Совсем неглавная героиня (СИ), стр. 54

Я и сказала, что в таком случае, раз совесть гложет, можем пойти и дальше вершить справедливость уже вместе, спасать людей, прослыть героями в народе и прочее. После чего, оставив лиса в состоянии шока от подобного предложения, спетляла на занятия по контролю за ци. И сидела там до вечера, пока не убедилась, что Сан Линя поймало главзло и утащило думать над финансированием будущих сил правопорядка. Это надолго. Так что сейчас я спокойно восстанавливала нервную систему при помощи ароматного напитка. Кстати, кажется, как раз остыл и можно пить…

Но пальцы вместо чашки ухватили пустоту, а все вокруг вдруг застлала такая знакомая темнота.

— Сиян, мать твою! Дал бы хотя бы допить! — воскликнула я, пылая праведным негодованием.

— Меня выдернул посреди выяснения отношений. Я только подушкой замахнулась, а тут такая подстава… — грустно добавили у меня за спиной.

Обернувшись, я увидела Пылинку, сидевшую у все того же стола. Еще два кресла пустовали. Планируется еще кто-то третий для очной ставки или Сиян все же соизволит явиться? Вполголоса ругнувшись, села рядом с Ланлинь.

— Давно здесь?

— Не особо. Так, только успела поорать немного в пустоту. Но никто не пришел, так что вот сижу, жду, — вздохнула Пылинка, забравшись в кресло с ногами.

— А по какому поводу ссора с Гу Юнженем? — не смогла не спросить я. Во-первых, надо знать, не обижает он ли Пылинку, а во-вторых, банально интересно.

— Попытался войти ко мне в комнату, когда я заканчивала переодеваться! А на мои возмущения этот гад напомнил, что, когда мы были скованы артефактом, о стеснении речь не шла, друг друга за сталагмит водили. А ведь говорил, что отворачивается, не подглядывает. И кто он после этого?! — От возмущения Пылинка едва не подпрыгнула на месте.

Я же лишь вежливо покивала, кашлем замаскировав рвущийся наружу смех. Как-то не задумывалась об их физиологических потребностях. А ведь в самом деле, что им надо было делать в таком случае? Пардон, как-то во фляжку справлять свои дела под ханьфу?

— Вряд ли он подглядывал тогда. Не тот случай, когда в самом деле хочется увидеть все в подробностях, — все же поспешила успокоить надувшуюся девушку.

— Да знаю я, но все равно гад! — выдохнула она уже спокойнее и категорично скрестила руки на груди.

— Я рад, что не ошибся и судьба привела каждую из вас куда надо, — раздался довольный голос Сияна, появившегося прямо перед нами.

Я же испытала острое желание проверить, можно ли от моего кресла оторвать ножку для, скажем так, разговора. И, судя по тому, с каким свирепым видом Пылинка принялась дергать подлокотник своего кресла, уже зная от меня подробности участия и безучастия Сияна, подобные мысли посетили не только меня…

ЭПИЛОГ

Джейсин

— Вот ты где, паразит!

Раздавшийся из пустоты голос заставил нас с Пылинкой дернуться. Тут-то и обнаружилось коварство Сияновых кресел — они держали нас за самое дорогое и не собирались отпускать. Вот почему гаденыш божественный не боялся получить люлей!

Но просчитался. Правда, люлей ему не мы с Ланлинь отвесили, а неизвестно откуда высунувшаяся женская рука, влепившая богу смачный подзатыльник.

Мы с Ланлинь аж заинтересованно переглянулись, пока перепуганный бог пытался шарахнуться в темноту и сбежать. Но был пойман за ухо и водворен на прежнее место красивой фигуристой дамой лет сорока на вид, одетой в помесь китайской традиции с космическим стимпанком.

— Аиши! — взвыл пойманный. — Отпусти! Ты все не так поняла!

— Что я не так поняла?! — зловеще переспросила дама, выкручивая божественное ухо. — То, что ты украл из хранилища заготовку чужого мира и пытаешься с помощью мошенничества исправить незачет по энергетике?! Ты что творишь вообще?! Тебе сколько раз говорили, что свобода воли разумных существ нерушима?! А ты?! Придумал идиотский сюжет о живых людях, а когда они не захотели жить по этому канону, засунул его в головы другим живым людям вообще из чужого домена, а потом еще и воровством занялся, когда все наперекосяк пошло?! Да я ж тебе, поганец, так задницу нарумяню, что ты ближайшую тысячу циклов сесть не сможешь!

