Радуница (СИ), стр. 16

— Ну-ну.

— Я и не думал, что ты такая раскрасавица, — тихо сказал он.

— Ты что, постебаться решил? — выпалила она нервно. — На мне нет ни грамма косметики! Где у вас ее тут взять-то? Оттого я бледная, словно моль! Какая я тебе красавица?

— Правду я сказал, — твердо ответил Колядар. — Вижу: красавица ты писанная, что я, врать буду?

— И что, не врешь?

— Не умею я врать, и зачем это мне? Ты же кикиморой размалеванной все время была. Я и не скрывал, что противная была. А теперь сказал: красивая, значит, так и есть.

— Впервые слышу, чтобы мужчина меня не накрашенную да не завитую красавицей называл.

— Точно краса, глаз не отвесь, — кивнул уверенно Колядар. — И глаза твои переливающиеся серебристые теперь видать, и губы алые. Да кожу белую. И волосы прямые да светлые, словно полотно шелковистое. Еще бы чуток откормить, так вообще жениться можно.

— Щас, разбежался жениться, — произнесла Саша смущенно. В жизнь она не слышала, чтобы мужчина так ее в открытую нахваливал, да еще и так искренно. — У меня парень есть, и он меня любит.

— А если любит, что ж не кормит? В черном теле тебя держит? — поинтересовался Колядар.

— Нет.

— Точно держит, за язык твой без костей.

— Слушай, царевич Колядар, шел бы ты в баню, надоел своими речами.

— Пойду уж, так и быть. А со мной не хочешь? Ты ж говорила, что про баню все знаешь, тебя же в вашем университете выучили какие-то массажи делать. Вот и покажешь.

— Дурак!

Она поджала губки от обиды и попыталась пройти мимо его. Он ухватил ее за локоть и придержал. Склонившись над нею, он тихо вымолвил:

— Прости, не подумал. Не обижайся. Не хотел тебя обижать.

— А обидел, — промямлила она, и на ее глазах заблестели слезы.

— Чего это, плакать надумала? Ты это брось.

— А ты иди Ягиню утешай, зазнобу свою!

— И утешу.

— Вот и иди. А меня в покое оставь, чего привязался?

— И пойду. А тебя, кикимора, обратно к мужу верну!

— Вот и чудесно! Только это парень мой, не муж!

— Вот к этому твоему парню и верну!

— Я только рада буду. Хоть раз наши желания сходятся!

— Ведьма вредная, — процедил Колядар, и отпустил ее руку, и быстро пошел прочь от нее.

— Сам дебил…

Итак, раным-раненько по утру отправились в Темное царство наши герои. Ягиня и Велес за волшебным клубком на гору Темную за конем Индриком, а Колядар и Саша за седлом чародейным, чтоб того коня оседлать можно было.

Первыми дошли до места Ягиня с Велесом. Забравшись за бегущим клубочком на невысокую гору, увидели они на плато горном черногривого мощного коня, к камню цепями прикованного. Неистово бил копытами тот конь, высекая искры из земли, да пламенем изо рта все, что рядом, палил. Даже приблизиться не смогли Ягиня с Ваелесом к коню, ибо пламя его убийственным было.

— Ясно, — кивнула Ягиня, внимательно осматривая бешеного крупного жеребца с большим рогом на лбу, с сильными ногами и огнедышащей пастью.

— Что ж тебе ясно, Ягинюшка зеленоокая? — спросил Велес ласково. Они стояли в десятке метров от коня Индрика, ибо он так и норовил их сжечь пламенем.

— Бешеный конь да рьяный, сразу видать, — сказала Ягиня. — Посмотри, как огнем пышет, аж страшно. Как такого оседлать?

— Да уж, — хмуро заметил Велес. — Такой точно к себе не подпустит, где уж оседлать его?

— Знаю я, как его подчинить, — сказала уверенно девушка. — Надо мне слетать кое-куда. А ты пока здесь побудь, скоро я.

Обернулась она совуньей и улетела.

Глава X. У страха глаза велики

Путь же Колядара да Саши был долгий, трудный и опасный.

Рано поутру прошли они тайным ходом, в котором очистили мертвую воду и превратили ее в живую, как велел им Сварог. И направились молодые люди далее за серебряным клубочком в Темное царство Нави, которым управлял Чернобог.

