Таксист. Том 2 (СИ), стр. 5

А вечером, уже в самолёте, Виктор рассказал о причинах катастрофы.

— Ты сейчас пошутил? — произнёс я, пытаясь поверить в это.

— Нет, это точный факт. На тормозных трубках была установлена взрывчатка, — покачал головой Виктор, сидя в кресле напротив. — И кто-то, активировал её, прямо перед поворотом в туннель.

— Неожиданно, — ошеломлённо произнёс я, смотря в иллюминатор на огромный океан за бортом.

Глава 3

Нью-Йорк заливало дождём. И так угрюмые кварталы серого бетона, стали совсем мрачными. Люди сменили свою цветную и яркую одежду на тёмные плащи и чёрные зонтики. И лишь витрины магазинов и жёлтые такси, добавляли этому городу красок.

Я сидел в своём Чокере Марафоне, возле центрального банка города. Маска, закрывающая верхнюю часть лица, была сдвинута на лоб, а я не отрывался от входа в банк. В него, шесть минут назад, вошли двое представителей триады. И хотя Чан, попытался рассказать их задумку, я прервал его и напомнил, что мне подробности не нужны.

Через две минуты раздался звонок сигнализации. Оглушительно звеня на всю улицу, привлекая внимание. До приезда полиции осталось две, а в лучшем случае три минуты. Запустив двигатель и натянув маску, я снял ручной тормоз и нажал педаль тормоза. Я был готов сматываться из этого места.

Ребята выбежали через минуту, с четырьмя сумками, которые они кинули в багажник, который я открыл из салона. Не дожидаясь, когда они захлопнут дверь, я, переставив ногу с тормоза на газ, вдавил его в пол и вырулив из кармана, помчался по улице. Один перекрёсток и я врываюсь в огромный поток жёлтых такси, которые толкаются в пробке на Бродвее. А навстречу нам мчатся патрульные машины полиции, добавляя городу ярких красно-синих красок.

В Нью-Йорке каждый день работало одновременно около тринадцати тысяч машин такси, перевозящих около шестисот тысяч человек. И как говорится, в поговорке, хочешь спрятать дерево, спрячь его в лесу. Так и мы, толкаясь в пробке, были совершенно никому не интересны.

Китайцы, позади меня, стянув с себя накладные усы и бородки, завязали на шее галстук и надели очки. Изменяя свой внешность.

Через тридцать минут я высадил их на нужном адресе, где они пересев в другую машину, забрав сумки из багажника, уехали дальше.

Легчайшее задание, думал я, стоя на мойке самообслуживания и смывая грязь.

Будет глупо, если на грязной машине появятся чистые номера.

Перекинув номера, я посмотрел на часы, время близилось к обеду, есть мне не хотелось, поэтому, запустив поиск клиентов, я отправился работать.

Дождь, это праздник для такси, клиентов было в разы больше, чем в солнечный день.

Молодые девушки, рвущиеся за покупками, взрослые женщины и мужчины в костюмах, которые спешили на обед из ближайших офисов. Туристы, которые хотели оказаться на Бродвее. Мой список клиентов перевалил за десяток, когда, высадив очередного клиента, ко мне подбежал рыжий ирландец.

— Свободен? Выручай! Два счётчика заплачу! До ирландского квартала.

— Прыгай, — кивнул я на заднее сиденье и дёрнул за рычаг, классического счётчика,

Который измеряет пройденное расстояние, при скорости двадцать пять километров в час и умноженный на сорок центов за километр. То есть, если даже стоишь на месте в пробке, он продолжает свой отчёт.

— Блин, пробки…Чёрт, чёрт, чёрт! — нервничал сзади мой пассажир.

Когда мы начали замедляться перед небольшой пробкой у светофора.

— Торопитесь? — задал я дежурный вопрос.

— Да не тороплюсь, просто…

Его прервал сильный удар в заднюю часть моей машины, клюнула головой, я оглянулся назад, как раз чтобы увидеть как из джипа, влетевшего в нас, вышло трое и достав автоматы, открыли огонь. Оставляя следы пуль на бронированном стекле.

— Твою мать! — воскликнул я и вывернув руль, вылетел на тротуар.

— Не останавливайся парень, — кричал ирландец с заднего сиденья, который пытался подняться с поля. — Меня убьют точно, а тебя за компанию, как свидетеля.

— Кто эти люди? — крикнул я, машинально пригибаясь от пуль, попавших в стёкла.

— Итальянская мафия, — ответил ирландец. — Гони дальше по адресу, нас там встретят.

