Из жизни одного студента (СИ), стр. 40

Пока тормозил, каталку уже завозили в кабинет. Последовал за нею.

— Я целитель, смогу помочь! Пару минут не мешайте! — Рявкнул он на врача, который собрался было выпроводить вон неожиданного и сильно мешающего посетителя в Ванином лице.

Вроде бы ему что-то еще говорили. Иван уже не слышал, полностью отрешившись и настроившись на диагностику. Состояние татарки и впрямь было тяжелым, если не сказать критическим. Одна рана, по всем признакам похожая на ножевую, пришлась на селезенку, и сейчас в брюшной полости плескалось около литра крови. И еще подтекало, рассечение на органе по-прежнему кровило. Еще одна рана оказалась поверхностной, нож лишь скользнул по ребру, но длинная, и тоже усугубляла кровопотерю. А еще все руки Альфии оказались изрезаны, защищалась она, пусть и не совсем удачно.

Чтобы сберечь ману, надо было прикладывать руки непосредственно на рану. Иван принялся расстегивать одежду на одногруппнице. Медсестру, которая попыталась что-то по этому поводу вякнуть, удержал дежурный хирург, каким-то образом понявший, что ворвавшийся к ним незнакомый парень в медицинском костюме вовсе не сексуальный маньяк и знает что делает. Исцеление работало. Кровотечение останавливалось, излившаяся внутри кровь потихоньку начала рассасываться. Добавленное крововосстанавливающее заклинание сделало смерть от массивной кровопотери менее вероятной, хотя, капельниц с кровозаменителями это нисколько не отменяло. Напоследок, на остатках маны, восстановил, насколько смог, целостность кожных покровов. Шрамы, конечно, пока останутся, но с ними можно будет поработать и позже. Если, конечно, опять с Альфиюшкой не разругается в хлам, как это у них в последнее время регулярно происходило.

— Я все! — Проинформировал он собравшихся вокруг них с Гизатуллиной медиков. — Кровотечение остановлено, экстренной операции не требуется. Кровь в брюшной полости будет постепенно рассасываться в течение двух-трех суток. Но все ваши мероприятия по восполнению кровопотери мое колдунство не отменяет. — Сказал и потопал к выходу. И так, наверное, его доктор ругается на запропастившегося подчиненного на чем свет стоит.

Доктор ругаться не стала. Только посмотрела пристально на Ванины руки, основательно выпачканные в уже свернувшейся и подсыхающей крови. Да еще, когда уже подъезжали к зданию станции скорой помощи, распорядилась:

— Иван, ты сейчас иди, умойся хорошенько, а еще лучше душ прими. Смена уже на исходе, не думаю, что нас еще куда-то погонят.

Так в тот день работа и закончилась.

В субботу они с Ириной легли спать рано. Компания девушки должна была заехать за ними на машине, едва рассвет забрезжит.

Проснулись по звонку будильника, позевывая и протирая глаза, умылись, позавтракали, оделись, придвинув к себе сумки со сложенным еще с вечера снаряжением. Иванов долго думал, брать ли с собой огнестрел? Нет, автомат он бы по любому оставил дома, останови их в пути полиция или армейцы на блокпосту с таким грузом не отбрешешься. Размышлял об обрезе. В принципе, место в сумке позволяло, но все же решил не брать. Патронов маловато, да и был риск его потерять, если при досмотре остановят. Пусть лежит себе дома до наступления дня БП. Большой пиздец, если кто не понял. А у Ивана с собой оружие есть, которое никто не отберет. Отравление показало в столкновении с бандитами свою высокую эффективность. Еще бы маны было побольше. Но это так, мечтания. А тратить свободные очки характеристик Иван пока не торопился. Пока характеристики и так качаются при помощи обычных тренировок и прочих действий, хотя и ужасно медленно. Кто знает, как будет дело обстоять, когда характеристики сотки достигнут. По уже встреченным персонажам, типа Бетазара и Алисы, ясно понятно, что развитие на достигнутом не останавливается. Очевидно, ту сотню очков, что была выставлена в качестве предела, можно как-то преодолевать, но пока до этого дня Ивану было еще очень далеко.

У Ирины заиграла мелодия в телефоне. Транспорт прибыл, пора выходить.

