Радуница (СИ), стр. 29

— Конечно, доченька, — ответила Заря, обнимая девушку и поглаживая ее по спине.

Едва просветлели небеса от ночного мрака и стужи, вышел Колядар, царевич царства пятого, со своей дружиной из леса. И направились они в чистое поле снежное да бескрайнее. Сам он был верхом на Индрике, Саша верхом на летающей кобыле Деване, а остальные пешими. Пройдя немного вперед по полю, чуть заснеженному и замерзшему, остановились они в недоумении и начали смотреть по сторонам.

— И где же град твой, Колядар? — опешил Велес. — Еще неделю назад здесь город стольный да царский стоял! А теперь поле бескрайнее!

— Ничего не пойму. Ни частокола вокруг, ни дворов, ни дорог, ни домов, ни царского терема на горе нет, — не понимая, ответил Колядар, — Куда делся город великий, батюшкой мне в управу завещанный?! Матушка? — обернулся он к Заре.

— Неужели Карачун все разрушил? — спросила испуганно Саша. — И жителей всех убил? И никто даже не сопротивлялся?

— Люди же спят, в мороке они. А вот куда город делся вместе с людьми? — спросил Велес.

— Чувствую, что здесь чародейство великое сотворено! — сказал Хорс.

— Ты прав, Хорс, друг милый, — согласилась Заря. — И я даже подозреваю какое.

— Смотрите! — выпалила Ягиня, указывая белой рукой вперед и вверх.

Глава XVII. Делу время, потехи час

Воздушный сильный поток мгновенно охватил округу и поднял тонны снега, закружив снежный вихрь от земли до неба. Все невольно напряглись, пытаясь устоять на ногах. И уже через минуту увидели летящую по воздуху тройку белоснежных лошадей, запряженных в белые сани, покрытые мерцающим инеем. В санях, гордо выпрямившись, стоял грозный седовласый возница, в богато расшитом темно-синем кафтане до пят. Он умело правил летящими конями, которые парили над заснеженными деревьями. За санями также по воздуху летело несколько белых всадников, подгоняя своих снежных коней.

Велес быстро обратился в медведя, а Ягиня в сову и села на плечо Колядара.

Сделав круг по небу, сани направились в сторону Колядара и его дружины и уже через пару минут спустились на землю, подняв ворох снега. Колядар и другие оказались в пятидесяти шагах от них. Из саней величаво вышел возница. Высокий, широкоплечий, без головного убора, с длинной седой бородой, моложавым лицом и ледяным взглядом, он произвел на Сашу неприятное впечатление. В своей руке он держал волшебный морозильный посох. За его спиной остановились белые всадники на снежных конях.

— Вот и Карачун пожаловал со свитой своей! — вымолвил Хорс.

Из саней выплыла, как будто летя над землей, красавица Мара в переливающемся голубом, искрящемся прекрасном наряде, с черными волосами, собранными в причудливую прическу, и сверкающей инеем короне. Она встала по правую руку от Карачуна. С другой стороны показался колдун Берендей в своем неизменном черном подряснике, с корявой палкой.

— И колдун с ним! — воскликнула Саша.

Остановился Карачун и ударил посохом ледяным о землю. И вмиг все ощутили, как жуткая зловещая стужа охватывает всю округу. От ледяного звенящего холода деревья затрещали корой, а птицы жалобно на ветвях засипели. Оглядел Карачун всех пришлых недобрым замораживающим взором и прохрипел басом:

— Что забыли вы в моих владениях?!

— Ты самозваный царь, Карачун! — грозно ответил ему Колядар. — Поцарствовал и будет! Уходи по-хорошему да Солнце ясное из плена освободи! Тогда не будем биться с тобой!

— Вы пришли биться со мной?! А силенок-то хватит?! — с угрозой заметил Карачун.

— Хватит, не боись! — вымолвил Хорс, стоящий рядом с Зарей. — Не все тебя бояться! А мы и подавно!

Обе стороны так и стояли на расстоянии друг от друга, и никто не порывался приблизиться к противнику.

— Это что, твоя дружина, Колядар? — чуть приподнял брови Карачун в ответ, оглядывая всех стоящих перед ним. — Две бабы, медведь, сова да старик?

— Сам ты баба! — прокричала Саша. — Не боимся мы тебя! Трон отдавай!

