Совсем неглавная героиня (СИ), стр. 10

— Спасибо, шицзе, — сказал вдруг Да Сьон.

Я подавилась водой, которую как раз решила выпить, и чуть не уронила стакан.

Нет, обращение «шицзе» — сестра по учебе — само по себе совершенно уместно. Вот только один нюанс…

Шицзе — это старшая сестра по учебе. Старшая. Имеющая все права учить, ругать и даже наказывать.

А если вспомнить, что Джейсин годами младше и лиса, и медведя и по идее должна называться «шимей» — младшая сестра… м-да.

— Спасибо… шицзе, — едва слышно выдохнул Юань Шуай после тычка в плечо от Да Сьона. И снова спрятался в подушке.

Дожили.

* * * * *

Я озадаченно почесала в затылке. Точнее, хотела это сделать, но в последний момент вспомнила о местной сложной прическе и только вздохнула. Посмотрела на зареванную Пылинку и поджала губы.

— По распоряжению главы академии тебе запрещено посещать лечебницу вплоть до момента, пока наказанных не отпустят по домам.

— Ну Джейсин! — всхлипнула главная героиня. — Он ведь мой жених! Я люблю его!

— А когда в авантюру его втягивала, ты об этом не помнила?

— Я не знала, что так получится! — совершенно искренне взвыла Ланлинь. — Все должно было быть иначе! Вообще все! Вообще! Я же знала заранее, что… — Тут мелкая искательница приключений прикусила язычок и снова разрыдалась.

Я только вздохнула. М-да… и что мне с ней делать? Дите дитем же. Воевать всерьез — себя не уважать. Но я и пустить ее к мальчишкам не могла, потому что от ректора потом прилетит всем троим. Оно мне надо? И так декокты из пауков ночами дистиллирую, скоро стану похожа на злую невыспавшуюся панду.

Парни уже даже не чирикали, получая лечение по всем пострадавшим местам. За простынки не цеплялись и вообще были не лис с медведем, а две послушные карамельки. Только грустные такие карамельки, аж на сочувствие пробивало. И фиг его знает, по какому поводу печаль-тоска, вслух ни один не жаловался. Ну ладно лис, возможно, он по своему лотосу соскучился. А медведь чего? Или его тоже аурой покоцало? Вроде бы в дораме гарема у главной героини не было. Да Сьон относился к ней скорее как к младшей сестре.

Как выяснилось вскоре, причиной трагедии оказалась ссора между друзьями. И явно не первая. Оставив Пылинку лить слезы у крыльца, я прошла к нужной комнате и тут сообразила, что обычно являюсь со своими лечебными примочками и пилюлями чуть позже, поспешила сегодня, имея в виду возможность под шумок смыться из лечебницы до окончания рабочей смены. Выспаться наконец! Если получится… ну, или похимичить в своей секретной лаборатории, что не хуже.

Так вот, остановившись у раздвижных дверей, чтобы поправить смятое ханьфу, прежде чем входить к парням, я поневоле подслушала интересный разговор.

— Ты идиот! — яростно выговаривал обычно молчаливый, невозмутимый и спокойный, как горные вершины, Да Сьон. — Полный идиот! Это надо было додуматься — бросить шицзе, да еще так некрасиво, чтобы связаться с какой-то…

— Заткнись! — не менее зло прошипел в ответ домашний лис. Однако что интересно: гнева в его голосе было хоть отбавляй, а вот уверенности… и, кажется, именно это бесило Юань Шуая больше всего. — Она не какая-то! Ланлинь чудесная и достойная девушка, она…

— Она втравила тебя в самые большие неприятности, какие только могли случиться в академии, а сама не только вышла сухой из Желтой реки, но даже ни разу не соизволила тебя навестить! — мстительно припечатал медведь. — Да и это ерунда. По сравнению с тем, что девчонка просто дура. Самоуверенная, наглая и ни капли не симпатичная дура. Куда смотрели твои глаза, брат?! Как ты мог вообще отказаться от шицзе?! Ради…

— Не смей!

Я поняла, что пора вмешаться, когда скрип кроватей подсказал, что кое-кто пытается встать, чтобы защитить честь Пылинки чем-нибудь посущественнее ругани. Э, нет. Я их зачем лечу? Чтобы они сейчас подрались, свели на нет все мои старания, а потом еще и дополнительно получили за такое безобразие, как бойня в лечебнице?

