Наследие (СИ), стр. 17

— С вами всё в порядке? — спросила Арсеньева встревоженно, посмотрев на показания. Елена никогда бы не сказала учёному, что следила в основном за Ефремовым, боясь, что в такие годы он просто не выдержит нагрузки.

— Всё в порядке, — глухо ответил он, смотря на схематичное изображение того, как корабль приближается к кольцу, которое сияло, отдавая все накопленные запасы энергии. Сейчас в его центре возникало что-то сродни миниатюрной чёрной дыры, которая связывала между собой отдалённые на много световых лет друг от друга пространства.

Ярко-голубые всполохи за бортом сейчас становились всё сильнее. Виктору пришло в голову сравнение с гигантским моллюском, которое затягивает древний корабль в океан. Начало ощутимо трясти.

— Синхронизация сто процентов, скорость набрана, — откликнулся он, вжимаясь в кресло. В голове гудело. То же самое чувствовали и остальные. — До цели пять минут.

Стало тихо, обзорные экраны не работали. На пробных запусках такого не было. Тут в игру вступали совсем другие мощности, которые превосходили своей силой хрупкий человеческий корабль.

Тряска усилилась. Сейчас корабль на короткое мгновение будет находиться одновременно в двух местах. Или нигде…

А потом она внезапно прекратилась и корабль будто замер.

— Что это? Александр? — это Ли. Похоже, она сильно испугалась. — Что происходит?!

Ефремов невидящим взглядом смотрел на потухший экран.

— Мы не движемся? — стараясь казаться спокойной, спросила Анна.

— Судя по приборам, которые ещё дают показания, мы летим с прежней скоростью, — ответил Тейлор.

— Ни в коем случае не… — начал было Александр, и в этом момент всё изменилось.

Корабль вздрогнул, будто рванувшись с немыслимой скоростью и если бы не компенсаторы, то космонавты вряд ли смогли пережить подобное. Кровь залила глаза, это лопнули капилляры, нейрощупы вошли в вены, шею, впрыскивая лекарства. Кто-то закричал, но всё это тонуло в грохоте, идущем отовсюду. Корабль скрежетал так, что казалось разорвётся на части. Они потеряли сознание.

Если бы люди могли наблюдать за кораблём издалека, то увидели бы как при приближении к кольцу несколько потоков соединились в один и поглотили «Молнию» в ничто…

Глава 5

— Виктор…

Он не мог ничего ответить. Только сквозь темноту и тишину прорывались эти слова. Это его имя. Его звали… Нужно что-то ответить.

— Виктор!

Он с трудом открыл глаза, привычно сфокусировал зрение на экране, где сейчас встревожено мигал сигнальный значок, чередуя белые и красные вспышки. Сигнал тревоги? Да, это он. Сознание медленно возвращалось. Шум в голове становился слабее и теперь он уже мог различить, что происходит вокруг.

— Виктор! Слышишь меня?

Он повернул голову и увидел перед собой встревоженное лицо Тейлора. По его виску стекала тонкая струйка крови.

— Что? Что случилось? — язык слушался плохо. — А с тобой…

— Ничего страшного, небольшая травма. — Он коснулся лица краем рукава, вытер руку о форму. — Я очнулся раньше всех, привёл в порядок остальных. Как ты?

— Терпимо, только тошнит. И голова кружится.

— Ещё бы. У всех так. — он оглянулся. — Осторожнее. Да не вставай ты, лежи!

Виктор, пошатываясь, едва ли не выпал из ложи, поддерживаемый Тейлором. Его тут же вырвало на пол. Голова нестерпимо болела. Нейрощупы отвалились от тела и повисли, медленно втягиваясь в капсулу.

— Аня где? — заплетающимся языком проговорил он.

— Нормально, цела. Да не дёргайся ты! Нормально она, говорю же. В медотсеке она, с Еленой.

— Что с ней?!

— С ней ничего, а Елена руку повредила, но вроде не очень страшно, простой перелом.

— Как перелом, в капсуле?

Тейлор пожал плечами.

— А что с кораблём, есть данные телеметрии? — обратился Виктор к компьютеру, но тот не реагировал.

— Он сразу вырубился, — сказал Тейлор мрачно. — Прокол мы совершили, в данный момент восстанавливаются основные функции корабля. Я первым делом вручную запустил отсюда всё, что возможно. Но пока работает нестабильно, система перезапускается каждые несколько минут. Некоторые базовые автономные компьютеры уцелели, но данные с них идут со сбоями.