— Эту языкастую первой связать, слышите, слуги мои верные?! — скомандовал Карачун, указав взором на Сашу, сидящую верхом на крылатой лошади.

— Не знаешь ты силы нашей, Карачун, — ответил ему Колядар. — Каждый из них целой дружины стоит!

— Да неужто?! — не поверил Карачун и, чуть обернув голову вправо, ласково велел: — А яви-ка ты, жена моя, возлюбленная, Марушка лютая, силу свою снежную!

Мара лишь на миг обратила взор на его профиль и кивнула. Она тут же вытянула перед собою белые ручки и начала вертеть ими, словно наматывала невидимый моток пряжи. И мгновенно стали появляться за спинами Карачуна и Мары снежные всадники на снежных конях, вылепленные из снега со снежными копьями и мечами. И становилось их все больше и больше.

— Не испугать тебе нас, Карачун ледяной, войском своим снежным! — храбро отозвался Колядар.

— Найдется управа и на твоих снежных воинов! — заявил громко Хорс и начал тоже ворожить, а за его спиной стали появлялся искрящиеся солнечные шары-колобки величиной с колесо, под которыми вмиг начал таять снег, а колобки резво крутились на месте, как круглые веретенца. И рождались, и рождались все новые колобки, и собирались в большую кучу, и, видимо, только и ждали команды.

— А ну, сыночки мои рОдные, — приказал Карачун. — Мор, Ледник да Морок, покажите этим пришлым умения свои могучие!

И приблизились к нему из-за спины три молодых всадника темноволосых, которые до того за санями по воздуху следовали. С белыми красивыми лицами и черными газами, в белых длинных кафтанах да сапогах. Спешились они, и встали слева от колдуна Берендея, и раскинули руки в стороны, и скрючили пальцы на руках, ворожа. Старший сын Карачуна, Мор, завопил жутким голосом, и стали вставать из-под земли в лесу вурдалаки, мертвецы да нечисть всякая. Да в колонны становиться. Средний сын Карачуна, Ледник, засвистел громко, и начали появляться за его спиной девы ледяные прозрачные, с луками и стрелами за спиной. А младший сын, Морок, поднял руки и оживил тех дев ледяных. Девы вытянули свои луки и вложили в них стрелы ледяные колючие и приготовились.

И завопил Колядар голосом нечеловеческим:

— Выходите, други лесные, на бой великий с Ледяным! Помогите нам одержать победу правую, чтобы Солнце новое на небе засияло вновь!

Ему вторил Велес-медведь жутким грозным воем на всю округу, призывая лесных жителей. И появились из леса звери многие. Медведи да кабаны, лоси да волки, лисы да рыси, а перед ними вышла Заря Заряница, которая не покладая рук все вязала и вязала спицами маленькие платочки волшебные из своей заговоренной пряжи, которая висела у нее поясе. И кидала Заря платочки те на спины животных, которые быстро приближались к ней, и далее становились звери те в шеренги войска лесного. И превращались платки те чудные в доспехи, искрящиеся на спинах и головах живности, чтобы оберегать их от снега и льда лютого.

Взвилась Ягиня совой белой ввысь и закричала криком птичьим пронзительным. И поднялась с деревьев куча птиц лесных: филинов да ястребов, сов да соколов, сычей да сипух. И подлетали птицы многие к Заре, и кидала она им на головы шапочки маленькие, которые тут же превращались в доспехи, сверкающие на телах птичьих.

— Что, и зверье лесное, и птицы дикие за тебя? — прогрохотал Карачун. — Только все равно мы сильнее! А ну, тетушки суровые, Вьюга, Стужа да Метель, покажите, что можете!

И появились с другой стороны от Мары три сестры-красавицы, в белых длинных прозрачных одеждах с синеватыми лицами, с тонкими руками, и начали они ворожить. И вмиг перед ними образовалось несколько жутких снежных воронок-столпов почти до самого неба, которые готовы были снести на своем пути все что угодно: и живое, и мертвое. Замерли снежные смерчи, кружа рядом с тетками, и только ожидали приказа.

Так и образовалось за спиной Карачуна войско грозное да лютое. Ледяные девы с луками, всадники снежные с мечами да вурдалаки, готовые идти на бой. И приказал им Карачун грозно: