Чёрный лёд (СИ), стр. 6

Произошли и другие изменения. После единения детям дали право перемещаться по сети из пещер в дневное время суток самостоятельно, чем они активно пользовались. Двери наружу всё еще оставались закрытыми. Последний факт досадовал Роно. Однако получив возможность исследовать хитросплетение подземных коридоров и пещер, он не слишком грустил. Оказалось, что их дом, где они появились на свет и жили, был всего лишь маленькой ячейкой в большой сети помещений, соединенных друг с другом подледными ходами. Большая часть из них выполняла функцию жилищ. Каждое из них занимала одна семья, состоящая из женской и мужской особей и их потомства, если оно у них было. Пожилые гурры не заводили детей и концентрировались на социальных функциях.

Были и другие помещения. Несколько кладовых с продовольствием. Был зал для совещаний, где старейшие гурры собирались для решения насущных вопросов. Этот зал большую часть времени пустовал и не представлял из себя ничего примечательного. Единственное интересное, что в нем было это покрытие из черной плитки, как у Роно дома. Плиткой этой, как выяснилось позже, было выложено множество стен и полов в помещениях по всему поселению.

Музыкальный зал с гигантским музыкальным инструментом был еще одним помещением, куда дети заглядывали не слишком часто. Тангурр, служивший верой и правдой не одному поколению гурров, использовали лишь в особые дни для ритуальных песнопений. Его призванием было объединять их всех и наполнять их сознание общими идеями.

Было еще несколько помещений, куда детей не пускали, и о предназначении которых им ничего сказано не было. Они были особым предметом интереса и любопытства в детских умах. Но за неимением возможности туда проникнуть многие просто переставали о них думать.

Куда дети ходили чаще всего, так это учебные классы. Это были большие и светлые помещения со скошенными пологими стенами, в которых были вырезаны ступени. Благодаря такой ступенчатой структуре они вмещали большее количество детей. Взрослый гурр же занимал место в центре и рассказывал всей аудитории что-то, в чем он разбирался лучше всего. Отдельных учебных дисциплин не было. Каждый взрослый выступал перед детьми и в меру своих способностей старался стать для них хорошим наставником. Чаще всего учителями выступали старейшие гурры, которые освобождались от охоты и собирательства, и проводили большую часть времени подо льдом. Для охоты их физических возможностей уже не хватало, но умы их были все еще светлыми и могли поделиться опытом с подрастающим поколением.

И абсолютным фаворитом среди подрастающих гурров была игровая комната. По размерам она превосходила все другие помещения и имела самый высокий потолок из всех. В высшей точке он достигал 25 метров. Как следовало из его названия, служило это помещение для игр. Но играми они были лишь в умах младшего поколения. Старшие гурры вкладывали в эти игры более глубокий смысл. Они имитировали условия, с которыми гурры сталкивались в окружающем мире и подготавливали их тем опасностями, что тот скрывал. Сама по себе она представляла сжатый до размеров комнаты внешний мир: барханы из прессованного белого снега в ней чередовались с ледяными пустотами.

Игр всего было несколько. Догонялки с простыми правилами. Из всей гурьбы случайным образом выбирался один вода, который должен был догнать одного из своих братьев и дотронуться до него лапой или любой другой частью тела. Тот, кого догоняли, становился новым водой. Того, кто уже водил однажды, больше не догоняли. Охота велась за теми, кто не водил ни разу. Игра велась до тех пор, пока каждый не побывал водой хотя бы один раз, кроме самого последнего. Он становился победителем и получал овации. Гурры выражали свое почтение особым способом. Они все поворачивались лицом к победителю, склоняли головы и ритмичными ударами хвоста отстукивали по льду 9 раз: число 9 занимало особое место в культуре гурров, посколькоу именно столько дней было в их неделе. Кроме того, количество их глаз (4) складывалось с количеством конечностей (5), и тоже получалась девятка.

