Делу время, потехе час! (СИ), стр. 7

Дотащил пса до сарая и приказал бежавшей за нами Натали найти внутри тачку и пригнать ко мне. К счастью, она справилась быстро, иначе я бы просто упал вместе с собакой.

С великим облегчением сгрузил пса в тачку и выдохнул. Руки дрожали от напряжения, пару раз сжал и разжал кулаки, восстанавливая кровообращение, а потом схватился за ручки и крикнул:

— Побежали! — и побежал, в этот раз в направлении города. Надеюсь, лекарский дом все еще там, где я помнил.

— А этот твой лекарь точно сможет помочь? — на бегу спросила Натали. Она явно очень волновалась, но старалась держать себя в руках.

— Должен, — ответил твердо, хотя никакой уверенности у меня не было. Причем даже в том, что лекарь сейчас на месте и вообще возьмется лечить собаку. Хотя деньги обычно творят чудеса...

Делу время, потехе час! (СИ) - part1.png
Глава 4
Делу время, потехе час! (СИ) - part2.png

Наталья

Вот ведь знала, что добром это все не кончится! Надо домой возвращаться, а то тут ни мне, ни Хасю не место. Макс толкал тележку с развалившимся в ней псом. Хась тяжело дышал и закатывал глаза, а я боялась, что с ним что-то серьезное. Судя по выражению лица Макса, так оно и было. В город мы буквально вбежали. На улицах было полно народа, кто-то гулял, кто-то делал покупки, на нас почти не обращали внимания. Ну и славно.

Пробегая мимо одной лавки, услышала громкий спор торговца с покупателем.

— Ты подсунул мне фальшивки! — кричал торгаш, потрясая кулаком с зажатыми в нем деньгами и наступая на щуплого мужчину с корзинкой. — И уже не в первый раз!

Ого, у них тут и фальшивомонетчики есть? Это интересно. Надо бы прийти и разузнать поподробнее. Мне как начинающему следователю любопытно. И даже беспокойство за собаку не мешало отмечать интересные детали. Раз мое расследование убийства накрылось медным тазом, значит, надо заняться чем-то другим. И почему бы не делом о мошенничестве?

Сделала мысленную пометку и снова переключилась на Хася. Интересно, поможет ему лекарь? Очень волновалась за пса. Он же у меня еще щенком появился. Забрала у заводчика, когда ему было месяца полтора. Такой смешной, как колобок, переваливался на лапках. Глазки умильные, хвостик как морковка и уши. Боже, эти уши! Как он их прижимал по очереди, словно танцевал. И сейчас так умеет, но не делает. Наверное, считает, что вырос из этих детских шалостей. А я так скучаю по тому щенку, хотя очень люблю своего красивого, умного взрослого пса. А сейчас так особенно. Хотя лучше бы он молчал.

Наконец мы добрались до лекарского домика. Макс толкнул дверь, она открылась, звякнул колокольчик, и из глубины донеслось: «Одну минутку!»

В ожидании принялась осматриваться. Небольшое, довольно темное помещение, по всем стенам полки, сплошь уставленные баночками, скляночками, горшочками, коробочками и всякой всячиной. В воздухе стоял аромат трав и застарелой крови. Я поморщилась. Да, с гигиеной у них тут явно туго.

К нам вышел невысокий сухонький мужчина, вытиравший руки какой-то тряпкой.

— Ну-с, что тут у нас?

Макс кивнул на Хася.

— Вот, на шип варезника наступил.

Лекарь покачал головой и уже потянулся, чтобы осмотреть лапу Хася, как я спросила:

— А вы что, даже руки не помоете?

Оба мужчины уставились на меня, как на чудо света. Что я такого сказала? Они переглянулись, и лекарь спросил:

— А зачем?

Ну это уже ни в какие ворота не лезет!

— Как зачем? А микробы? Занесете инфекцию псу, что я потом делать буду в этом вашем богом забытом месте?

— Микробы? Инфекция? — повторил мужичок, явно не понимая, о чем я говорю.

Махнула рукой и заявила:

— Не подпущу к собаке, пока руки не помоете! С мылом!

Макс взглянул на меня осуждающе, но я отступать не собиралась. Уперла руки в боки и смотрела воинственно. За свою собаку пасть порву, моргалы выколю!

Лекарь глянул на Макса, пожавшего плечами, и ушел куда-то, видимо, в подсобку. Вернулся и потянулся к той же драной тряпке, чтобы вытереть.

