Делу время, потехе час! (СИ), стр. 10

Он взял маленький артефакт, передвинул на нем стрелочки в определенное положение и протянул мне.

— Запомнила?

Вгляделась и кивнула.

— А как обратно?

— Поставь стрелки в любое положение.

— И все?

— И все.

Ну и славно. Я быстро набрала необходимые продукты: масло, морковь, яйца, кусок мяса, сыр, прихватила молока, установила стрелки, как сказал Макс, и увидела, что стазис опять заработал. Выглядело это несколько странно: такое впечатление, что продукты как-то «напрягались», будто живые. А когда стазис снимали, «расслаблялись», принимая обычный вид.  

Быстро все помыла, накрошила морковь, порезала мясо, часть поставила вариться — для Хася, часть бросила в перловку вместе с морковью. Туда же отправился большой кусок масла. В отдельной кастрюльке поставила варить яйца, а когда они были готовы, покрошила их в кашу.

Макс внимательно следил за моими манипуляциями, то ли запоминая на будущее, то ли не доверяя и проверяя, не решила ли я его отравить.

Когда все было готово, позвала Хася, который пришел, хромая и делая вид, что ему так плохо, что аж переночевать негде. Но стоило поучаствовать запах мяса, как сразу оживился и завилял хвостом.

— Держи! — положила ему в миску вареного мяса и плюхнула каши.

— Это что? — скривился он. — Я такое не ем, я не козел.

— Козлы кашу не едят, — возразила я. — А ты будешь. Иначе мяса на тебя не напасешься. И вообще, ешь что дают, а то вообще ничего не получишь!

Хась еще поворчал для вида, но принялся за еду. Только и слышно было чавканье.

Нам же с Максом я положила по тарелке каши, налила по стакану молок, щедро намазала хлеб маслом, шлепнула сверху кусок сыра и подвинула все это мужчине. Он понюхал содержимое тарелки, аккуратно попробовал и тут же стал орудовать ложкой с такой скоростью, которой позавидовали бы детдомовские дети. Я спокойно наслаждалась вкусным завтраком, пока парни вылизывали тарелки. Хась громко рыгнул, на что получил от меня укоризненный взгляд, завилял хвостом и попросился на улицу. Макс открыл дверь, приказал никуда не отходить от дома, и мой — мой! — пес неожиданно послушался. Вот что шип животворящий делает! Быстро закончив свои дела, он вернулся, лег на диван в гостиной и закрыл глаза.

— Ну да, после сытного обеда по закону Архимеда…

— ...полагается поспать, — закончил за меня Хась и приоткрыл один глаз. — И тебе не мешало бы. Выглядишь как зомби.

— Если я сейчас пойду спать, то завтра я буду не только выглядеть как зомби, но и вести себя так же.

— Как? Ходить и шипеть: «Мозги-и-и»? — Хась явно наслаждался возможностью постебаться надо мной.

 — Нет, готовностью убивать и отрывать головы! И лапы с хвостами.

Пес понял намек, заткнулся и сделал вид, что спит. Тем лучше. Мне же надо поговорить с  Максом.

 Я нашла его выходящим из кабинета. При виде меня он быстро закрыл дверь и повернул ключ.

— Ты что-то хотела?

— Да. Я больше не могу спать с тобой в одной постели.

— Что, смущаю? — усмехнулся он.

— Нет, пихаешься, — буркнула я. — Предлагаю все-таки доубирать дом, чтобы можно было разъехаться по разным спальням.

При слове «уборка» Макс закатил глаза.

 — Только не это. Второго раза я не выдержу.

— Тогда надо все-таки кого-то нанять.

— Кого? Никто не пойдет в проклятый дом.

— Почему проклятый? — удивилась я.

— Так его называют в городе. Но если хочешь — попробуй. Но только при одном условии: кабинет и библиотеку не трогать.

Он пожал плечами, а я распрямилась и улыбнулась. Я не я буду, если не смогу никого найти.

Кое-как влезла в треклятое платье, будь оно неладно, и уже направилась к двери, как услышала позади:

— Ты куда это?

Хась внимательно следил за моими передвижениями.

— В город, нанять уборщиц. Я больше не могу жить в этом бардаке, а сами мы явно не справляемся.

— Я с тобой. — Он неловко соскочил с дивана и, прихрамывая, подошел ближе.

— С ума сошел? Ты же еле ходишь!

