Наследие (СИ), стр. 9

Потом он выключил свет и некоторое время смотрел на вращающуюся модель Галактики. Когда-то у него была мечта — долететь до любой звезды мгновенно, увидеть чужие миры. Сколько на это было шансов у мальчишки из захолустья Русского сектора? Очень мало. Но вот случай или судьба привели его сюда…

На данный момент корабль теоретически мог совершить прыжок на расстояние в триста-четыреста парсек. После прыжка ему требовалась длительная перезарядка, а также сбор второго кольца для возврата. Обслуживание корабля брало огромное количество энергии, но это не шло ни в какое сравнение с затратами на сам прыжок. Решить проблему учёным помог абсолютно новый элемент.

Происхождение его до сих пор оставалось загадкой. Впервые этот минерал был найден на спутнике Юпитера Этне, и произвёл революцию в мире энергетики. Элемент назвали L3, с лёгкой руки одного из космонавтов, который пометил этими символами участок на карте, где и были обнаружены залежи. Всего на астероиде было найдено около тонны этого уникального вещества, и на его поиски бросили огромные силы после того, как открыли его уникальные возможности. Благодаря ему стало возможным создание компактных и мощных реакторов, которые, в свою очередь использовались в производстве грави-двигателей и военной промышленности. До этого корабли внутри Солнечной системы летали на довольно примитивных атомных реакторах, конструкция которых принципиально не изменилась за сто лет, но раньше заменить их было нечем.

L3 казался воплощением мечты, освобождением человечества от необходимости искать ресурсы, экономить энергию.

Но тут учёных ждало разочарование — минерал был найден лишь на нескольких астероидах и больше в Солнечной системе нигде не встречался. Так что мечта о вечном источнике энергии для человечества не осуществилась.

После этого Совет наложил запрет на использование минерала для обычных гражданских нужд и таким образом в настоящее время он предназначался лишь для стратегически важных объектов — в обороне, боевых космических станциях и конечно при создании «Молнии», для которой были отданы почти десять процентов от драгоценных запасов ресурса.

Всё это промелькнуло в голове у Виктора, пока он рассматривал карту Галактики. Больше всего ему хотелось побывать там, ближе к ядру Млечного Пути, в невероятных и древних звёздных скоплениях. Кто знает, возможно когда-нибудь человечество и достигнет тех миров…

В такие минуты он чувствовал себя почти счастливым.

Глава 3

Рейс на Марс был назначен на девять часов утра по местному времени станции. Огромный ангар, который сейчас занимало лишь несколько лёгких катеров для полётов в атмосфере и околопланетном пространстве, был почти пуст. Только у одного из них стоял экипаж «Молнии» и суетилась пара ремонтных роботов, проверяя двигатели.

Вчера весь экипаж прибыл в разное время и на разных кораблях по требованию Ефремова. Конечно, они общались между собой в Спейснете, но только если было свободное время, что происходило редко. Да и не очень приятно было разговаривать, зная, что все разговоры прослушиваются и записываются. Команда была сплочённая, иначе в таком рейсе никак, и все искренне обрадовались, увидев друг друга. Гамов сегодня проспал, не установив время пробуждения, чего с ним почти никогда раньше не случалось. Скорее всего организм просто дал себе команду расслабиться, зная, что с утра не погонят на тренировки.

— Ты сегодня реально позже всех пришёл? — засмеялся Тейлор, почти чисто выговаривая русские слова, которых он поднабрался во время службы. Огромный жизнерадостный американец никогда не упускал возможности позубоскалить. Правда делал он это всегда беззлобно.

— Потом, потом поговорите, — прервал его Ефремов. Он хмуро оглядывал команду, стоя у открытого люка катера. — сегодня у нас значительно изменились планы. Будет только небольшая официальная встреча с репортёрами, несколько каналов выкупили права на трансляцию, и на этом всё, никаких торжественных проводов. Пару часов назад произошла серия крупных терактов в отделениях космопорта «Фобос-3» и «Сириус». Вы полетите по другой траектории, с сопровождением военных кораблей поддержки. На Марсе тоже будете под присмотром спецохраны, и никаких глупостей.

