Радуница (СИ), стр. 35

— Все верно говорит, так и было, — добавил важно Артем. — Он мне и Египет древний, и необитаемый остров предлагал для тебя, Сашуля. Но я эту сказку выбрал сразу.

— И верно. Тут все жители очень правильные и добрые, — добавил Берендей.

— Да если б я знал, что ты девицу из другого мира вызовешь, в жизнь не согласился бы на это! — прогрохотал Сварог.

— Ну что у ж теперь говорить, мудрый Сварог, — ответил Берендей. — Все как складно вышло. Все и довольны. Колядар стал настоящим царем. Солнце взошло. Артем Михайлович получил невесту покладистую, да и я за свои труды получу. Итак, вы всем довольны, Артем Михайлович?

— Вполне.

— И я заработал свой мешок серебра?

— Конечно, — кивнул Артем, — вернемся в наш мир, мой секретарь проводит вас в мой сейф в банке и выдаст вам надлежащую сумму. Купите на нее серебро. — Он отвернулся от колдуна и, обняв Сашу за плечи, проворковал над ее ушком. — А теперь, кисонька, пора и домой возвращаться. Я роллы уж заказал и вина французского. Отметим твое возвращение и мои извинения.

Артем повел Сашу прочь с поляны, а колдун, довольно потирая руки, засеменил за ними. Но на их пути встал Колядар с мрачным лицом.

— А ну постойте, любезные! Дак ты, колдун, еще и серебро зарабатывал? — процедил он. — Веление Сварога исполнял, с меня матушкин перстень взял, да еще и с мешком серебра остался?

— А как же? Везде вертеться надо. Хоть в каком мире, — кивнул Берендей.

— Вот хитрюч! — прорычал Колядар.

— Вы отошли бы с дороги, царевич дорогой, — обратился к нему высокомерно Артем, окидывая взором внушительный рост Колядара и его широкие плечи в кольчуге. — Некогда нам. Времени в обрез. У меня еще встреча на сегодня назначена важная.

Подняв на Колядара взгляд, Саша печально посмотрела прямо ему в глаза. Колядар тоже в упор смотрел на нее и молчал. Его взор поглощающий, властный и напряженный привел всё ее существо в дрожь. Она отчетливо понимала, что сказка кончилась и она должна возвращаться. Артем по-свойски держал ее уже за талию. Она отметила, что Колядар переместил хмурый взор с нее на Артема, затем на Берендея, а потом обратно на нее. Саша же смотрела на него с какой-то тоской и ощущала, что совсем не хочет возвращаться с Артемом в свой мир, а хочет остаться здесь. Ведь в этом мире был он… но он упорно молчал. И это молчание разрывало ей душу.

В следующий миг Колядар глухо выдохнул и отошел в сторону. Артем довольно кивнул и ласково произнес, заглядывая девушке в глаза:

— Пойдем уж домой, Сашуля, загостились мы здесь. Сейчас Берендей нас и отправит туда.

Не успели они сделать и пяти шагов, как раздался дикий грохот и стук. Все невольно обернусь на звук и увидели, как с неба стремительно спускается черная колесница, а в нее запряжены черные быки. В колеснице стоял высокий поджарый воин в кольчужном доспехе, темноволосый и грозный. Вмиг опустилась колесница с неба на землю, и вышел из нее Чернобог, опираясь на каменную трость, которая была украшена драгоценными камнями, а сверху черепом куницы. В легкой кольчуге, черном коротком кафтане с меховой опушкой по вороту, в сапогах и без головного убора. Его смольные по плечо волосы развевались на ветру, его моложавое лицо было бледно, а красный взор горел угрозой.

— Вот и свиделись, краса моя девица, — заявил громко Чернобог, встав на пути Артема и Саши. — Подумала над моими словами — женой моей стать? Да царицей царства подземного быть? Давал я тебе сроку три дня. Они вышли!

Глава XXI. Конец — делу венец

— Сашуля, кто это?! — раздался пораженный возглас Артема, который непонимающе смотрел на Чернобога, что стоял перед ним с жуткими налитыми кровью глазами и оскалом зверя.

— Вот и сказке конец, — пролепетала Саша тихо, задрожав от испуга всем телом, думая о том, как аккуратно сказать Артему, что надо немедленно бежать в их мир, пока они еще живы.

— Кто это с тобой, девица? — спросил тоном инквизитора Чернобог. — Чего это он держит тебя за ручки белые? А я не дозволял ему этого!

