Препатч (СИ), стр. 31

— О да, кажется, когда я называла тебя очень умным, я наверно немного гарячканула…

Глава 17

— Вы не ждали, а мы приперлись! — с такими словами в мастерскую зачарователя входил Вереск. Чихо вошла молча и просто кивнула сидевшим там людям. Хотя людям… будет слишком провокационно так их называть. За широким рабочим столом сидело двое наг. В одном легко угадывался Сарг. Все же лица наг-игроков изменялись несильно, только заострялись, приобретали хищные черты и не менее хищные зубы. Да и не видя его, по этому балахону зачарователя можно было легко узнать. А вот вторым… второй была, видимо, ожидаемая ундина.

Кстати, пару слов об этой представительнице расы и о ундинах в целом. В игре эта раса представлена как полноценная. И пусть в мифологии название «ундины» носили женщины-русалки, то здесь таких ограничений не было. Сами же представители, если судить по описанию черт и склонностей игроков, что причислялись к этой расе — были исследователями и любителями моря и морской природы. О их боевых качествах или подробно о характере сказано не было. Что же до внешнего вида, то не так сильно они от наг и отличались. Те же хищные черты лица, заостренные зубы и змеиная чешуя, покрывавшая кожу. Вот только если на лице, спине, хвосте наги имели чаще шипы и реже плавники, то у ундин шипов не было вообще. Все их шипы были заменены на плавники. Местами жесткие, необходимые для плавания, а местами легкие, прозрачные, словно вуали, использующиеся исключительно для визуального эффекта.

Вот такие вот они были — представители игроков, выбравших своим основным направлением освоение моря.

— Судя по описанию Сарга, вы те, кто искал встречи со мной — голос ундины был прекрасен. Он был тонким и очень мелодичным — Меня зовут Лива.

В ту же секунду Чихо вышла вперед друида, даже как-то слегка его закрыв и оттолкнув назад. Вереск такому поведению не то, что обиделся, но даже развеселился. Его древесная маска тут же оскалилась в широкой улыбке. Ундина, кстати, это пантомиму тоже прекрасно уловила, но не комментировала.

— Здравствуйте — крайне официально начала Чихо — Да, мы ищем возможности приобрести некоторые ваши заклинания для взаимодействия с водой.

— Это невозможно. Для жителей поверхности они бесполезны — коротко, но безапелляционно заявила ундина.

— Нам не нужны разрушительные заклинания — в разговор уже вмешался друид и внимание ундины тут же переключилось на него. Причем внимание странное, намного более выраженное, чем в общении с магессой — будет достаточно базовых, для взаимодействия с водой.

Ундина быстро подошла, если это можно так назвать с ее хвостом, вместо ног, и ткнула своим указательным пальцев в грудь друида:

— Тебе я точно ничем помочь не могу. Ведь это ты убил его? Что он сделал тебе плохого?! — секундное непонимание сменилось озарением.

Сарг прикрыл глаза ладонью. Чихо задумалась, но, когда увидела, как зачарователь разводит руками, в почти что извиняющемся жесте, стало понятно. Договорится будет не просто сложно, а невозможно. Все дело в том, что большинство ундин — это пылкие зоозащитники, особенно когда дело доходит до нужд океана.

— Этот краб-отшельник не сделал вам ничего плохого. Люди только и могут, что разрушать и пренебрегать дарами океана — невероятно, насколько мелодичный и приятный голос шел в разрез с тем, какую информацию он нес — Я пришла сюда сказать тебе, что ты убийца!

— Нет — непривычно, но голос Вереска изменился. Он был невероятно серьезен. Даже во время восстановления леса вверху острова, друид не звучал так холодно — Здесь только одна убийца и это ты.

Неожиданно. От таких слов, привыкшую к противоположной позиции ундину, словно пыльным мешком огрело.

— Так — тихонько, на ушко Чихо, произнес Сарг — давай понемногу отступать. В вопросе сохранения природы Лива — девочка принципиальная и компромиссов не терпит.

Но в отличии от испуганного нага, магесса только отмахнулась:

— В вопросах сохранения природы ты еще не видел того, кто принципиален и компромиссов не терпит. Красиво говорить не значит красиво делать. Я думала, что это будет тяжелый разговор, а мне даже вмешиваться не придется… ха…

Сарг в шоке смотрел на расслабившуюся девушку. Но тут в себя пришла ундина и внимание всех сместилось на нее.

— Да ты что такое говоришь?! Убил бедного рака-отшельника и теперь обвиняешь меня?! Да я… — вокруг ундины начали концентрироваться частицы воды. Они становились все больше и больше — … я покажу тебе, какие последствия бывают с теми, кто гневит природу!

Вереск не спешил ее переубеждать. Он присел рядом с ундиной, за один из стульев. Опустил на стол руку, повернулся к девушке. Это выглядело так, словно друид просто хотел перекинутся парой слов со знакомой.

