Совсем неглавная героиня (СИ), стр. 22

— Ах ты ж, падла, я тебя узнала! А ну, иди сюда! — уже я перешла в наступление, перебирая пузырики, выискивая нечто поубойнее, и заворковала ласково: — Подлети поближе, у меня для тебя подарочек…

Но эта скотина не зря оказалась удачливее своих товарок. Подавившись клекотом на лету, заходить на новое пике в мою сторону она не рискнула. Видимо, вспомнила, чем я могу ее угостить. Каркнув нечто явно ругательное и выпустив вонючую кляксу, поспешила улететь. Мне же только и оставалось, что костерить ее на чем свет стоит. Ибо это не воробушек, оставивший небольшое пятнышко на асфальте! С пол-литра зловонной жижи выпустила как минимум, я едва успела в сторону отпрыгнуть!

Кстати, а помимо вони все же пробивается характерный запах серы, причем ее тут немало, судя по всему. А что, если?.. Так, Джейсин, соберись! Не хватало еще от безысходности и скуки начать в дерьме копаться, пытаясь выделить абсолютно не нужный тебе сейчас элемент!

Сердито выдохнув, я поправила перевязь рюкзака и, убедившись, что больше никакая хищная зараза не пытается подкрасться ко мне, прошла оставшуюся пару метров до входа в лабиринт. Не то чтобы мне сюда сейчас прям надо было, но я в этом ущелье уже третий день, Гу Юнженем и Пылинкой здесь и не пахнет, а я скоро взвою уже от скуки!

У одной вдруг оказался топографический кретинизм, и они уже два дня топчутся на месте, не в силах отличить валун в виде головы орла от валуна в виде головы голубя. А второй оказался той еще недоверчивой заразой, вместо того чтобы выдвигаться тут же в путь хоть к какому-то из ущелий, собирает всю доступную информацию по местному пантеону богов и пытается определить, с чего бы одному из них начать ему помогать.

А мне только и остается, что торчать в этом треклятом ущелье, периодически прореживать поголовье живущих тут хищных тварей и исследовать вход в лабиринт. Поскольку я не избранная и не в родстве с прежней династией, то входить туда не рискну, конечно же. Из ума пока не выжила. Что не мешает мне обходить его по кругу, заглядывать в щели между старыми камнями стен и даже пытаться пускать туда пузырики. Гаснут, правда, почти сразу, но несколько секунд трансляции мне все же передают…

Будто в ответ на мои мысли, вход в лабиринт вдруг слабо замерцал, после чего перед ним появилась полупрозрачная голубоватая фигура какого-то степенного бородатого старца в роскошном ханьфу. Это что-то новенькое, такого я по дораме не помню…

— Сиян? — позвала на всякий случай неуверенно. Мало ли, вдруг имидж сменил, пока не виделись, в барбершоп заскочил при случае, прибарахлился новой одежонкой опять же… В этой размытой светящейся фигуре все равно черты лица толком не разобрать.

Призрак тут же повернулся в мою сторону и, глядя будто сквозь меня, жутковатым потусторонним голосом, напоминающим больше завывание ветра, сообщил:

— Лишь достойнейший сможет войти, Среди сотен — верную дорогу найти. Артефакту неважно, сколь ты могуч, Чистые помыслы — вот твой ключ.

Я с глубокомысленным видом покивала. Вот эти стишки я уже слышала, и не раз. Правда, пела их девушка с красивым голосом, как раз когда на заставке дорамы светилась та самая карта лабиринта.

— Как только — так сразу, — пообещала я, с тоскливым вздохом посмотрев на скалу, из-за которой рано или поздно должна была появиться Пылинка. Но эту достойную козу где только черти носят. От того, чтобы уже выйти им навстречу и ткнуть носами в верную дорожку, меня останавливало только то, что и Гу Юнжень еще даже не выдвинулся, чтобы окружить это ущелье. А ведь по сюжету именно он должен был первым войти в лабиринт… Я так поседею с ними скоро, честное слово.

Покачав головой и пнув какой-то камешек, я прошла мимо входа в лабиринт к стене, где один камень был надколот и сквозь щель можно было запустить очередной пузырик. Может, если рассчитать траекторию, удастся закинуть его за поворот и посмотреть, что там?

— Время не терпит, когда враг уже близок, Сомнения прочь, теперь только вперед! Беспокойство за близких — вот главный признак, Что судьба не ошиблась, бремя власти не ждет, — выдало альтер эго артефакта, или что там олицетворяет это привидение, заставив меня вздрогнуть и обернуться к нему.