Присутствующие на поляне замерли, ибо прекрасно знали, что с Чернобогом не просто нельзя спорить, а даже смотреть открыто на него было очень опасно. Убить человека ему ничего не стоило, а также отправить несчастного прямиком в лаву огненную.

— Что это еще за верзила со страшным лицом? — опешил Артем, обернув голову к колдуну. Берендей же испуганно попятился назад, словно прячась за спину молодого человека. Артем опять перевел взор на девушку, которая была ни жива ни мертва. — Вообще тут у вас какой-то беспредел. Все права качают! И что им всем надо от тебя, Сашуля? Домой, говорю, поехали!

— А ну ТЫ, выхухоль наряженный! — тут же прогрохотал Чернобог и упер конец своей трости с черепом в грудь Артема. — Ты это, оглобли попридержи! Девица эта моя! А если надобна тебе она, то сначала со мной реши!

— Сашуля, это кто? Отчего он так говорит? — протараторил Артем, скинув со своей груди трость Чернобога. — Кто это вообще такой? Что за деревня? Словно темный маг какой-то?

— У них что, там деревня — это гиблое место? — процедил Колядар, но на него даже не обратили внимания. Ибо все, замерев, смотрели на Артема и Чернобога, понимая, что слова молодого человека явно не сойдут ему с рук. Но он, похоже, этого не понимал.

— Я — царь подземного царства! — Чернобог грохнул тростью о землю. И вмиг за его спиной разверзлась земля, и образовалась громадная трещина, из которой вырывалось жуткое пламя. — И душ у меня во владении несметное множество. Столько, сколько тебе, смертный, и в жизнь не сосчитать! А ты кто?! — прогрохотал Чернобог.

— Сашуля, это что за дикий отморозок в кольчуге? Он приставал к тебе? Лапал? — словно не понимая всей опасности, заявил Артем.

Не выдержав речей гладковыбритого, Чернобог схватил его свободной рукой за опушку собольей куртки и угрожающе пробасил:

— Слухай сюда, душистый долговяз. Девка эта — моя! И если не уйдешь по-хорошему, то по-плохому точно сгинешь! Уразумел?

— Чернояр, уважаемый, успокойтесь! Прошу вас! — испуганно пролепетала Саша. — Не надо крови. Это парень мой!

— Парень? — поднял брови Чернобог, устремив на нее страшный взор.

— Мы жили с ним вместе, пока я сюда не попала. Суженный он мой.

— А теперь ты в нашем царстве, девица! — прогрохотал Чернобог, не думая отступать. — По нраву ты мне! Хочу тебя замуж взять. Потому должна ты моей царицей стать!

Она молчала и как-то испуганно глядела то на Артема, то на Чернобога. Невольно кинув взор на Колядара, стоящего в десяти шагах от них, она отметила, что он не спускает с них напряженного взора. Он явно был недоволен всем происходящим, ибо лицо его было мрачнее тучи.

— Ты что же, Сашуля, выбирать будешь между мной или им? — заявил Артем.

Она перемещала взор с одного на другого и не хотела ничего выбирать, ибо в ее сердце был третий, который теперь молчал, как мрачная рыба, и явно не хотел вмешиваться в это все.

— Выбирать? — грохнул Чернобог тростью. — Моя это девица! У нее и кольцо обручальное мое есть с черным яхонтом! Так что ты, смертный, в сторону отойди! — прикрикнул он на Артема.

— Погоди, Чернобог, — остановил его Сварог, подняв руку и наконец решив вмешаться. — Эта девица из другого мира, и уговора у нас не было, что ты ее себе хочешь. За ней суженый пришел, разве не видишь?

— Разве это суженый? — с угрозой вымолвил Чернобог. — Да я его на одну ладонь посажу, а другой прихлопну, даже мокрого места не останется. А девицу эту я раньше не видал. Одобрил ее только взамен Радуницы. Если бы я раньше ее знал, то сразу бы ее в свое царство забрал! Да не выпустил! Такова моя воля теперь! По нраву она мне, и потому моей будет!

— Нет, не правое дело это! Не допущу я этого! — произнес грозно Сварог. — Суженый у нее есть.

— Ему девица эта не нужна! — процедил Чернобог, обернув взор на Сварога. — Это он ее сюда отправил да ее воспитывать хотел! Слышал я все! Где ж это видано, чтобы суженную воспитывали! Не нравится девка — не бери! Не по купцу товар знать! А мне она как раз впору! Темной царицей моей будет, владычицей! Так что все в сторону!