Наследие (СИ), стр. 34

— Это всё отлично, — сказала Елена, — но самый главный вопрос — есть ли там возможность найти топливо для реактора?

— Пока зонды не обнаружили его присутствия, но, — сказал Ефремов, приближая карту, — несколько часов назад в этой области Иви обнаружила мощный источник сигнала, который не поддаётся расшифровке. Он скорее всего имеет искусственное происхождение.

— Сигнал активировался, как только мы приблизились, — сказала Иви. — Он очень прост и стабилен и явно предназначен для того, чтобы привлечь внимание.

— Так вот я предлагаю высадиться вот здесь, — указал Ефремов, — поскольку ближе к источнику сигнала на катере не приблизиться, и нам нужно будет пройти около двадцати километров пешком. Тут есть поляны, где катер может приземлиться без риска аварии.

— Почему бы не проехать на вездеходе? — спросил Мейер.

— Стволы деревьев слишком крупные, это не наши земные леса, и вездеход просто физически не пройдёт там. Можно использовать плазменные резаки, но я думаю потом нам будет ещё сложнее проехать и это займёт больше времени. Кроме того, мы и так наделаем немало шума, а я не хочу привлекать лишнее внимание. Пешком мы сможем преодолеть это расстояние за сутки, а также соберём по пути неоценимые образцы. Останемся на орбите в течение нескольких дней, удостоверимся в анализе данных с зондов, и собираем экспедицию. Всем понятно?

Он обвёл взглядом экипаж.

— Отлично. Предлагаю следующий состав — я, Виктор, Анна. Остальные на корабле. Он должен остаться под присмотром.

— На планете может случится всякое. Не мало ли человек для такой вылазки? — спросила Елена.

— Ну у меня ещё есть козыри, — улыбнулся Александр, — так что про это не волнуйтесь. Итак, за работу! Даю всем трое суток для максимально подробного разбора информации по планете!

Глава 10

Когда они вышли на орбиту, то, несмотря на обещание, данное Ане, Виктор отработал ещё двое суток. Информации по планете приходило огромное количество, только успевай обрабатывать. Впрочем и девушка не отставала — каждые несколько часов поступали пробы воды, земли, воздуха. Иви смогла выделить для этого несколько десятков зондов, несмотря на нехватку энергии. «Молния», зависнув над планетой, открыла огромные солнечные батареи-паруса, но этого хватало только для самого необходимого, а накопители грозили скоро закончиться. Корабль требовал огромное количество энергии, и Иви, фигурально выражаясь, постоянно ломала голову, где достать ещё, и что можно отключить из не особо нужных систем. Поэтому команда всеми силами проводила исследования, надеясь, что на крайний случай они смогут основать форпост на планете, используя местную воду и воздух и пока все тесты только подтверждали это. В общем, людям уже не терпелось вступить на поверхность, но Иви была неумолима. В этом случае она неукоснительно соблюдала инструкции. Между тем загадочный сигнал с планеты по-прежнему шёл без изменений из одной точки.

Через несколько дней в герметичном отсеке с несколькими уровнями защиты уже исследовались насекомые и микроорганизмы местного мира. Их метаболизм оказался по своему принципу схож с земным, однако неизвестные элементы в воздухе и воде планеты идентифицировать до сих пор не удавалось, и Аня беспокоилась, что они могут нести в себе серьёзную угрозу земным организмам в дальнейшем. Иви тоже не могла понять, как незнакомые химические соединения влияют на людей, поэтому из криокапсул были извлечены и развивались несколько видов мелких грызунов и насекомых. На них будут проходить испытания на жизнеспособность в местной атмосфере. Она обещала, что первые результаты станут известны уже через несколько дней.

