Делу время, потехе час! (СИ), стр. 21

— Зачем нам птичка, Натали? — спросил хмуро.

— Так петь будет! — не понимая моего скептицизма, развела она руками.

— Петь вообще и я могу! — заявил Хась и явно собирался завыть, но я успел зажать ему пасть.

— Не надо путать народ! — погрозил ему пальцем.

— Фак йа не фапираюсь фугать иф… — пробурчал он.

— Хась, в будку депортирую! — нахмурилась Натали, и пес сразу как-то сник.

— Ой, какой красивый песик! — воскликнула рядом симпатичная девушка и потянула к Хасю руки. — Не любят тебя, да? Обижают?

Пес плюхнулся на мохнатую попу и озадаченно уставился на нее, то и дело косясь на нас. Мол, больная она? Ответить-то ей можно?!

— Девушка, вообще-то мы вас слышим и это наглость с вашей стороны — так себя вести! — тут же приревновала своего любимца Натали.

— В будку вас надо! — огрызнулась незнакомка. — Нельзя так обращаться с животными!

— Да, как я погляжу, животных вы любите гораздо больше, чем людей… — проворчал, ухватил пса за ошейник, а Натали под руку и потащил прочь.

— В этом городе у всех нелады с головой? — поинтересовалась моя спутница, продолжив интересом рассматривать товары.

Она остановилась у лавки с мужской одеждой и принялась прикидывать к себе то одну, то другую из рубашек. Я-то уже перестал удивляться, особенно если вспомнить наряд, в котором утром она заявилась ко мне, а вот продавец уставился на нее, словно баран на новые ворота.

— Смотри, какие удобные штаны! — воскликнула Натали. — Пойду, примерю! — и скрылась за занавеской примерочной.

Я понимающе переглянулся с продавцом и тяжело вздохнул, а Хась улегся и накрыл морду лапами, пробурчав:

— Это надолго!

Говорящей собаки продавец испугался гораздо меньше, чем женщины, примеряющей мужское платье.

— А там еще такие синие были, подайте и их, пожалуйста! — донеслось из примерочной.

Продавец стойко подал нужный товар.

— Нет, не эти, там другие были, чуть поменьше размером…

Торговец подал и их, а спустя несколько минут Натали вышла показаться в новом наряде, а я чуть воздухом не подавился, особенно когда она начала крутиться и я увидел ее обтянутый синей тканью зад...

— Эм… может, все-таки возьмешь размер побольше? — поинтересовался я.

— Молчи, глупец, а то она возьмет на размер поменьше! — прокомментировал пес, а хозяин лавки отвернулся, скрывая свое негодование.

— Не, нормально! Как раз мой размерчик. Тебе нравится, Макс? — поинтересовалась Натали, поиграв бровями.

— Нет, — ответил, но заметив, как она начала хмуриться, добавил: — Если только ты будешь надевать их исключительно для меня...

— Мало того, что вы спите вместе, так теперь еще и ревновать друг друга будете? — поинтересовался Хась.

— Так ты же сам хотел, чтобы я осталась здесь, и сводил нас всеми правдами и неправдами, а теперь чем-то недоволен? — поинтересовалась Натали.

— Всем я доволен… — отмахнулся он, а у лавки собралось еще трое мужчин и с интересом стали пялиться на мою спутницу. С вызовом смерил каждого из них взглядом, рассчитался за штаны и потащил Натали прочь.

А буквально за следующим поворотом нас окликнул лавочник, который обвешивал людей.

— Ах, стойте! Господин Максимилиан, леди Натали…

Делу время, потехе час! (СИ) - part1.png
Глава 13
Делу время, потехе час! (СИ) - part2.png

Натали

Внезапно выскочивший из-за поворота лавочник с воплями «стойте», заставил меня невольно потянуться туда, где в кобуре должен висеть пистолет. Жаль, что его нет, некоторых тут неплохо было бы пристрелить…

Я нахмурилась и посмотрела на обвешивающего торговца.

— Вы что-то хотели, уважаемый? — Хотя не такой уж он и уважаемый, во всяком случае, лично мной.

— Да, поблагодарить, — горячо заверил он, глядя на нас преданно, как собака. — Знаете, после того, как вы мне… помогли, — перешел он на шепот, — дела пошли в гору. И если вам что-то понадобится, обращайтесь, все сделаю в лучшем виде. Привезу все необходимое...