Вышли из подъезда. Стоявший в отдалении громадный внедорожник мигнул фарами, привлекая внимание. Подошли вплотную. Ирина принялась общаться с подружками, что на заднем сидении расселись. А К Ивану вышли двое парней, что спереди должны были ехать. Водитель, представившийся Ринатом и Олег, тоже студент их академии, только учившийся на четвертом курсе стоматфакультета. Как-то кольнуло: вспомнилась аналогичная ситуация с прошлым выездом на охоту, когда их чуть в жертву не принесли. Но, вроде, коллега, медик, не должно такой подставы быть.

— Э-э, а куда мне садиться? — В недоумении поинтересовался Иванов у Рината. — Вроде, все места и так заняты, куда там грузиться.

Оказалось, Ивана планировали назад, в багажное отделение уложить. Там даже одеяла накидали, чтобы не жестко по кочкам ехать было, а Ирине предлагалось втиснуться четвертой на задний диванчик изначально рассчитанный на троих.

Чувствуя себя идиотом, улегся на тряпье на спину, согнув в коленях ноги и сунув под голову свою свернутую рулончиком куртку. В салоне и без того тепло было. Внедорожник хоть и казался большим, под его рост явно не был рассчитан. Сбоку подруга его еще их сумками подперла. Поехали. Если изначально у Ивана никаких ассоциаций не возникало при фразе: «Не картошку везешь», то теперь он сам побывал в роли этой самой картошки. Очень не понравилось. Каждый бугорок на дороге своими боками ощущал. Страшно подумать, каково без одеял бы пришлось.

Где-то час ехали по бодьинскому тракту, пока не остановились где-то на проселке возле темнеющего неподалеку леса. Вообще-то им надо было именно туда, но разверзшиеся хляби на грунтовой дороге не позволили близко подъехать. Придется на своих двоих. Разобрали свое снаряжение и двинулись. Ирина, пока шли, просветила по поводу истории находки их компанией данной локации. Просто, тут поблизости деревня есть, где их подруга из группы проживает. Она и посоветовала еще на первом курсе этот лес в качестве идеального места для шашлыков.

— Там в глубине леса озеро лесное есть! — Разливалась в восторгах Ирина. — Ты, Ванюша, не представляешь, какая там красота неописуемая! И народа никого! Даже местные очень редко туда забредают.

Словом, местечко так понравилось, что девчонки из их группы в компании своих парней туда регулярно ездить повадились, а потом и не только представители из их группы подтянулись. А когда неподалеку там портал вдруг открылся, откуда полезло всякое разное, то как-то сама собой сложилась дружная компания охотниц. Все и инициировались там в разное время.

Сапоги от налипшей грязи уже стали неподъемными. Оставалось надеяться, что убегать ни от кого экстренно не придется. Благо, что на опушке подсохшая трава хоть какое-то подобие опоры для ног создавала. Вот по этой относительно узкой травянистой полосе и зашагали между полем и лесом. В сам лес соваться тоже не стали: снег еще там, да притаившиеся под снегом водяные ловушки в бочагах и небольших оврагах.

— О! Смотрите! Следы. — Ринат склонился над участком глинистого русла ручья, текущего с поля в направлении деревьев, где ясно отпечаталась цепочка следов размером с Ванину ладонь.

— Большая собачка! — Обрадовался будущий стоматолог, склоняясь к находке.

Судя по тому, что следы в глине отпечатались четко, зверь не мог их оставить ночью. Ночью был сильный заморозок, наверняка и тут поверхностный слой глины был подморожен. Более того, в этих следах еще не накопилось даже чуточку воды из раскисающей под весенним солнышком почвы.

— Он где-то совсем рядом с нами. — Успел проговорить Иван осознанную им под влиянием навыка Следопыт информацию, как вдруг внезапно завизжала одна из Ирининых подруг.

Как тут, практически на открытом пространстве, смогла укрыться столь громадная тварь, было решительно непонятно, но это у нее получилось. И, дождавшись, когда отвлекшиеся на находку люди повернутся к нему боком, зверь выпрыгнул из своего укрытия, метнувшись к ребятам.

Все закрутилось на опушке. Ринат с Олегом и одна из девиц, вооруженные копьями, кинулись наперерез чудовищу, имевшему вид чего-то среднего между очень громадным псом и медведем. Остальные девчонки с визгами кинулись врассыпную. Им с их саблями и кинжалами просто ничего не светило в прямом столкновении со столь крупной и сильной добычей. Ирина моментально исчезнув с глаз, очевидно, готовилась нанести свой удар из невидимости. Иван чуть замешкался, метая в чудовище одно Отравление за другим, но потом тоже, включив свой Отвод Глаз, ринулся к зверю, занося над головой свое мачете.