Время между тем шло, «Молния» кружила над планетой, Аня дни и ночи проводила за лабораторными исследованиями с Иви, и с Виктором виделась редко. Впрочем и у него работы было не меньше. Составлялись подробные объёмные звёздные карты, но и они не помогли определить месторасположение корабля. Единственное, в чём космонавты были точно уверены — они в своей галактике. Поскольку ближайшие соседи — Туманность Андромеды и Магеллановы облака были на своём месте, как и остальные галактики местной группы. Но пылевые облака, окружавшие это звёздное скопление, не позволяли точно понять, в какой именно её части они оказались. В любом случае, без постройки кольца домой не попасть, а на обычных двигателях, пусть даже и с полным зарядом реактора, им бы пришлось лететь миллионы лет, даже знай они, куда.

Экипаж провёл на орбите около недели и наконец было одобрено решение сделать первую высадку. Правда несмотря на все усилия, никаких элементов, которые могли бы использоваться в реакторе, Иви на планете пока не нашла. Сам мир имел очень маленький радиационный фон, но довольно мощное магнитное поле.

— Итак, — начал Ефремов общий сбор, барабаня пальцами по столу. — За неимением лучшего, мы проведём исследование источника сигнала, поскольку это как минимум выведет нас к местным технологиям. Попробуем разбить лагерь на поверхности. После этого постараемся решить вопрос о возвращении к шахте на второй планете.

Он обвёл глазами экипаж.

— Ли, Майер и Арсеньева остаются на «Молнии» до окончания экспедиции. Хейден, я оставляю вас исполняющим обязанности капитана. Ваша задача — поддержка и навигация с орбиты. На крайний случай у Иви есть запас энергии на несколько выстрелов, если мы снова обнаружим вражеские цели. Мы с Анной и Виктором совершим высадку. Первоочередная задача на пути к цели — сбор образцов, здесь и здесь, по пути к нашей основной цели. Для высадки будет использован катер. На всякий случай мы возьмём два «Титана». Точное расстояние до источника сигнала составит от точки высадки двадцать три километра. Думаю, мы пройдём этот путь за сутки.

Он помолчал. Ли молчала, остальные были спокойны. На счёт Анастасии Ефремов не беспокоился, Иви будет следить за ней. Брать её с собой, как он считал, было куда опаснее.

— Далее, на поверхности идём строго по определённому Иви маршруту. Крупных хищников не обнаружено, однако агрессию не проявляем. Никакой самодеятельности! У нас будет груз, контейнер для образцов, баллоны с запасом кислорода, которых хватит на трое суток использования для каждого. На всякий случай

— Я всё-таки считаю, что это неразумно, — проговорила Арсеньева. — При всех… ммм, проблемах с Анастасией, я согласна с ней в том, что наша главная задача достать L3 или заменяющий его элемент и начать строить кольцо. Или мы уже решили вопрос с нашими аккумуляторами? Насколько я знаю нет…

— Елена, во-первых, я уже дал задание Иви приступать к настройке элементов кольца и выбору места для его строительства. После разведки, в ходе которой, я надеюсь, мы узнаем больше об этой системе, будет решаться вопрос о добыче урана. Сейчас Иви так же занимается настройкой и отладкой наших систем вооружения и защиты. После этого мы сможем обнаружить возможного агрессора и защититься от нападения. И вернуться во всеоружии на планету. Соответственно, добыть элемент. Вопросы?

— Бог мой, сколько же вы законов нарушили, Александр, — сказала Анастасия. Последние пару дней она была на удивление спокойна. — Нет, вы не избежите наказания по возвращению, несмотря ни на что. Или вы думаете, что преподнесёте Совету эту планету, и моментально станете героем? Вы установили запрещённый ИИ, поставили вооружение на крейсер.

— Прекратите, — поморщился Александр. — Вы прекрасно знаете, что это ограничение было введено только затем, чтобы ни один корабль не напал на наш обожаемый Совет, поэтому в Солнечной системе после войны не существует кораблей с тяжёлым вооружением. Они же боятся до дрожи новых восстаний.

— Это бред! — воскликнула Анастасия.

— Бред — это ваша попытка пристрелить меня, — сверкнул глазами Ефремов. — Так что думайте над словами. Я бы мог вам рассказать о Совете такое, что волосы встанут дыбом. Не думайте, что вы вне опасности! Отец отправил вас сюда, зная, на что посылает. Вы для него тоже не более, чем расходный материал!