Из жизни одного студента (СИ), стр. 37

Глава 18

Из рассказа пострадавшей выяснилось, что сама пещера очень протяженная. До дальнего конца, кажется, даже так и не добрались, но ночуют все в довольно большом гроте поблизости от выхода. Там же и клетки с пленниками стоят, которых по утрам выпускают и под конвоем водят на всяческие хозяйственные работы. А еще они недалеко от пещеры действительно отыскали какое-то давно покинутое поселение. Там мало что сохранилось. Дерево сгнило, железо проржавело насквозь и рассыпалось. Один только камень, по большому счету, и остался. Но парочка энтузиастов из числа бандитствующих в этом мире все-таки пытаются что-то полезное отыскать.

Пока женщина просвещала нашего героя, из зева пещеры новая смена для караульных показалась. Их издалека еще заметно было: в наступившей уже темноте факел, который нес в руках второй в их процессии, всю возможную маскировку напрочь нарушал.

— Ты смотри! Да они спать тут пристроились! — Возмутился передовой из новой тройки, которому факел светил в спину и, следовательно, не мешал обозревать окружающее пространство. Он сразу же поспешил к лежащим возле костра телам, чтобы высказать им свое веское «фи!».

Иван, который все же успел отступить с освещенного места в темноту, по позадиидущим снова Отравление скастовал, а вот того, что возмущаться побежал, постарался в спину на штык насадить. А просто Мана закончилась. Мало ее с прошлого применения еще накопилось. Отравленные еще не совсем из строя вышли, заметили набегавшую угрозу и криками постарались внимание товарища привлечь, хоть сами и валились уже с ног. Тот и развернулся, выяснить, чего это приятели разорались. Ну, и получил штыком не в спину, а в живот. Разница, в общем-то, невелика.

Словом, трупов на пятачке прибавилось. А Иван выяснил, что его атака магией Системой расценивалась, в самом деле, как дальнобойная. За заколотого штыком она не сто, а четыреста очков отвесила. Оказалось, охота на человеков куда выгоднее в плане очков опыта, чем охота на монстров. И, кстати, да, с оружием были только действующие караульные. Новая смена вообще без никакого вооружения из пещеры вышла. Ножей и тех не было.

Выждал несколько минут. Никакой тревоги не поднялось. Очевидно, крики до места сна бандитов не дотянулись. Ну, или, как вариант, не придали им никакого значения. Народ здесь неорганизованный, могли по несколько раз за ночь вопить, сколь рот широк.

— Эй, парень, ты меня развязывать будешь или нет? — Осмелела привязанная к козлам женщина.

— Чуток погодя. — Отозвался боевой целитель. Сначала я туда наведаюсь. А то, боюсь, ты мне можешь всю внезапность нарушить.

— Развяжи меня, сволочь! — Вдруг взъярилась пленница. — Иначе я такой шум подниму, все мертвые проснутся!

— Ну, покричи, если хочешь. — Согласился с ее предложением Иван. — Я тогда домой пойду. Поздно уже очень. А они, когда проснутся, непременно тебя выслушают. Может, даже поблагодарят… горячо. Может, даже несколько раз кряду.

— Ну, развяжи! — Заныла женщина, впрочем, уже не повышая голоса.

— Позже. — Сказал, как отрезал, студент и двинулся в направлении пещеры.

Факел брать не стал, далеко его видать, да еще и мешает нормально рассматривать, что там, в темноте вокруг, происходит. Лучше он свое Сумеречное зрение прокачать попробует. Навык на уровне новичка, конечно, толком и не помогал почти, но все же по пещере потихонечку продвигаться получалось. Споткнулся всего раз, и то, на ногах удержался. Пока шел, осознал глупость своего поведения. В кромешной темноте автомат — совсем слабая подмога, а на заклинания мана еще не накопилась.