— Где остальные? — Виктор уже мог говорить более внятно.

— Сейчас сообщу всем, что ты пришёл в себя. Внутренняя связь работает. — Тейлор набрал сообщение на комме. — Ефремов с Хейденом и Ли поднялись на лифте к центральному ядру, там нужны руки.

— Понял. А ты займись собой, между прочим. И почему я ещё валяюсь здесь, когда все остальные заняты? — проворчал Виктор, трогая шишку на голове. Ему немного полегчало.

— Успокойся, без тебя есть кому работать, — Тейлор придержал Виктора. Воткнул ему в плечо капсулу с лекарством. — Пять минут и придёшь в себя.

— Ладно, ладно, — Виктор откинулся назад. Мягкое изголовье тут же снова приняло его форму.

— Сейчас, должно сработать, — проговорил Тейлор. — Отличная вещь, нас ещё когда на полигоне гоняли, мы ей пользовались, на ноги ставит сразу.

Застрекотали медицинские наноботы, растекаясь тонкой плёнкой по шее Виктора.

— Ну вот, хорошо ещё что капсулы целы, без них бы…

— Скажи спасибо Ефремову, его разработка, — сказал Виктор, поднимаясь. — Да мне уже лучше, не суетись! Давай всё же поможем остальным, чем возможно.

Несколько минут спустя они уселись за мониторы, которые работали от аварийного питания и начали запускать основные системы корабля, время от времени переговариваясь с Ефремовым, который проверял защиту и стабильность самого важного и одновременно опасного места — ядра.

— Десятки дублирующих подсистем — и все полетели во время перехода. Кто мог знать? — вырвалось у Тейлора.

Виктор промолчал. Об этом у них ещё будет время подумать. Да, и такое они тоже отрабатывали на предварительных полётах, но вряд ли кто-то всерьёз думал, что это случится на самом деле и корабль превратится в кусок металла. Если бы не древние и, казалось, примитивные системы аналогового управления, на которых в своё время настоял Ефремов, они сейчас оказались бы полностью беззащитны. Виктор вдруг передёрнулся при мысли о том, что могло быть в этом случае. Тейлор в этот момент видимо подумал о том же самом.

— Знаешь, — сказал он задумчиво, — а мы ведь на самом деле ещё абсолютно беспомощны перед космосом. Все наши корабли по сути — скорлупки, не более.

— Тебе это только сейчас пришло в голову? Только Ефремову не говори, — с трудом усмехнулся Виктор. Голова всё ещё болела. — За «Молнию» он обидится.

— Это да. Но он имеет право, он действительно построил чудо техники и всё равно — мы еле спаслись.

— Спаслись? Я думаю, всё только начинается… — мрачно пробормотал себе под нос Гамов.

Мало-помалу им сообща удалось справиться с основными проблемами. Но конечно же все проверки мог сделать только основной бортовой компьютер, который был фактически выведен из строя во время прыжка. В любом случае, все вопросы приходилось решать постепенно. Сейчас главной задачей было проверить системы жизнеобеспечения, благодаря которой они были на борту в безопасности.

Когда Александр и Аня вошли в зал, девушка тут же кинулась к Гамову.

— Да нормально я, нормально, — приобнял он её, не отрываясь от монитора. — Главное, что ты не пострадала.

— Я не хотела тебя оставлять, но Лена сломала предплечье. К счастью, ничего страшного, — она чуть отодвинулась, рассматривая его голову.

Ефремов мрачно поглядел на них.

— Потрепало нас сильнее, чем я ожидал, впрочем, мы справились. Электромагнитный всплеск был значительно выше расчётного, для защиты экипажа пришлось перенаправить часть энергии со вспомогательных систем. В данный момент мы запустили их заново. Корабль в норме, относительно, конечно.

— Главный бортовой компьютер не отвечает, поэтому пока мы далеки от нормы, — ответил Тейлор, обернувшись к нему. — А ведь он — самая надёжная часть системы.

— Это не так, не самая надёжная, — спокойно сказал Ефремов. — Но не нужно паники, все мы знали, что это непредсказуемо. Такая авария могла закончиться для корабля гораздо хуже. Главное, ядро стабильно.