Радуница (СИ), стр. 27

— А я говорю: не хочу я в мужья медведя дикого! Понятно вам всем? — твердо сказала Мара. — И зачем ты мне сдался, Велес? Когда у моего нынешнего мужа целое царство есть? Можете хоть проклясть меня, а мой муж Карачун лучше всех!

— Никто тебя клясть не будет, девица, — вмешался Хорс. — Твой выбор, с ним и живи, главное, не пожалей потом, деньги счастья и любви не дадут.

— А я любил тебя, — тихо вымолвил Велес.

— А мне ненадобного этого! — возмутилась Мара. — Опостылел мне ты! Любовью сыт не будешь!

— Но ты ведь тоже любила меня?

— Не говори глупости, Велес, не любила я тебя никогда. Я другого любила, да он отверг меня, Купала легкомысленный! Оттого я и согласилась за тебя замуж идти. Да вовремя меня Карачун украл, да показал свои ледяные богатства. Власть он мне обещал, и теперь я — его царица!

— Предательница! — вспылил Велес.

— Не кричи так, медведь косолапый, — осадила его Мара. — Ты кто? Никто! А Карачун Великий, мне силу зимнюю навеки обещал. С тобой я на три месяца пава, а с ним на веки вечные могу владычицей зимы безвременной быть! И людишками глупыми управлять!

— Ах, вот отчего ты купилась на его ласковые слова. Править тебе надобно! — понял Колядар.

— Да! — ответила твердо Мара. — И чтобы в царстве этом навсегда вьюги, метели и холода были! Ибо они мне по душе. Не зря же меня отец мой Марой снежной еще с детства называл!

— И горячая любовь тебе не нужна, — печально подытожил все Велес.

— Естественно! Что мне от вашей любви? Одни страдания. Не хочу более страдать. Хочу быть снежной царицей на веки вечные. При моем муже ледяном властителе Карачуне! Которого все боятся!

— Зачем же ты сейчас пришла? Чтобы сказать, что теперь ты жена Карачуна? — спросил Колядар.

— Я пришла сказать вам, чтобы вы шли восвояси! — пропела она низким голосом. — Не победить вам Карачуна! У него сила великая да воинов целая армия ледяная.

И тут чуть в стороне у края поляны появился колдун Берендей, тот самый, который вызвал Сашу в это царство и который тоже служил Карачуну. Колдун опирался на корявую палку, а за его спиной виднелся привязанный меч.

— Пойдемте, моя царица! — окликнул Мару Берендей. — Меч волшебный у меня. Посмотрим, как они без меча этого победят! Выполнили мы приказ великого Карачуна!

Все вмиг поняли, что, пока Мара заговаривала им зубы, колдун украл волшебный меч Колядара, подаренный ему Сварогом. Вмиг Хорс, Колядар и Велес бросились к колдуну, чтобы отобрать меч. Но Мара стремительно выкинула руку вперед, и на мужчин полетел целый рой снежинок. Острые края их, словно острия тонких ножей, болезненно вклинились в лица и тела мужчин, и они невольно отвернулись, согнувшись. Мара в это миг чуть попятилась назад в сторону Берендея. Немедля Мара вновь выпустила из своей руки колющие до крови снежинки, и вновь целое полчище острых, ранящих, снежных колючек полетело в сторону мужчин. Но второй ворох колющих снежинок не долетел до них, ибо путь им преградила искрящаяся сеть. Заря Заряница, до того молчавая и лишь наблюдавшая за всем, вмешалась и выкинула из своего мешочка лучистую сеть волшебную, которая встала стеной-защитной. Жуткие лезвия-снежинки звонко ударились о сверкающий барьер и рассыпались снегом на землю.

Мара угрожающе усмехнулась в сторону Зари Заряницы и быстро обернулась к Берендею.

— Так и быть, пойдем восвояси, — кивнула она, пятясь к нему. — Уж взяли, что нам надобно.

И тут Берендей глухо охнул и упал на землю, потеряв сознание, а за ним показалась Саша с небольшим тонким веретеном в правой руке. Все опешили, понимая, что девушке как-то удалось оглушить крупного хитрого колдуна Берендея, но как она умудрилась сделать это деревянным веретеном, никто не зал. Именно это вызвало всеобщее недоумение.

— Никуда колдун этот с тобой не пойдет, снежная! — заявила безапелляционно Саша в сторону Мары. — Он мне нужен! Обязан он меня домой вернуть!

— Вот умница! — воскликнул Колядар, уже оказавшись около Саши.