Грот, где люди ночевали, отыскал сразу. Там тоже небольшой костер горел. Очевидно, чтобы хоть как-то ориентироваться, а то ведь без костра совсем кромешная тьма бы получилась. А возле костра еще один караульный со сном боролся. Зевал и тер руками глаза едва ли не ежеминутно. Ивану всю обстановку из темноты хорошо видно было. Попытался сосчитать лежавших. Вместе с тем, что страдал возле костра, получилось двенадцать. А где остальные? Потом сообразил, что говоря про двадцать бандитов, та женщина имела в виду, скорее всего всех скопом, вместе с уже убитыми Иваном на входе. Возможно даже, вообще тут троицу, что на свою беду Иванову возле портала повстречалась, посчитала. А может и не посчитала. Вроде, она еще говорила о самозваных археологах. Те тоже вполне могут отсутствовать в основном лагере.

Так и коротал время, дожидаясь, когда маны побольше накопится. Долго сидел. Дежурный по поддержанию огня в очаге уже отдежурил положенный срок, поднял сменщика и спать завалился. Наконец, почувствовал, что его магическое ядро уже заполнилось, может и не доверха, но на несколько заклинаний уже должно хватить. Наложил очередное Отравление на караульного. Вроде, никто не среагировал на то, что костровой рядом с объектом своего внимания прилег и вставать не торопится. Медленно, постоянно скользя взглядом по спящим фигурам, двинулся вперед.

Приблизился еще чуток. Попытался прикинуть, где тут у них главарь располагается. Очень уж не хотелось попасть под его магию, если тот преждевременно проснется. Предположил, что у главаря обязательно должно быть оружие получше, чем те несколько охотничьих ружей, лежащие тут и там возле спящих бандитов. Не сразу, но отыскал взглядом еще один автомат. На того, кто рядом с этим оружием и наложил очередное Отравление. По ощущениям маны еще на один или два раза должно было хватить. Решил не тратить. А вдруг не получится без повреждений со своей стороны сработать. Тогда очень кстати будет иметь запас маны на Лечение.

Внезапно Иван поймал себя на том, что непроизвольно придумывает для себя все новые надуманные помехи, которые нужно решить, прежде чем решиться на главное. «Тварь я дрожащая или право имею?» — Пришел на ум классический вопрос. Отбросив колебания, двинулся к ближайшему сопящему в две дырочки бандиту, занося над его грудью автомат со штык-ножом.

Удар! Сиплый полувздох, полувскрик. Потянул оружие из раны. Туго. Пришлось упереться ногой в тело, чтобы вытащить. Шум по-видимому все же пробудил спавшего рядом. Тот приподнялся на локте, пытаясь рассмотреть в густых пляшущих тенях от догорающего костра, что его разбудило. Иван прыжком преодолел разделяющее их расстояние и нанес новый удар штыком. Этот уже закричал! Громко! Пронзительно! Иван выдернул штык из тела и приложил приклад автомата к своему плечу.

«Бах!» — Оглушительно грохнуло в его руках. Один из поднимающихся с места парней, откинутый пулей, упал, подергивая ногами. «Бах!» — Еще один не дотянулся рукой до ружья, валявшегося у его ног. «Бах!», «Бах!»… — переведенный на одиночную стрельбу автомат выплевывал пулю за пулей. Внезапно возле одного из последних, еще остающихся в живых бандитов, вспыхнул оранжевым небольшой огонек, который с ускорением полетел в сторону нашего студента. Еле-еле увернулся. Повезло, что файербол оказался постепенно разгоняющимся, а расстояние было небольшим, атакующий конструкт не успел набрать достаточной скорости. Второго шанса этому недоделанному магу уже не предоставил. Очередной выстрел, бьющий по ушам, и не успевший разгореться второй файербол медленно гаснет в уже мертвой руке. Одно за другим посыпались послания от Системы, извещающие его об очередном получении очков опыта, которые он, не глядя, смахивал, чтобы не мешали оценивать обстановку. Кажется, были еще и сообщения о поднятии Характеристик, но с посланиями Системы он потом разбираться будет.

Все закончилось. В воздухе едко воняло сгоревшим порохом. Иван взглянул на дело своих рук, и ему враз стало дурно. Нет, не вырвало, но где-то на грани. Комок к горлу подступал.

— Эй! Мы здесь! — Вдруг послышался женский голосок, враз переключивший его из режима самоедства в режим «если не я, то кто же?».

Огляделся. Света от костра не хватало, чтобы осветить дальнюю часть пещеры, где, как оказалось, были сооружены самые настоящие клетки. А в клетках сидели пленники. Люди. В основном девушки.