Но в тоже время его доспех менялся. Ветви-крылья за спиной начали светиться зеленым светом и слегка изменятся. Теперь они были покрыты плотными, тёмно-зелёными, продолговатыми листьями. Больше никаких действий Вереск не предпринимал, всецело наблюдая за ундиной. Ту, кажется, такое пренебрежительное отношение к себе только сильнее злило. Она сосредоточилась на колдовстве, и теперь ее глаза сияли ярким голубым светом.

Вот только капли воды все не хотели концентрироваться. Они перестали расти и едва-едва сохраняли прежнюю форму. Те крохи, что удалось собрать ей в первые секунды — это все, чем ундина могла располагать:

— Да что же это?! — наконец-то не выдержала она, когда прошло уже довольно прилично времени, а атака все никак не могла сформироваться.

— Какой всеобъемлющий вопрос. Я с удовольствием на него отвечу… — на маску друида вернулась кровожадная улыбка — Если «чтожеэтотакое» касается воды, то тут все просто — наслаждайтесь воздухом, благодаря этой уважаемой девушке, он как никогда свеж!

Все находились в таком непонимании, что автоматически сделали широкие вдохи. А потом еще и еще, теперь с куда большим удовольствием:

— Такой свежий. И что-то знакомое… — потер лоб Сарг.

— Эвкалипт — с непонятным акцентом произнесла ундина — Значит мне не показалось. Это эвкалипт. Он вырос у него за спиной и поглощает всю имеющуюся влагу. Не даром же его используют для осушения…

— … болот — закончил за нее Вереск — Да. А морскую воду, я смотрю мы пока делать не умеем, ведь солевой баланс — это не хухры-мухры. Но вернемся к «чтожеэтотакое» вы убийцы. Раз рак поперся и скинул старый панцирь — то это естественный процесс для раков-отшельников, когда они теряют старое, ставшее слишком маленьким «жилье» и переходят в другое. Именно в это время и гибнет наибольшее их количество, ведь они становятся заметны и уязвимы для хищника. Рак не был убит… он был съеден грибком. Естественный процесс. Так что я не больший убийца, чем любой другой морской хищник. А наличие хищников — это такой же природный механизм, как и поедание растений теми, кого эти же хищники едят.

— Ты не простой игрок — кивнула ундина, вот только Вереск не останавливался — Ты друид. Но почему тогда…

— Я не сделала вашу работу? Действительно, почему одни не делают работу других? Даже и не знаю, что ответить. Ведь чтобы меня обвинять нужно нести ответственность за того, кого опекаешь. Получается ты не выполнила обязательств, которые сама же на себя наложила. Есть такое определение — халатность. Смерть из-за недостаточного контроля. Но ни это делает тебя убийцей, а тот факт, что ты не помогла мне. Из-за своего снобизма и ощущения превосходства над другими ты меня не выслушала. А я пришел просить помощи для наших лесов. Твои заклинания нужны мне, чтобы снизить потребление древесины после нового апдейта. Но ты предпочла «покрутить хвостом перед сухопутными», показать их место и свою позицию. Вот из-за твоего места и позиции количество деревьев в этих лесах будет уменьшаться с каждым днем. Животные будут умирать ведь нарушится вся природная цепочка, в этот раз как раз не из-за естественных условий. Но, кроме этого, построенные корабли будут активно вступать в противостояние друг с другом. Они останутся носителями огромного тоннажа древесины и других материалов, ведь я никак не повлияю на классическую цепочку кораблестроения игры. Эти древесные могильники будут активно плавать по морям и так же активно умирать, засоряя своими многочисленными обломками океан, кроша и уничтожая живущие в том месте кораллы и водоросли. Но не стоит забывать, что корабль — это не только дерево, которое, кстати, будет прекрасно гнить до того момента, как станет искусственным рифом. Это еще и чугунные пушки и другой такелаж, который станет тянуть кислород из воды и активно окисляться, выделяя вредные окислы металлов в вашу любимую морскую водичку. К тому же на дно будет идти и корабельный груз. И что-то мне подсказывает, что там будет не питание для рыбок. Любые ткани, металлы и химия прекрасно потонет и будет разлагаться на вашем дне. Неспешно и максимально грязно. Для крупной рыбы большой проблемы это не вызовет, даже лучше — это ее привлечет, появятся дополнительные убежища. Но из-за гниения и окисления химия воды не будет иметь стабильности в этих местах. А привлеченная наличием новых убежищ рыба будет откладывать свою икру и растить мальков именно здесь, в безопасном, по их мнению, месте. В итоге нестабильность химии из-за отсутствия нормального движения водных масс на глубине и активного разложения и окисления «мусора» вызовет мор и болезни малька. Будут загублены тысячи, если не миллионы мальков рыб и других обитателей моря. Гниение, вредная химия и вымирание — вот то, что ты выбрала, убийца. Все из-за твоего нежелания слушать других. Все из-за того, что ты забыла о том, что избранная тобой позиция — это не только привилегии, но и большая ответственность. Как-то так. Приятных, спокойных снов. Чихо, мы уходим!