— Нормально я хожу, пошли давай. Одну тебя все равно не отпущу. Вот еще, удумала…

Он толкнул меня носом, и я, вздохнув, согласилась. А делать нечего, Хась упрямый. Все равно пошел бы за мной.

Как ни странно, прогулка наша увенчалась успехом. Я нашла трех женщин из бедных кварталов, которые согласились прийти и помочь. Договорилась, что через час придут и все нам отмоют. Вернулась, сняла ненавистное платье — нет, надо что-то с этим делать! — и стала готовить фронт работ.

Женщины не подвели. Звали их Дайана, Мириам и Зейна. Последняя — самая молодая, чуть младше меня, но я заметила, что у нее уже четверо детей. Кошмар, какое счастье, что я не из этого мира и не из этого времени. 

Раздав указания, села отдохнуть. Вроде ничего не делала, но умаялась знатно. Надо бы понаблюдать за уборщицами, все-таки чужие люди. Хоть и боялись они в проклятый дом идти, но жажда заработать оказалась сильнее. Еще бы, у каждой семеро по лавкам. Кормить-то надо. А деньги лишними не бывают.

Дайана отмывала окна, Зейна драила кухню, а вот Мириам я не видела, хотя все помещения, предназначенные для уборки, пока находились на первом этаже и были в поле зрения. Так где она?

Макс, стоило уборщицам прийти, скрылся в библиотеке, чтобы никого не смущать, поэтому тоже не знал, где третья женщина. Я тихонько поднялась на второй этаж и увидела приоткрытую дверь в мою будущую спальню. А ведь я ее точно закрывала! Подошла, заглянула: Мириам стояла у трюмо и торопливо рассовывала по карманам украшения покойной дочери хозяина дома.

— А ну-ка вон отсюда! — рявкнула я так, что украшения выпали из рук Мириам, а сама она вжалась в стенку. Хась, услышав мой крик, тут же примчался и зарычал на женщину. — Вытащи все, что взяла, положи на место и убирайся отсюда. Денег ты не получишь, не заслужила! Зато заслужила кое-что другое.

— Не сдавайте меня полиции, у меня дети!

— Ага, а у меня котята! Раньше надо было думать!

— Натах, может, и правда, пусть идет, а?

Мириам покосилась на Хася и аж дар речи потеряла. Стояла и разевала рот беззвучно, аки золотая рыбка. Я вздохнула.

— Ладно, фиг с  тобой. Уходи. Но все, что взяла, вынь да положь.

Мириам торопливо выложила все из карманов, вывернула их, показав, что больше ничего нет, а сама все это время на Хася косилась. Мы втроем спустились, и я крикнула:

— Все, хватит. — Дайана и Зейна уставились на меня. — Скажите спасибо своей подруге Мириам, ваша работа на сегодня — и вообще навсегда! — в этом доме закончена. Вам двоим будет заплачено, а эта, — презрительно взглянула на Мириам, — пусть скажет спасибо, что не сдала стражникам. Все, на выход, дамочки.

Женщины засобирались, я выдала им заработанное, но у порога Зейна замешкалась, явно желая что-то спросить. Ну что ж, послушаем, полюбопытствуем.

— Мисс Натали… Я… Мне очень нужна работа. Я честная девушка, никогда ничего чужого не брала и не возьму и согласна на все. Может, вы меня возьмете в услужение? Хоть кем.

Вообще-то, мне из всех троих Зейна больше всех понравилась. Тихая, работящая, скромная. И не боится проклятого дома. Лишние руки нам не помешают.

— Я поговорю с хозяином. Сама ничего решить не могу.

— Спасибо. — Она кивнула и юркнула за дверь.

Так, надо найти Макса и спросить насчет Зейны. Бесцеремонно вломившись в библиотеку, осмотрела помещение, но никого не увидела.

— Ау, есть кто? — Ответом была тишина.

Внимание привлек толстый том на верхней полке. Давно хотела что-то почитать, но все никак руки не доходили. Ну или ноги. А эта книжка так призывно торчала! Вот только как до нее добраться? Со скептицизмом осмотрела высокие стеллажи с книгами и хлипкую лесенку. Даже на вид она выглядела почти игрушечной.

Ладно, русские женщины не сдаются! И где этот великий дознаватель, срачепритягатель и просто красавчик?! Думает, денег дал на уборку и на этом все? Никаких обязанностей? Ну да ладно, я ему это еще припомню! Будет спать вместо Хася на коврике под дверью!