Это хорошо, что торговец готов привезти и помочь, надо взять на заметку.

Он тараторил что-то еще, но я отвлеклась, рассматривая двоих чумазых детей, шедших в нашу сторону. Мальчик лет двенадцати на вид нес в руках деревянную миску, протягивая ее горожанам, а рядом с ним шла белокурая девочка лет пяти. Однозначно брат с сестрой, глаза очень похожи. Почему дети просят милостыню?

— Помогите, пожалуйста, на еду… — сказал мальчишка, протягивая к нам свою мисочку с несколькими медяками в ней.

Макс потянулся за кошельком, а торговец вдруг изменился в лице и громко рявкнул, погрозив кулаком:

— А ну пошли вон, попрошайки!

Дети попятились. Мальчишка сжал кулаки, а у девчушки на глаза тут же навернулись слезы.

— Вы что? Это же дети! — искренне возмутилась я.

— И что? Они тут уже полгода покупателей отваживают… — все так же потрясая кулаком, продолжил гнуть свою линию торговец.

— Мы вас услышали, — сказал Макс таким тоном, будто бы отрезал. Торгаш сразу угомонился и кивнул с натянутой улыбкой.

— Не связывайтесь с этими мелкими воришками, а ко мне обращайтесь, если что… — откланялся и ушел восвояси.

— Идите сюда, — позвал их Макс, отойдя немного в сторону, чтобы не мешать прохожим.

Я тоже подошла ближе к нему, а Хась вообще улегся между прилавками с колбасой и мясом, глядя до безобразия несчастным взглядом.

Дети подошли ближе, девочка забрала миску у мальчишки и протянула Максу:

— Мы сиротки. Помогите, пожалуйста. Нам кушать нечего… — сказала она, а мне даже показалось, что услышала, как урчит у них в животах.

Я посмотрела на своего лю… на Макса, пытаясь без слов спросить, можем ли мы детей забрать. Все-таки я в доме на птичьих правах…

Он присел и погладил девочку по растрепанным волосам.

— А почему сиротки не хотят жить в городском приюте? — спросил, нахмурив брови.

— А вы разве не знаете? — нахмурился мальчишка. — Они детей вообще людьми не считают. Держат за маленьких рабов… А девочек, как подрастут, продают в дома утех!

Ого! Вот это заявление… Неужели правда?

Мы с Максом переглянулись, и я все-таки решилась, поманила его пальцем, чтобы встал, и прошептала:

— Давай домой их отведем? Покормим, помоем…

Он еще раз окинул детей взглядом и молча кивнул.

— Идемте с нами? — поинтересовалась я. — Мы вас покормим, сможете помыться.

— А инспектору не сдадите? Тому, что беспризорных детей в детские дома тащит… — с опаской поинтересовался мальчик.

— Нет, слово даю. Ты же знаешь, что для мужчины слово много значит? — ответил Макс.

— Знаю, — согласился малыш и и взял сестренку за руку.

— Идемте. — Я невольно улыбнулась, восхищаясь его смышленностью. — Хась, хватит дурака валять! — прикрикнула на пса, который собирался стащить кольцо кровяной колбасы.

— Идите, я догоню, — предупредил Макс. Я лишь пожала плечами и жестом указала детям следовать за мной.

— Как зовут вас? — спросила, едва мы покинули шумный рынок.

— Итан, а сестренку Лия, — ответил мальчишка. — А вас?

— Я Натали, а это лохматое недоразумение — Хась. Давно вы сами по себе?

— Уже почти два года, — ответил мальчишка, поддержав споткнувшуюся сестру.

Надо же, как он о ней заботится. Если в семье несколько детей, обычно они в не очень хороших отношениях. По крайней мере так было у всех, с кем я знакома.

Когда мы подошли к воротам, Итан остановился и покачал головой:

— Мы сюда не пойдем.

— Почему? — удивилась я.

— Вы что, работаете у бессмертного монстра? — округлил на меня глаза мальчишка. — Разве не знаете, что этот дом проклят, а его нынешний хозяин проводит эксперименты над людьми?!

— Глупости все это! — заверил Хась, доброжелательно виляя хвостом.