— А ну не сметь!

— Так мокрые же, — попробовал оправдаться мужичок.

— Не сахарный, не растаешь. Так высохнет. Осматривай давай.

Лекарь взял лапу, понажимал так, что Хась очнулся и заскулил.

— На ваше счастье, шип еще не успел пройти в сосуд, надо успеть его вытащить.

Потянулся за инструментами, раскрыл чемоданчик, достал скальпель и уже занес руку, но я снова заорала:

— А дезинфекция?

— Чего?

Да что ж такое? У них тут все идиоты? По объявлению набирали? Не дай бог попасть к такому лекарю, лучше сдохнуть.

— Скажите, доктор, а у вас в городке смертность высокая?

Он отвлекся от скальпеля. Я понимала, что уходит драгоценное время, но не могла не спросить. Он пожал плечами.

— Как и везде.

— А после вашего лечения многие поправляются?

Он снова пожал плечами.

— Значит, так, если вы не продезинфицируете инструменты, я не позволю вам прикоснуться к моей собаке, так и знайте.

— Что ей от меня надо? — жалобно спросил лекарь у Макса, и тот тоже пожал плечами. Они тут какие-то другие жесты знают вообще?

— Мне надо, чтобы вы их хорошенько прокипятили! — рявкнула в гневе. — Когда последний раз вы его мыли? — кивнула на скальпель.

— Ну… Э-э-э…

То-то и оно.

— Не слушайте ее, сударь, делайте свою работу. На все это нет времени!

Макс, предатель! Хочешь мне пса угробить? Не позволю!

Хотела уже кинуться между лекарем и Хасем, как вдруг последний открыл глаза и, глядя на горе-доктора, заявил:

— А ну убери от меня свои вонючие лапы!

Дальше прямо немая сцена «Ревизора»: лекарь сначала замер с поднятым скальпелем, потом послышался звяк, инструмент упал на пол, а рука так и осталась поднятой. И лишь через несколько долгих секунд лекарь отмер и заорал благим матом:

— А-а-а, демоны! Спасите, помогите! — и выскочил за дверь, помчавшись по улице, как ненормальный.

— И что делать будем? — сурово спросил Макс.

Я пожала плечами. Да блин, заразно это, что ли?

— Сами вылечим. Инструменты есть, он успел сказать, что шип прошел недалеко. Справимся.

— А ты что, и лечить умеешь? — усмехнулся Макс.

— Ну курсы первой помощи я проходила, да и целый год судебной медицины даром не прошел. Правда, там больше трупы были, ну да ладно.

При слове «трупы» Хась недовольно засопел, но я пригрозила:

— Могу вернуть этого… лекаря, — после чего он кивнул и протянул лапу, а глаза при этом зажмурил.

— Так, надо быстро все это помыть, а я пока найду спирт или что-то подобное.

— Спирт? — переспросил Макс.

— Иди мой, сама разберусь.

Стала открывать подряд все бутылочки из чемоданчика. Наконец, нашла нужное, правда, на этикетке было написано что-то вообще нечитаемое, но плевать. Главное, по запаху вроде оно. Вернулся Макс, неся блестевшие инструменты. А я, пока он протирал их спиртом, выудила из чемоданчика какую-то блестящую штуку с чуть голубоватым стеклышком.

— Это еще что?

— О, это нам очень пригодится! — обрадовался Макс. — Давай я тебе покажу, как этот артефакт действует.

Он поднес кругляшок к лапе, и она стала словно прозрачной. Стали видны кости, сосуды и небольшой черный, явно инородный предмет. Значит, это что-то типа рентгена. Здорово!

— Вот шип, — показал Макс на черную полосочку. — Повезло, что прямо под кожей. Надо просто разрезать и вынуть.

— А вот обезболивания я не нашла. Так что придется потерпеть.

Хась засопел. Но выхода нет.

— Я буду резать, а ты доставай эту дрянь, — распорядилась и вручила Максу щипцы.

Все-таки присутствие на вскрытиях в морге сослужило хорошую службу: меня даже не стошнило. Да и Хась умница, почти не дернулся, когда я сделала небольшой надрез, лишь жалобно заскулил. Макс тут же засунул в ранку щипцы, подцепил шип и аккуратно потянул, чтобы не сломать его. А после осталось лишь наложить повязку и отправиться домой.