и от души высморкалась. И ведь даже почти изящно получилось, да… а попить… надо ведьму найти, потому как в ведьмином кабинете без ее дозволения лучше ничего-то не пить.

Впрочем, искать не пришлось.

В дверь осторожно постучали, и Астра сказала:

– Заходите.

Ведьма и зашла.

– Чай? – предложила она. – Как самочувствие?

– Отлично, – Астра улыбнулась и попыталась отпустить вешалку, но почувствовала, что предательское тело еще не настолько готово ко встрече с реальным миром, чтобы оставаться без опоры. Астра икнула. – Извините.

– Случается.

А маг, который глядел так хмуро, будто Астра у него кошелек сперла или во всяком случае собиралась спереть, подошел и плечо подставил.

Хорошо.

Опираться на мага куда удобнее, чем на вешалку. Да и горячий он, просто-таки раскаленный от плохо сдерживаемой злости. И злится, что характерно, не на Астру.

Правильно.

Зачем на нее злиться?

– Я будто пьяная, – наконец, ей удалось подобрать правильное слово. А еще она злость забрала. Немного. Уж больно горячей та выглядела, а между тем в комнате прохладно. Маг возражать не стал, поглядел так искоса и потянул Астру к старенькому диванчику, что с трудом, но втиснулся меж пары шкафов. – Это… что-то с энергетическими потоками. Стабилизируется и пройдет.

Ей сунули в руку стакан с водой.

И Астра выпила.

И когда стакан с водой сменился кружкой ведьминого отвара, тоже выпила. Отвар оказался одновременно и сладким, и горьким, в общем, всецело замечательным. Астру же переполняла сила. И сила эта требовала выхода, желательно, немедленного.

– Я тебя полечу, – сказала она магу и, схватив за руку, дернула. – Садись. Мне срочно нужно кого-нибудь полечить…

– Может, лучше генерала?

Вот почему на нее глядят так, скептически. И генералов каких-то подсунуть пытаются. Зачем Астре генерал? Что она с ним делать станет? Нет, генералы ей не нужны, ей и мага довольно. Он вот пряники носит. А мужчина, понимающий, что женщине иногда для счастья именно пряника и не хватает, это ценно.

Наверное, Астра ляпнула это вслух, иначе почему маг покраснел?

Или ему жарко?

Жар Астра уберет… но стоит ли лечить в таком состоянии? Стоит. Это состояние, кажется, прямое следствие избытка силы. И выходит, что… потом, все потом. У нее пальцы дрожали от нетерпения, от желания скорее исправить все неправильности в сидящем перед нею человеке.