На границе империй. Том 5 (СИ), стр. 4

— Давно мы здесь?

— Два дня уже.

— Понятно почему я здесь. Почему вас не выпускают?

— Так мы же сказали, что мы твои жёны, вот и держат вместе.

— Что мне с вами делать?

Они обе напряглись в углу.

— Да не бойтесь вы, не обижу я вас.

— Может, ты возьмёшь нас в жёны?

— Вы ещё дети, какие из вас жёны.

— Хорошие жёны, мы уже всё умеем: и есть готовить, и по дому всё делать, и в постели согреем.

— Вам сколько лет, согревательницы?

— Что значит сколько лет?

— Сколько времени прошло с твоего рождения?

— Откуда я это могу знать, это только мама могла знать, но её уже не спросишь.

Вот это номер, тут даже не знают, сколько лет прошло. Впрочем, я вот тоже не знаю, сколько времени прошло уже с моей высадки на планету. Да и по большому счёту, я ничего не знаю. Самое странное, что умею вычислять сложные баллистические траектории. Может, я действительно из этих звёздных людей и похищал их тут? Ведь я совсем ничего не помню о себе. Если это так, то всё совсем плохо. Зачем мне они? Впрочем, они меня не предали и рассчитывают на мою помощь. Похоже, дела у них совсем плохи, если пошли на то, чтобы спрятать меня, хотя обе знают, кто я.

— Тони, Оли, подойдите поближе. Не бойтесь, я вас не обижу.

Они осторожно приблизились.

— Послушайте, садитесь рядом, я устал кричать вам в угол.

Я хотел негромко поговорить с ними, просто опасаясь, что за дверью камеры нас могут подслушивать.

— Разбежался, быстрый какой. Ты вначале накорми, потом лапать будешь.

— Тони, ты всё не так поняла, я хотел просто с вами пошептаться.

— Зачем?

— У меня есть сильное подозрение, что нас слушают.

Она задумалась, но не подошла.

— Ну вот, хотите стать жёнами, а боитесь.

— Мы к тебе ещё не привыкли, — подала голос младшая Оли.

— Ладно, как хотите.

Они отошли в уголок и там что-то шептались между собой. Потом Оли повернулась ко мне.

— Скажи, ты хороший воин?

— Понятия не имею, я же сказал, что ничего о себе не помню, даже как меня зовут.

— Тогда, наверно, мы не станем твоими жёнами.

— Как хотите.

Стоп, что значит, как хотите? Мне мои вещи нужны.

— Скажите, вы помните, где меня нашли?

— Конечно.

— Сможете меня туда отвести?

— Зачем?

— Мне нужны мои вещи.

— Тебе не стоит их забирать.

— Мне они нужны.

— Это опасно и не стоит туда ходить.

— Вам всё равно придётся туда идти, вам ведь нужны рачки для еды.

— Да, нужны, но может, мы ещё что-то придумаем.

— Хорошо, давайте так — вы поможете мне найти мою сумку, а я вас тогда накормлю.

— Ты это серьёзно?

— Конечно.

— Обещаешь?

— Обещаю, если найдёте мне мою сумку.

— Договорились.

Решил встать и немного походить по камере. Мне это удалось, но с трудом. Голова ещё сильно кружилась, и я по стенке подошёл к смотровому окну. Оно выходило во двор какого-то дома, и двор сейчас был пуст. Камера, где нас держали, была в подвале, и поэтому лестница вела наверх. В угол, в котором они находились, я не пошёл, а направился в дальний угол. Поначалу мне было тяжело, а потом ничего, расходился. Сделал даже несколько приседаний и успокоился, когда убедился, что я могу двигаться и сел на ступеньку. Дышать было по-прежнему тяжело, болела грудь и левый бок. Мои несостоявшиеся жены так и оставались в своём углу и оттуда наблюдали за тем, что я делаю. Через несколько часов дверь открылась, и на пороге стояли трое. Один показал на меня.

— Ты, выходи, поговорить нужно, — сказал один из них и показал на меня.

У меня не было планов сопротивляться, я хотел только мирно побеседовать, но когда я вышел из камеры, один из них ощутимо толкнул меня в спину. Этого я просто не ожидал и растянулся на полу.

— Что, на ногах не стоишь? — спросил он.