Плюнув на правила, я свернул в Центральный парк и давя на руль, на кнопку сигнала, распугивая людей, шедших по дорожкам, поехал по ним. Ирландский квартал находился на другой стороне парка.

За нами гнались два джипа, которые просто ехали по газону, оставляя за собой глубокие колеи. А в очередном повороте, когда я намеревался выскочить на Бок бридж, возле машины взорвался огненный шар, подкинувший заднюю часть машины и развернув нас лицом к преследователям. В передних часть моего Чоккера на полном ходу влетел один из джипов. Но они не учитывали, что их джипы, были современные, с множеством сминаемых зон, которые теперь применялись во всех машинах во благо безопасности. А мой чокер был настоящий, железный, когда слово- безопасность, ещё не знали. И огромный рельс, установленный под бампером, спас от больших повреждений. Нас знатно тряхнуло, мой пассажир от удара упал на пол, а я, ударившись о руль, рассёк лицо и сломал нос, но преследователям повезло ещё меньше, водитель, ударился о подушку безопасности, а сидевший рядом пассажир, вылетел в окно и лежал теперь на капоте моего чокера, влетев в стекло, оставив очередную трещину и кровавые разводы.

Тряхнув головой, я растерянно осмотрелся. К нам бежало несколько человек из другой машины.

— Что это было? — поднялся на сиденье рыжий.

— Киа, вроде бы, — ответил я,

вправляя нос обратно и жмурясь от боли.

— Стрелять умеешь? Я, кажись, руку сломал, — произнёс парень, доставая пистолет.

— Умею, — забирая оружие кивнул я. Открыв дверь, я сделал несколько выстрелов в сторону бежавших. Заставив их броситься врассыпную.

— Да кто ж так стреляет! — донеслось из машины

— Выйди и покажи как надо, — огрызнулся я и выпустил ещё одну пулю, в выбирающегося водителя.

Который выстрелом из своего пистолета, заставил подушку безопасности в его руле спустить воздух.

Моя пуля угодила ему ровно в переносицу, заставив вскочивших было итальянцев, ещё сильней припасть к земле.

Стянув тело итальянца со своей машины, я обошёл наши машины и подобрал пистолет, убитого мной водителя.

Да он в жизни не рассчитается со мной за эту фигню, злился я, опираясь о заднюю дверь джипа.

Рядом с машиной взорвался огненный шар, осыпая меня землёй. И сразу же, раздались выстрелы. Не давай мне выглянуть из-за машины.

Упав на землю, я открыл огонь по ногам сбежавших ко мне людей. Дождь заливал лицо, мешая сосредоточиться. Но один из бежавших упал, что позволило отправить мне пулю.

И практически мгновенно, машину, за которой я лежал, снесло на несколько метров, мой чокер хоть и развернуло следом, но не более. Теперь они не были одни целым. Выскочив из салона джипа, в который я успел забраться, когда машину тащили в сторону, я открыл огонь в бежавшего на меня парня, в чёрном классическом костюме и шляпе с полями.

А от моего Чокера, вылетела воздушная стена, собирая воды перед собой, делая его видимым.

— Парень, скорее! Нужно убираться, пока они не освободились, — крикнул мой пассажир.

Добежав до машины, я, кинув пистолет на сиденье, крутанул ключ в замке зажигания и мои надежды оправдались. Двигатель запустился, захлопнув дверь, я вывернул руль и нажал на газ. Мы оставляли за собой вспышки огня, разбивающихся о воздушную стену.

— Вроде оторвались, — пробормотал Ирландец, смотря в уцелевший участок заднего стекла.

— Что это было? — процедил я.

— Конкуренты, — усмехнулся он.

Доехав до места, он, указав на проулок, произнёс.

— Сворачивая туда, спрячем там машину.

Заехав туда, я лишь раскрыл рот от удивления.

Большая территория, спрятанная в плотной застройки, стены домов, выходивших в этот внутренний двор, были выкрашены под кирпич. Деревянные коробки и поддоны, на которых стояли ящики. Несколько классических машин конца тридцатых годов, стояли под деревянным навесом и лампой, горевший тусклым жёлтым светом. Впрочем, эти лампочки, были повсюду в этом дворе, не спасая от темноты на улице, лишь освещая узкий клочок земли под собой. В углу стояло двухэтажное здание, с огромными гаражными воротами, с белой надписью автосервис. Несколько человек, в длинных плащах и широкополых шляпах, с помповым дробовиком в руках, провожали мою машину внимательным взглядом. Несколько человек, в брюках с подтяжками и рубашке с классической шляпой на голове, носили вручную ящики в бар.