Поначалу чудесный клубок резво бежал по широкой дорожке да уже вскоре вывел их по деревянному мостику на вершину Шайтан-горы, которая основанием своим уходила вниз. С обеих сторон от той горы зияла жуткая пропасть, а подножье горы было не видать сверху, и оно скрывалось серыми облаками чуть ниже. Опасная каменная дорожка шла вокруг той Шайтан-горы, примыкая прямо к скале, и была довольно узка, всего пару метров шириной. Чьей-то неведомой рукой на поверхности горы в камень были вбиты кованые цепи на уровне пояса, за которые, видимо, можно было держаться, чтобы не сорваться в пропасть. Клубочек резво поскакал дальше вниз по жуткому каменному спуску.

Серое небо стало еще серее, и пошел легкий снежок. Отразив узкую дорожку, выступающую на пару метров над пропастью и уходящую то ступенями, то спусками все ниже, Саша, невольно подойдя к началу неприглядного и опасного пути, боязливо спросила:

— Нам что же, здесь идти надо?

— Здесь, — кивнул мрачно Колядар, пытаясь соизмерить жутковатый путь глазом и отражая только то, что дорога опоясывала гору, словно лента вокруг, теряясь далее в тумане облаков внизу. — Это ж подземное царство. Тут все по-другому, оттого и гора вниз идет, а не вверх. Пошли!

Он пошел первым за клубком, который терпеливо дожидался их. Ухватившись рукой за кованные цепи, он сделал первые шаги. Отметив, что Саша так и стоит в нерешительности у моста, он громко сказал:

— Коли боишься, здесь оставайся. Один пойду. — На его реплику девушка промолчала и, поджав губы, устремилась за ним. Когда она приблизилась, пройдя первые шаги по каменному, чуть обсыпающемуся сбоку выступу, он подсказал ей: — Рукой за цепь держись да от меня не отставай.

— Хорошо, — кивнула Саша, следуя за ним.

Так и шли они некоторое время друг за другом, как вдруг Саша увидела под ногами жуткое существо. Это была змея, черная и шипящая. Вскрикнув, Саша прижалась к скале. Колядар тут же обернулся и ударил змею топориком. На удивление Саши, змея вспыхнула и исчезла, а не упала трупом.

— Это Темный дух был. Пугал он тебя. Ты, главное, не бойся, — заметил он, вновь шагая впереди и словно пытаясь успокоить ее. — Пойми, в Темном царстве все не так, как у нас. Опасного много, да и духи пугать могут. Но они только пугают. А сделать ничего не могут. Понимаешь, они же духи бестелесные. Ты, главное, в пропасть не смотри, а то страх в сердце поселится. Если они, Темные, твой страх увидят, то все сразу накинутся. Только храбростью да смелостью их отпугнуть можно.

— Я поняла, — кивнула она.

Заветный клубок катился дальше, а молодые люди шли, не отставая, за ним. Вскоре дорога стала совсем узкой, чуть более метра шириной. Саша уже прижималась к камням и, влажной от пота рукой держась за железную цепь, внушала себе, что просто идет по цветущему лугу, а не по жуткому парапету над пропастью. Так было легче и не так страшно. Колядар быстро шел впереди в пяти шагах от нее. Они шли уже более часа, спускаясь все ниже и ниже, когда дорожка стала еще уже. Мало того, то и дело под ногами молодых людей сбоку выступа обсыпались камни. Они звонко и гулко падали в пропасть и звук их падения эхом разносился по округе.

Вдруг перед ними предстал участок с совсем узкой дорогой, а далее через пять метров дорожка расширялась. Молодой человек быстро прошел по эту узкому каменному выступу в полметра вширь, и тут же под его ногами посыпались камни. Однако он уже оказался на безопасном просторном пространстве дороги впереди, пройдя обвалившийся участок за секунду до разрушения.

Резко остановившись, Саша увидела перед собой зияющую дыру вместо дороги. Часть каменного пути, наверное, в два метра, бесследно обсыпалась, и каменный путь прервался. Лишь посередине жуткой дыры у скалы остался небольшой каменный осколок дорожки размером не больше человеческой ступни. Саша осталась стоять позади разрушенного участка, а Колядар впереди. Он резко обернулся к ней, оценивая ситуацию. Понимая, что девушке явно не перепрыгнуть почти два метра зияющей дыры, он нахмурился, пытаясь решить, что делать.