Остальные довольно улыбались. Не знаю, чем я им не угодил. Молча поднялся и пошёл дальше. Мне это дало возможность посмотреть, чем они вооружены, а все они были вооружены мечами. У двоих их было даже по два. Один висел на бедре, второй за спиной. Помимо этого, я заметил и несколько рукояток ножей. Они были спрятаны под нагрудники, в которые они были одеты.

Ничего похожего на бластеры у них точно не было. Мы прошли по длинному коридору и зашли в комнату. За столом сидел, видимо, их командир. Думал, остальные сейчас выйдут, но они все остались. Он оценивающе посмотрел на меня, потом спросил:

— Ты кто такой?

— Хороший вопрос, я бы сам хотел знать, кто я.

— Что это значит? Откуда ты взялся на побережье?

— Понятия не имею, пришёл в себя, не знаю ни кто я, ни откуда. Побрёл по берегу, пока на эту тварь не напоролся. Она меня чем-то огрела, очнулся уже в камере.

— Что, ничего не помнишь?

— Говорю же, я даже не знаю, как меня зовут.

— Этих двух дамочек откуда знаешь?

— Да я только здесь в камере их первый раз увидел.

— Странно, они вот утверждают, что твои жёны.

— Я уже сказал, я их не знаю здесь в камере познакомились.

— Что мне с тобой делать?

— Понятия не имею, только пожрать дайте, если в камере держать дальше будете.

— Акцент у тебя какой-то странный.

— Мне уже об этом сказали.

— Что умеешь?

— Говорю же, не помню я ничего.

— Говори, когда спрашивают, — сказал тот, который толкнул меня в спину.

Я снова получил ощутимый тычок в спину, что и прошлый раз. Меня это достало, и я разозлился.

— Передайте этому, что если он ещё раз так сделает, то пожалеет об этом, — обращался я к старшему, сидящему за столом. Он тут же кивнул тому.

Третий тычок у него не получился, я уклонился, и он схлопотал от меня удар ногой в голову. После этого он отлетел в угол и там затих. Собственно, меня никто не связывал, я тут же приготовился к драке, но она не последовала. Этот за столом по-прежнему смотрел оценивающе на меня, а двое по бокам ждали его команды.

— Хорошо, можешь быть свободен. Чем займёшься?

— Не знаю.

— Жен своих забирай, надоели они мне.

— Не жёны они мне.

— Всё равно забирай, а то мои вон уже слюни на них пускают.

— Хорошо, заберу.

— Всё, можешь идти.

— Штаны хоть какие-нибудь дайте, не могу же я в таком виде идти?

— Вон, снимай с Джори, они вроде тебе должны подойти. Ему они пока ни к чему.

Подошел, расстегнул штаны на том, кого вырубил, и стянул их с него. Пока надевал их на себя, начальник внимательно смотрел на мою спину.

— Где научился такому приёму?

— Не знаю, я даже не думал, что так умею. Просто разозлился и врезал.

— Понятно.

Мы вышли из комнаты, зашли за двумя моими псевдожёнами и вместе с ними вышли во двор дома. Он был окружён высоким забором за исключением ворот. Нас выпроводили за них и закрыли за нами дверь.

— Ну что будем делать? — спросил моих несостоявшихся жён.

— Ты же обещал накормить?

— Вы, видимо, плохо слышали. Я сказал, если вы поможете найти мою сумку.

— Значит, сейчас пойдём её искать.

Они обе посмотрели на солнце, оно было высоко в зените и сейчас хорошо припекало.

— Пошли.

Мы долго шли по улицам города, и я рассматривал редких прохожих. Все попавшие нам навстречу мужчины вооружены и большинство женщин тоже. У всех были или мечи, или небольшие клинки. Один я не вооружен, поэтому чувствовал себя голым и одет только наполовину. Зато поймал на себе несколько оценивающих женских взглядов. Мы дошли до городских ворот и через них вышли наружу. Четверо охранников у ворот проводили нас сонными взглядами, но ничего не сказали. Они шли немного впереди, а я шёл следом на ними. Когда мы вышли из ворот, то встретили три повозки, въезжающие в город. Каждую медленно тащило какое-то огромное волосатое животное. Дальше мы свернули с основной дороги и пошли по песчаным дюнам, через них вышли к морю. Навстречу нам попались пятеро женщин, они несли в тряпках, судя по всему, рачков, которых наловили. Одна из них ранена в плечо, и рана была свежая. После этого я напрягся, ведь у меня совсем не было оружия.