Делу время, потехе час! (СИ), стр. 15

— Иди куда хочешь! А я домой, раз пикник тебя не интересует!

— Началось… — Хась покачал головой и стащил из корзины кусок ветчины.

— Хась, за мной! — скомандовала она, развернулась и пошла к домам.

— Замечательно провели время! — буркнул я, подхватил корзину и пошел домой.

Хочет обратно в свой мир? Да пожалуйста! Мага только дождаться надо, а чтобы это не было так невыносимо, придется прибрать комнату или отрезать себе хотелку. К сильно большим жертвам я не готов, поэтому — уборка!

Зашел в дом и сразу взялся за тряпку. Быстро вытер пыль и принялся подметать. Выудил из-под кровати... кхм… элемент женского гардероба.

— Говорят, что мужики засранцы, разбрасывают носки где попало. На себя бы посмотрели! — проворчал, выбросив лифчик в корзину для белья.

Подмел. Понял, что дурак. Снова вытер пыль.

Да уж, служанка действительно не помешает… Хотя странно. Как я настолько обленился? Раньше же как-то жил? Жил. И чисто было...

 Натали вернулась поздно и бодрым шагом направилась в мою комнату. Твою ж мать! При мысли о том, что скоро она вернется домой, все внутри сжалось, и запершило в горле.

Невольно рыкнул, как разбуженный посреди зимы медведь, и пошел на кухню.

Не хочу я, чтобы она уходила. Не хочу!

Собрал нехитрый ужин, водрузил на поднос и поднялся по лестнице. Остановился у двери, посомневался несколько секунд и все-таки решил постучать.

— Заходя не бойся, выходя не плачь! — крикнула Натали.

Не плачь? С чего бы мне плакать?!

Делу время, потехе час! (СИ) - part1.png
Глава 9
Делу время, потехе час! (СИ) - part2.png

Натали

Макс зашел, переминаясь с ноги на ногу и неловко держа поднос. Это что, еда? Я голодна зверски, слона бы съела.

— Что принес? — спросила грубо. Пусть не думает, что я его так быстро прощу.

— Ужин, — сказал Макс и немного криво улыбнулся. — Хочешь есть?

Еще как хочу. Но ему об этом не скажу. Хотя… к черту!

— Да, — сказала и протянула руку. Поднос тут же оказался на кровати, как и сам Макс, присевший рядом.

Что тут у нас? Ну понятно, бутерброды, чай, фрукты — джентльменский набор.

— М-да, кухарка бы не помешала, — сказала, делая большой кусь от бутера.

— Если хочешь, наймем.

Что это с ним? Прищурилась, пристально разглядывая. Одежда местами в пыли, на руках пара мозолей. Чем он тут занимался, пока меня не было?

— Расскажешь, как все прошло? — спросил он. — Нашла родственников Лилит?

— Да какое там, — махнула рукой. — Пошла я в полицию, — начала рассказывать, одновременно кусая еще один бутерброд. — Там меня пошлали! Шкажали, — проглотила, — что у них нет такой информации и вообще, даже если бы и была, они ее первому встречному-поперечному бы не предоставили. Это я первый встречный, представляешь? — Меня до сих пор потряхивало от возмущения. — И убеждала, и угрожала, даже удостоверение показала, что я их, можно сказать, коллега. На меня посмотрели как на ненормальную. А потом еще и вывели под белы рученьки. — Не знаю, чего во мне было больше: злости или обиды. — Послали меня… в ратушу. Мол, там спросите. А я знаю, где это? И полицейский-то участок еле-еле нашла. Он же на другом конце города. Ты знал? — Макс кивнул. — Конечно знал. Глупый вопрос. Но я все равно хочу отдать это письмо. Завтра пойду и найду эту чертову ратушу. Что бы это ни было, — буркнула себе под нос и схватилась за чай. 

Макс улыбнулся.

— Я покажу. Но знаешь, — протянул он, — мне кажется, начинать надо не оттуда.

— А откуда?

— Оттуда, где много народа. Простые люди обычно знают гораздо больше, чем всякие чиновники. Наелась? — Я кивнула. — Тогда отдыхай. — Я уже легла и закрыла глаза, как вдруг услышала от двери. — Кстати, что ты там говорила про служанку? Думаю, самое время нанять.

— Это хорошо. А ты не идешь? — пробормотала сонно.

— Спи, я посплю в другом месте.