— О как, — обратилась я к Пылинке, бросив попытки выбраться из кресла. — Как думаешь, может, мало ему еще? Это получается, паразит все время врал, заставляя меня следовать сюжету, а тебя так вообще откровенно подставил.

Сиян тем временем прекратил сопротивление и обреченно повис на собственном ухе, моргая глазками котика из «Шрека», причем не только на даму, устроившую ему эту головомойку, но почему-то и на меня.

— Даже не смотри в ту сторону! — свирепо приказала ему дама по имени Аиши, развернула божка носом в сторону особо тесной темноты и звонким шлепком пониже спины отправила в полет, выдав напутствие: — Я с тобой еще не закончила! Готовь задницу к ремню, паразит!

С тоскливым чаячьим криком Сиян растворился в нигде, а его угнетательница отряхнула руки и повернулась к нам. Нахмурилась и щелкнула пальцами, после чего я почувствовала, как жадное кресло отпустило мое седалище.

— Приношу свои извинения, — сухо и деловито выдала… богиня? Руководительница богов? — Мой ученик провинился и втянул вас в неприятную историю. Вы вправе требовать компенсацию. Как вариант, я предлагаю вернуть вам вашу прежнюю жизнь и даже могу подарить удачу, которая продлится до естественного конца ваших дней. Считайте до пяти и закрывайте глаза, окажетесь дома.

Она снова взмахнула рукой и сама начала обратный отсчет. Пылинка застыла с открытым ртом, глядя на величественную даму круглыми глазами, в которых постепенно нарастала паника. Я и сама не сразу сообразила, что к чему, и едва не упустила свой шанс. Но мысль о том, что сейчас я окажусь дома, в прежнем своем теле, рядом со всеми удобствами современного мира, при своей привычной жизни, с работой, которую знала и любила…

— Стой! — Кажется, орать было поздно, поэтому я просто сорвалась с места и врезалась в богиню со всего маха, прерывая ее обратный отсчет.

— Что?! — явно растерялась богиня, когда мы с ней дружно покатились кубарем по полу и чуть не ухнули в пустоту за границами очерченной еще Сияном площадки. — Ты с ума сошла?! — заорала на меня женщина, как только отдышалась и поняла, что произошло. Ее руки снова зажглись потусторонним синим светом, но тут уже Пылинка сообразила и с тонким визгом налетела на нас обеих:

— Не трожь Джейсин!

— Да вы чокнутые обе, — устало сказала Аиши, с некоторым трудом поднимаясь на ноги и одним пассом призывая к себе третье кресло. — Да поняла я, поняла! Вы не хотите в свой мир. Все, не отправляю уже! Но… заразились, что ли, от этого паразита? Чего вам надо-то вообще?

— Да ничего не надо. — Я с трудом отдышалась, вернувшись в свое кресло, и взглядом успокоила Ланлинь. — По собственному опыту сужу: с богами лучше вообще не связываться. Верни нас туда, откуда взяла, и мы с удовольствием забудем о вашем существовании.

— То есть прежнюю жизнь вы не хотите? — прищурилась богиня. — Но разве не страшно оставаться в выдуманном мире, который может исчезнуть в любой момент?

— А вот лапши на уши точно хватит, — недовольным голосом высказалась Ланлинь. — Мы, может, не боги, но и не дуры. И прекрасно слышали все, что ты… то есть вы говорили Сияну. Настоящий это мир, и никуда он не схлопнется. Особенно теперь, когда кривые лапки одного паразита укоротили.

Богиня Аиши только вздохнула, глядя на нас. Потом пожала плечами и усмехнулась:

— Смотри, как повзрослела. Неужели хочешь вернуться к своему злодею?

— Кому злодей, а кому муж, — насупилась Пылинка. — Мало ли что этот ваш божественный извращенец в сценарии чужой жизни написал. А-Жень нормальный человек. И очень хороший правитель. Будет. И да, я хочу вернуться к нему. Я, может быть, уже беременна. Как он без нас? Пропадет же. — И она бережно погладила свой впалый живот.

Вот на этом заявлении мы с богиней дружно поперхнулись «три в одном», который прихлебывали из кружек.