Люди переглянулись. Тейлор сразу погасил улыбку.

— Много погибших? — нарушила недолгое молчание Арсеньева. Будучи коренной марсианкой, она сейчас как никто другой переживала трагедию.

— Много, ещё нет официальных цифр. Информация пришла только общая и для руководителей, — глухо сказал Ефремов. — Возможно они хотят сорвать старт, этого допускать нельзя, как и нельзя оставаться здесь. Рисковать не стоит, ждать, когда всё успокоится — тоже. Возможны новые диверсии. Я настаиваю на вылете. Завтра сюда прибудет адмирал Рыков и спецотряды охраны. Сегодня о теракте сообщат в новостях. Солнечная система должна знать, что мы не боимся трудностей, что в нас люди найдут поддержку.

Он пристально обвёл всех взглядом.

— Это не мои слова. Это требование руководства. В любом случае, будем делать то, что прикажут. А теперь давайте по местам! — он хлопнул ладонью по корпусу.

Виктор сам занял кресло пилота. Он любил лично водить технику, не доверяя никому. Рядом пристегнулась Анна и Александр, вторая группа последовала в другой катер. Несколько минут спустя ворота ангара открылись в пустоту космоса и они отделились от станции, начав медленный спуск по широкой спирали к планете, в сопровождении нескольких боевых кораблей, которые патрулировали станцию и присоединились к ним сразу после вылета. Траектория их приземления почти пересекалась с орбитой Фобоса. Пролетая от него на расстоянии всего в триста километров, можно было увидеть кратер Стинки и зависшую над ним печально известную призрак-станцию «Тень». Маскировочного поля давно не было, поэтому, несмотря на название, в некоторых местах она до сих пор сверкала почти новой обшивкой, уничтожить до конца которую не смогли даже ударные бомбардировщики когда-то всесильной Единой Европы. Виктор вдруг подумал о том, сколько же заброшенных данным-давно кораблей, спутников, да и просто мусора летает в пространстве Солнечной Системы. Находились правда люди, время от времени предлагавшие начать очистку космоса, но, как всегда, всё упиралось в отговорки об отсутствии денег.

Он качнул головой, отгоняя эти мысли и направил катер по широкой дуге, обогнув небольшой спутник Марса, после чего начал медленно снижаться. Тускло-красные пески планеты кое-где разбавляла цепочка огоньков жилых комплексов и исследовательских станций. Главная из них располагалась в нескольких километрах от подножья одной из самых высоких гор в Солнечной системе — давно потухшего вулкана Олимп, по огромному периметру которого находились заводы, лаборатории и главный археологический музей с древними руинами.

Виктор никогда не был большим любителем истории, но в этот раз полетел с удовольствием вместе с Ефремовым. Возможно потому, что в скором времени эта планета останется далеко за бортом. А ещё ему хотелось отвлечься от тревог и не окунаться сейчас в шум и суету мегаполиса.

В верхних слоях атмосферы их катера разделились, и второй ушёл к далёкому, сверкающему огнями мегаполису Марс-Сити на самом горизонте, а они приземлялись в небольшом космопорту, предназначенном для сотрудников и посетителей музея, безлюдном и тихом сейчас.

Два корабля поддержки остались на геостационарной орбите над музеем, неохотно подчинившись приказу учёного. Космопорт был построен давно, когда отсюда стартовали только старые реактивные ракеты и ионные планетолёты, но с развитием более мощных двигателей он постепенно пришёл в запустение. Зато здесь их не преследовали журналисты и толпы любопытствующих. И, как ни удивительно, даже не было охраны, кроме автоматических вышек. Да и вообще, в этом месте у людей появилось вдруг такое ощущение, будто они вернулись в те давние времена, когда планета только-только осваивалась, и вокруг был девственно-пустой оранжевый Марс…