— Говорю же, задерживаются они, скоро будут. Как только прискачут, так прямым ходом и пойдут за властью с чистыми помыслами наперевес. А пока тут только я, — развела я руками с извиняющейся улыбкой.

Нет, смысла особого нет. Ловушек никаких не увижу, ведь на пузырик они и не среагируют, хищная пакость тоже вряд ли торчит у самого входа в лабиринт, только зря промудохаюсь. Пойти, что ли, снова посмотреть по пузырикам, что там происходит у моих, прости господи, подопечных? Следилок там осталось не так много, но прицепились конкретно, информацию передают мне исправно.

Мои размышления прервало усилившееся сияние от фигуры, которая аж раздулась немного, уставившись на меня, клянусь, с укором напополам с возмущением. И уже почти завопила, все же умудрившись сохранить свой степенный стиль:

— Что же ты медлишь, избранник народов?! Испытания духа и чести ожидают давно! За правду, за волю, за жизнь и свободу! Сделай лишь шаг, ведь тебе суждено!

На несколько минут я зависла, пытаясь вспомнить, в каком именно куплете пелись эти строчки. Нет, я, конечно, далеко не из тех фанаток, которые ставили песню из любимой дорамы на рингтон телефона и пели ее при случае и без. Но вспомнить, что такое слышала, должна была, нет? Хм…

А секундой позже до меня дошел смысл этих строчек. А заодно то, что, пока я тут размышляла о своем, шагая мимо призрака туда-сюда, он в такт моим движениям поворачивал голову за мной и не сводил своего пристального взгляда, обретшего осмысленность. И сейчас явно ожидал ответа…

— Не-не-не, — неистово замотала я головой. — Ошибочка вышла, опаздывают потомки древней династии, а пока я за них, просто гуляю тут, пейзажами любуюсь.

Словно в ответ на это мое заявление из-за ближайшего утеса мерзко проклекотала-проревела давешняя обезьяна. И даже показала свой кривой клюв, злобно сверкая алевшим глазом, но подлетать ближе благоразумно не стала.

— Некогда мне, в общем, — отмахнулась я от призрака.

И, оценив, что солнце перевалило за половину неба, сочла за лучшее вернуться в свою пещерку. Тем более что за эти три дня я ее оборудовала не хуже убежища Сан Линя. Даже что-то типа душа себе обустроила, обнаружив в углу стекающий по стене ручеек. Меньше часа понадобилось, чтобы осторожно вывести его немного в сторону и чуть усилить поток воды. А нагревающий артефакт позволял регулировать температуру для нормальной помывки. Сток там был уже до меня, образованный в естественных условиях, когда вода веками точила камень…

— Власть уступить — достойного право! Править с трибуны — удел дурака. Не манит героя ни почесть, ни слава, Коль царствовать можно издалека! — взвыл внезапно дурниной призрак, когда я уже стояла на пороге своей пещеры. От неожиданности я шарахнулась в сторону и метнула в него несколько взрывных пузыриков. Лопнув с негромким хлопком, они выбили немалые такие куски камня из скалы за спиной этой прилипучей заразы, но привидению не повредили, пролетев спокойно сквозь иллюзорную фигуру.

— Какого феррума ты за мной поперся?! Лабиринт там, избранных здесь нет! — вызверилась я, выпуская эмоции. Призрак с готовностью набрал воздуха в свои призрачные легкие.

— Крови лишь капля, не каждый избранник, Все стерлось, забылось за эти века! Неважно, простой путник ты или странник… — затянул он очередное четверостишие, но у меня не было ни настроения, ни душевных сил слушать до конца.

— Попрошу без намеков! Давай, топай в свой лабиринт и жди настоящих избранных, еще я эту ношу на себя не взваливала, нет уж! — заявила я категорично, перебив его, и указала рукой в сторону лабиринта, от которого мы отошли достаточно далеко.

Призрак задумался, бросив на меня обиженный взгляд, и повернулся в указанном направлении.

— Да-да, все правильно, тебе туда. Вот так оставишь свой пост и пропустишь настоящего избранного. Что тогда делать будешь? И вообще, можно подумать, много ты знаешь о моих помыслах. Вдруг я сплю и вижу, как бы захватить эту Небесную Звезду, распилить на сотню звездочек поменьше и продать на черном рынке? — подбавила ему пищи для размышлений я.