— Что за шум, а драки нет? — Я толкнула дверь коленом, поскольку обе руки были заняты — одна полами непослушного ханьфу, норовившего распахнуться не по уставу, вторая подносом с зельями, мазями и тампонами из специальной ткани. — Мало вам по сто ферул, еще хотите? Эта шицзе может организовать. Причем без вмешательства старших и без лишних зрителей. Так сказать, в узком кругу, как старшая сестра с младшими братьями.

— Не надо! — несколько поспешно выпалили оба страдальца. Судя по их взглядам, у парней даже тени сомнения не возникло, что я и правда могу организовать им обоим по заднице прямо сейчас и лично от себя. Ну да, ну да, за те три дня, что я занимаюсь их примочками, они уже привыкли, что слово с делом у меня не расходится, а со своей девичьей стыдливостью я всегда могу договориться.

— Точно не надо? — демонстративно «засомневалась» я. — А то глядите. Для вас эта шицзе на многое готова, в том числе и поделиться умом-разумом. Кстати, ваша Пы… Ланлинь там рыдает у входа в лечебницу. Но господин Се Лянчень строго-настрого запретил ее к вам пускать.

Я не могла не сказать этого. И потому, что дуреху было жалко, и потому, что скрывать сей факт было бы нечестно и некрасиво. А кроме того, я обещала зареванной девчонке, что передам ее извинения, сожаления и обещания на будущее парням.

Да Сьон и Юань Шуай слегка зависли, потом несколько минут выразительно переглядывались, продолжая разговор без слов. Видать, вслух ссориться опасались. И правильно делали, между нами говоря. Надеюсь, больше таких яростных и громких споров у них не случится, во всяком случае в моем присутствии. Но дуются друг на друга они все равно. А самое удивительное, что все чаще и чаще я замечала в глазах Юань Шуая некую неуверенность, как только разговор заходил о его новой невесте.

Вот и сейчас лис слегка поморщился и мотнул головой, будто отгоняя назойливую муху. В его глазах отражалась внутренняя борьба. Лотос вкупе с налетом естественной симпатии к смазливой девчонке или здравый смысл, что же победит? По лицу пробежала целая гамма эмоций. Начиная от надежды, заканчивая досадой. Мне даже не на шутку стало интересно, что он себе такое противоречивое думает.

Но узнать здесь и сейчас мне было не суждено. Ибо накатило знакомое головокружение, а уже секунду спустя я оказалась в этом чертовом нигде!

— Сиян, ты вкрай очумел?! Подождать, пока я буду дома, не судьба? И на кой феррум выдергивать меня снова сюда, простым голосовым сообщением не обойтись? — вызверилась я первым делом, с ужасом понимая, что сейчас я благополучно почти не подаю признаков жизни перед парнями, которым явно не безразлична моя судьба. Да чтоб вас всех! С них станется сразу главного целителя туда вызвать!

— Нет времени. Уже началось, не упусти ключевые точки. Помнишь ведь, кто сегодня должен исчезнуть? — непривычно серьезным и бесстрастным тоном уточнил Сиян, даже визуально став как-то старше.

И, не дожидаясь моего ответа, тут же вернул в лечебницу. Как раз вовремя, чтобы я услышала истошный звон колокола, знаменующий страшное для многих: на академию напали…

ГЛАВА 5

Сан Линь

В просторном зале было непривычно тихо. И это невзирая на столы, ломящиеся от еды и напитков, и сидевших за ними вельмож. Если присмотреться, легко можно было узнать глав некоторых самых крупных кланов, по слухам, не проявляющих особой лояльности к семье императора, а также их ближайшее окружение. Но никто из них не торопился прикоснуться к изысканным кушаньям. Возможно, этому способствовало то, что место во главе стола до сих пор пустовало.

Откуда-то лилась едва слышная музыка, лишь подчеркивающая царившее здесь безмолвие. Казалось бы, при таком скоплении народа невозможно соблюдать тишину, даже если ни у кого вдруг нет настроения разговаривать. И тем не менее на лицах собравшихся можно было различить лишь молчаливое ожидание. Да в глазах некоторых отражался страх, стоило им бросить взгляд чуть в сторону от пустующего места, туда, где на подушках удобно устроился совсем молодой на вид парень-лис.