Умелым движением он вытащил волшебный меч Сварога со спины бессознательного Берендея и одним мощным движением вклинил его в землю до половины. И вмиг перед ним образовалась прозрачная сверкающая защитная стена. Тут же к нему подбежали и Хорс с Велесом, доставая свое оружие: Хорс — небольшой меч, а Велес — топор. Колядар положил свои руки на рукоять мяча, явно не собираясь отдавать его теперь просто так. Заря Заряница закрутила в своих руках клубочек небольшой сверкающий, собираясь ворожить. Мара окинула всех пронзительным ледяным взором.

— Не взять тебе меч, баба снежная! — вымолвил Колядар. — Прочь ступай! Пока мы тебя саму не скрутили и не связали!

— А может, ее себе оставим да Карачуна подразним? — предложила Ягиня вдруг.

— Бесчестное это дело, — заметил Хорс. — Пусть уходит по-хорошему! Слышь, снежная?

Мара чуть попятилась назад, понимая, что ей одной не совладать с ними. Однако, не желая показать, что проиграла, она прищурилась и громко рассмеялась:

— Думаете, вы сильнее мужа моего ледяного?! Глупые! Не совладать вам с ним!

— Ты это что, нас запугивать, девица холодная, пришла? — поднял брови Колядар. — Дак сама иди отседова, не боимся мы ни тебя, ни муженька твоего Карачуна. Так и передай ему. Пусть на рассвете на бой великий выходит! И померяемся там силою!

— Отчего же? Пришла за тем, что велено, — усмехнулась Мара и, чуть развернувшись к лесу, быстро взмахнула рукой. Тут же появились около нее снежные кони ретивые с санями белыми. Мара быстро приблизилась к саням и царственно села в них. А затем подняла руку белую, и все увидели, как с ее тонких пальцев свисают две деревянные руны. Она хитро улыбнулась всем и вымолвила: — Какие чудные, прямо жалко оставлять вас без них!

— А ну отдай руны заветные, не тебе даны! — закричал Колядар, бросившись к ней.

Но Мара уже хлопнула в ладоши, и кони с санями вмиг понеслись вперед, а затем взмыли вверх над лесом, и понеслись по небу, словно летучие птицы.

— Вам они не надобны, а мне сгодятся! — услышали все ее удаляющийся низкий голос.

Через миг ее след простыл.

— Вот зараза ледяная! — процедил Колядар, показывая вслед Маре кулак. — Забрала руны последние! Не собрать нам до конца дружину по указу Сварога.

— Что ж, будем биться вшестером! Что ж поделать? — успокоил его Хорс, хлопая по плечу. — Меч-то у нас остался.

— Да. А еще и колдун, — заметила Ягиня, подходя к бессознательному Берендею и прикладывая руку к его горлу.

— Только вряд ли он, Ягинюшка, за нас биться будет, — вздохнул Велес. — Его только бы связать, чтобы нам не мешал и Карачуну не помогал.

— И то дело! — кивнул Хорс.

Колядар же обернулся к Саше и спросил:

— Ты это как Берендея одним веретеном уложила?

— Как? — улыбнулась Саша. — Веретено-то острое, на конце словно спица. Я и ударила острием по месту определенному на шее. Тут даже сила не нужна была, главное знать, где точка нужная и куда бить. Он и вырубился.

— Какая еще точка?

— Определенная! Которая человека сознания лишает. Курс акупунктуры. По-вашему, иглоукалывания! — ответила Саша довольно.

— Говорит она о месте на теле человека, где жизненная энергия собрана. И если ударить по тому месту чем-то острым, вмиг он сознание и потеряет, — объяснила мать Колядара. — Умница, доченька.

— Спасибо вам, Заря Заряница, — кивнула Саша, — пригодился подарок ваш, веретено волшебное.

— Вижу, разумница ты большая, — кивнула Заря. — Потому у меня для тебя еще один подарочек есть. Рукавички искрящиеся. Вот, возьми. Позже объясню, что с ними делать надобно.

— Вижу, не просто так в дружине ты нашей, — сказал Колядар, обращаясь к Саше. — Не зря тебя руна сварожья выбрала…

Глава XVI. Поспешишь — людей насмешишь

Решив, что Берендей еще сгодится им для борьбы с Карачуном, его, бессознательного, привязали к стволу высокой березы у края поляны. До утра оставалось еще несколько часов, и все улеглись спать вновь, надеясь хоть немного отдохнуть.