Первое, что увидела, когда проснулась утром, — малиновый язык Хася прямо перед лицом.

— Фу, уйди, — с трудом столкнула его с себя. — Отъелся, кабанчик.

— Я не кабанчик, — обиженно проворчал пес, — а в меру упитанный хаски в самом расцвете сил.

— Ага, упитанный, но невоспитанный. Слезь с кровати.

Встала, прошла в душ. Блин, а одежды-то тут нет свежей. Придется вчерашнее натягивать. Все чистое в другой комнате. Хотя…

Завернулась в полотенце, высунула голову за дверь — никого. Тихонько вышла и на цыпочках пошла в соседнюю комнату. Фух, справилась!

Закрыла дверь, повернулась и… чуть полотенце не уронила. У кровати стоял Макс в одном белье. И кровать разворошенная. Он спал тут? Да-а, дела.

В общем, стоим, как тополя на Плющихе, третьего не хватает, пялимся друг на друга. Он на мои голые ноги, потом на полотенце, а затем на мокрые волосы. А я… на все, в общем, пялюсь. Оказывается, очень даже есть на что посмотреть, хоть сейчас на обложку журнала мужского исподнего.

Так бы и стояли, если бы не Хась. Толкнул носом дверь, глянул на эту картину маслом, фыркнул, улегся и сказал:

— Нет, на этот раз я не пропущу все самое интересное.

Я зыркнула на него, потом на Макса, пулей долетела до ванной, заперлась и выдохнула. Так, надо успокоить разбушевавшиеся гормоны. А то, неровен час, вместо портала домой прыгну к Максу в постель.

На этой мысли я застряла. Стоило представить, что он может со мной сделать в этой самой постели, аж пальцы на ногах подогнулись, и руки задрожали. Нет! Мне домой надо! Никаких постелей и мужских тел в них!

Быстро нашла свою одежду, расчесалась, заплела волосы и осторожно выглянула. На мое счастье, Макса в комнате не было. Как бы я смотрела ему в глаза после того, как пялилась на… короче, на неслабое такое достоинство.

— Выходи уже! — послышался голос Хася. — Эх, прое… в общем, упустила ты свое счастье.

— Ты про Макса, что ли?

— Про возможность нормального мужика найти! — рявкнул пес. — В нашем мире все сплошь либо мажоры, либо альфонсы. Первым ты не нужна, вторые для тебя слишком дороги.

— Ну так уж и сплошь, — возразила я. — Бывают же другие.

— Ах да, как я мог забыть про алкоголиков и абьюзеров. Выбор у тебя бога-атый. А тут — умный, богатый, красивый, дом большой, воздух… свежий, в общем, воздух. Живи и радуйся.

— Да как ты не понимаешь? Там у меня друзья, работа, отец…

— Да-да, работа, на которой тебя в грош не ставят. Друзья, что вспоминают о тебе, только когда им что-то нужно. И отец, выкинувший тебя, как ненужную вещь. К чему возвращаться-то, Натах?

Я задумалась. А ведь он прав. Так все и есть. Ни семьи, ни друзей, ничего. Но это все равно мой мир! Есть другие места. Я могу уехать, начать все с начала! Нет, решено — домой, и точка.

Упрямо помотала головой, а Хась сделал фейслап и удалился, оставляя меня в одиночестве.

— Если ты хочешь успеть на рынок, стоит поторопиться, — раздался снизу голос Макса.

Я быстро привела себя в порядок. Когда уже там мои новые наряды привезут? Надоело в одежде с чужого плеча ходить. Сбежала вниз. У порога стоял Макс. Надо же, нарядился, прямо джентльмен. Рядом с ним выглядела как бедная родственница. Ну ничего, скоро я всех тут за пояс заткну.

Вздернула нос, взяла Макса под локоть, и мы в сопровождении Хася — он настоял, что пойдет с нами — вышли в промозглое утро.

Максимилиан

Рынок… Как же я отвык от людей. Все орут, предлагают что-то, тычут товары в лицо.

Один только плюс: меня боятся и особо не подходят.

— С чего начнем? — полным оптимизма голосом поинтересовалась Натали.

— С начала, — проворчал я, задумчиво потирая подбородок.

— И где у этого базара начало?

Она смерила меня взглядом, полным скептицизма, и нахмурила бровки, а меня опять понесло не в ту сторону. Ужасно захотелось ее поцеловать. Нет, я должен быть сильнее своих желаний, а то неровен час спугну окончательно.