Догонялки с правилами посложнее тоже были. 10 гурров становились охотниками и формировали отряд. Трое изображали добычу. Охотники создавали кольцо по периметру площадки. Их задачей было сжать кольцо и не дать добыче выбраться. Задачей трех, наоборот, было выйти за пределы кольца и добраться до края площадки, тогда они считались спасшимися, и трогать их было больше нельзя. Они чередовались от раза к разу. Никто не играл одну и ту же роль больше двух раз подряд.

Третьей в списке, но не менее значимой, была игра в прятки. Ее особенность состояла в том, что прятки начинались внезапно прямо посреди игры в догонялки. Кто-то из взрослых громко кричал «Кхрооок!», и молодым гуррам давалось лишь 3 секунды, чтобы найти себе укрытие. Те, кто не мог спрятаться за отведенное время, выбывали. Зачастую случайность и удача определяли победителей и проигравших в этой игре. Но если вероятность смещалась в отрицательную сторону, и кто-то из детей проигрывал чаще, чем выигрывал, им уделяли особое внимание и проводили с ними дополнительные занятия. Способность быстро находить себе укрытие была основополагающей для выживания на поверхности.

Следующая игра не была игрой в прямом смысле слова. В сущности своей это была борьба. Двое соперников помещались в круг и боролись друг с другом, пока один из них не окажется на спине или за пределами круга. Гурры поднимались на задние лапы и толкали друг друга в плечи и грудь. В ход также шли удары хвостом и когти. Дрались гурры с подачи взрослых скорее неохотно, пытаясь не навредить друг другу. Больше всех драться нравилось самым сильным и крупным из детей. Одним из силачей был Борд, брат Роно. Он родился на свет всего полминуты спустя после появления Роно и сразу приковал к себе внимание родителей своими внушительными для новорожденного размером. Сам того не подозревая, он и подарил Роно шанс бежать из дома в день появления на свет. Внутри круга Борд не оставлял никому шансов. Одного лишь беглого взгляда на него и его противника было достаточно, чтобы понять всю несправедливость системы подбора. По хорошему Борд должен был бороться с двумя сразу, чтобы уравнять силы.

Цель всех игр была простой, как кусок льда. Они должны были выявить сильные и слабые стороны детей. Сильные стороны предстояло довести до совершенства, а слабые сгладить. Сильными сторонами Роно были скорость, ловкость и врожденная смекалка. В догонялках он часто оказывался в числе последних выбывших. Из 10 игр в прятки он не находил себе укрытия лишь в 2. Немного недоставало ему силы в борьбе и он старался компенсировать это своим умом. Однажды он чуть было не победил Борда. Они сошлись в поединке. Роно пятился назад, хвост его уже свешивался над чертой круга, задние лапы уткнулись в черту, Борд наступал спереди. В критический момент Роно сделал рывок вперед и нырнул головой между передних лап брата. Он хотел поднять его своей спиной и перекинуть через голову. Но сил немного не хватило и брат сел на него сверху. Бой был проигран, но заставил Борда быть осмотрительнее.

9 дней в неделю дети просыпались, завтракали все вместе и покидали свой дом. В первой половине дня они посещали занятия, после чего отправлялись играть и проводили там время до позднего вечера. Родителей они почти не видели.

Больше всего Роно нравилось учиться. Получая новые знания, он испытывал неподдельный восторг. Особенно сильно ему нравились истории старейшины Марака, голос которого все слышали в день единства. Марак был старейшим из гурров в поселении. Ему было 35 лет. Не все молодые гурры были способны сходу понять сколько это. Некоторые озадаченно смотрели на свои пальцы, хвост, на других своих братьев. Но все сходились в одном — это было много.

Марак был крупным представителем своего вида. Говорили, что давным-давно во времена своей молодости он был одним из лучших охотников в племени и никогда не возвращался с охоты без добычи. В силу возраста он обладал практически неисчерпаемыми знаниями обо всем на свете и методично передавал их детям.